Trump Paris Agreement Win McNamee/Getty Images

Трамп и правда об изменении климата

БРЮССЕЛЬ – Первого июня Соединённые Штаты вышли из Парижского соглашения о климате. Тем самым, страна под руководством президента Дональда Трампа сделала ещё один широкий шаг к превращению в государство-изгоя. На протяжении уже многих лет Трамп верит в очень странную теорию заговора. В 2012 году он утверждал, что «концепция глобального потепления выдумана китайцами и для китайцев, чтобы сделать промышленность США неконкурентоспособной». Впрочем, он назвал не эту причину, когда объявил о выходе США из Парижского договора. Данное соглашение, по его мнению, невыгодно и совершенно несправедливо для Америки.

Справедливость, как и красота, – субъективный вопрос, но для позиции Трампа очень трудно найти оправдание. Дело в том, что Парижское соглашение – это очень выгодно для Америки, а кроме того, именно США продолжают взваливать несправедливое бремя на других.

На протяжении десятилетий США непропорционально способствовали увеличению концентрации парниковых газов в атмосфере. И сегодня среди крупнейших стран мира США продолжают оставаться самым главным источником выбросов углекислого газа в пересчёте на душу населения. По данным за 2013 год (это самые свежие полные данные, опубликованные Всемирным банком), этот уровень в США в два с лишним раза выше, чем в Китае, и почти в 2,5 раза выше, чем Европе. Обладая высокими доходами, США имеют намного больше возможностей для адаптации к проблемам, вызванным изменением климата, чем бедные страны, такие как Индия и Китай, не говоря уже об африканских странах с низким уровнем доходов.

Более того, главная ошибка в аргументации Трампа заключается в том, что борьба с изменением климата на самом деле укрепляет США, а не ослабляет. Взоры Трампа устремлены в прошлое, которое, как это ни иронично, совсем не было великим. Он пообещал восстановить рабочие места в угольной промышленности (сейчас таких рабочих мест всего 51000, то есть менее 0,04% от общего числа занятых в несельскохозяйственных отраслях), игнорируя при этом тяжёлые условия труда и риски для здоровья, свойственные этой отрасли. И это не говоря уже о технологическом прогрессе, который будет и дальше сокращать занятость в угольной отрасли, даже если добыча угля начнёт расти.

В реальности, в бизнесе по установке солнечных панелей создаётся намного больше рабочих мест, чем исчезает в угольной отрасли. Если же говорить в целом, переход к зелёной экономике повышает доходы США уже сегодня и темпы экономического роста в будущем. В этом, как и во многих других вопросах, Трамп безнадёжно увяз в прошлом.

Всего за несколько недель до объявления Трампом о своём решении выйти из Парижского договора, глобальная Комиссия высокого уровня по вопросам о ценах на углеродные квоты, в которой я был сопредседателем вместе с Николасом Стерном, подчеркнула огромный потенциал перехода к зелёной экономике. В докладе комиссии, опубликованном в конце мая, доказывается, что сокращение объёмов выбросов CO2 в реальности способно укрепить экономику.

Secure your copy of PS Quarterly: Age of Extremes
PS_Quarterly_Q2-24_1333x1000_No-Text

Secure your copy of PS Quarterly: Age of Extremes

The newest issue of our magazine, PS Quarterly: Age of Extremes, is here. To gain digital access to all of the magazine’s content, and receive your print copy, subscribe to PS Premium now.

Subscribe Now

Логика очень проста. Главная проблема, которая сегодня мешает росту глобальной экономики, – это недостаточный совокупный спрос. Тем временем, правительства многих стран мира страдают от недостатка доходов. Мы можем решить две эти проблемы одновременно, а заодно снизить выбросы парниковых газов, если введём сбор (налог) на выбросы CO2.

Всегда лучше облагать налогом что-нибудь плохое, чем что-нибудь хорошее. Ввод налога на CO2 станет для компаний и домохозяйств стимулом перестроиться в соответствии с требования мира будущего. Такой налог будет стимулировать компании заниматься инновациями, которые позволят уменьшить потребление энергии и сократить объёмы выбросов. Благодаря этому, у них появится динамичное конкурентное преимущество.

Комиссия проанализировала, какой уровень цены на углерод потребуется для достижения целей, установленных в Парижском климатическом соглашении. Этот уровень намного выше, чем наблюдается сегодня в большинстве стран Европы, однако он приемлем. Члены комиссии подчеркнули, что в разных странах цена может быть различной. В частности, они отметили, что улучшение системы регулирования (например, ограничение работы и строительства угольных электростанций) позволяет снизить налоговое бремя.

Интересно, что в экономике Швеции, с её едва ли не лучшими в мире показателями, уже действует углеродный налог, установленный на значительно более высоком уровне, чем предлагается в нашем докладе. Шведам удаётся сохранять высокие темпы роста экономики, избегая при этом выбросов парниковых газов в американских масштабах.

При Трампе Америка превратилась из мирового лидера в объект насмешек. Сразу после выхода США из Парижского договора над городским советом Рима был вывешен огромный плакат: «Планета прежде всего». А новый президент Франции Эммануэль Макрон высмеял главный лозунг избирательной кампании Трампа, провозгласив: «Сделаем нашу планету снова великой».

Тем не менее, последствия действий Трампа совсем не смешные. Если США сохранят объёмы выбросов на текущем уровне, они будут и дальше наносить огромный ущерб всему остальному миру, в том числе намного более бедным странам. Те, кому американское безрассудство наносит вред, вполне оправданно разгневаны.

К счастью, многие регионы США, в том числе экономически наиболее динамичные, демонстрируют, что действия Трампа являются, хотя и не совсем незначительными, но, по крайней мере, менее значительными, чем ему хотелось бы думать. Многие штаты и корпорации объявили, что будут выполнять свои климатические обязательства и, возможно, даже готовы пойти ещё дальше, компенсируя, тем самым, провалы в других регионах США.

Между тем, мир должен защититься от стран-изгоев. Изменение климата является экзистенциальной угрозой для планеты, которая не менее ужасна, чем угроза, создаваемая ядерными амбициями Северной Кореи. В обоих случаях мир не может уйти от неизбежного вопроса: что делать со странами, которые отказываются выполнять свои обязанности по сохранению нашей планеты?

https://prosyn.org/ur8p41Dru