3

Трамп и изменение климата

ВАШИНГТОН – Планирование. Это ключ к успеху военной операции, а во многом и к успеху вообще. И морские пехотинцы США, такие как я, гордятся этим своим качеством. Однако если вы, как я, провели 30 лет в армии, вы должны знать, что эффективный план не может быть статичным. Оперативная обстановка постоянно меняется, причём зачастую непредвиденным, неожиданным образом. Победа Дональда Трампа на президентских выборах в США в ноябре является примером подобного рода изменений.

Возможно, потребуется много времени, прежде чем мы до конца поймём суть этой новой оперативной обстановки. Но мы обязаны начать адаптироваться – и продолжать адаптацию по мере появления новых фактов. В ином случае, мы рискуем стать более уязвимыми для серьёзных стратегических угроз, а самой опасной среди них, наверное, является изменение климата.

Рост температуры поверхности Земли представляет собой фундаментальный сдвиг в глобальной оперативной обстановке, причём как экономической, так и военной. Это не просто какие-то так называемые «элиты» считают, что погода станет немного теплее. Изменение климата – это не пустой звук, равно как и его последствия для безопасности.

Изменение климата – это фактор, которым мы, военные, называем «мультипликатором угроз». Его связь с конфликтами не линейна. Он усиливает и делает более запутанными существующие риски безопасности, что ведёт к росту частоты, масштабов и сложности будущих миссий.

Актуальность климатической угрозы быстро увеличивается. Изменение климата уже приводит к расширению масштабов военных операций: американский флот и береговая охрана уже приступили к выполнению новых миссий в Арктике. Рост интенсивности ураганов, тайфунов и засух ведёт к повышению спроса на гуманитарные операции, которые проводятся при поддержке военных, особенно в Тихом океане.

Усиление экстремальных погодных явлений меняет миграционные потоки: число беженцев (которое уже достигло рекордных значений по всему миру) будет повышаться, а конкуренция за базовые ресурсы, в частности, воду, продовольствие и энергоресурсы, будет расти. Эти явления станут особенно дестабилизирующими в случаях уже имеющейся нестабильности, усугубляя такие проблемы, как низкое качество управления, экономическое неравенство, социальное напряжение, – и вызывая по-настоящему токсичные конфликты. Именно поэтому мы называем изменение климата «акселератором нестабильности».

Вы не обязаны верить мне на слово. Весь истеблишмент американской национальной безопасности имеет по этому вопросу чёткую позицию. Более того, американские военные считают изменение климата серьёзной угрозой в сфере безопасности уже больше десятилетия, что делает их лидером на данном фронте. В принятой в прошлом году «Стратегии национальной безопасности» эта точка зрения подтверждена; изменение климата здесь называется стратегической угрозой высшего уровня интересам США, наряду с такими факторами, как терроризм, экономические кризисы, распространение оружия массового поражения.

Это не пустые слова. Американские военные давно учитывают фактор изменения климата при планировании. Дело в том, что худшие провалы в сфере безопасности, подобные японской атаке на Перл-Харбор, втянувшей США во Вторую мировую войну, или терактам 11 сентября 2001 года, как правило, возникают из-за неадекватной подготовки.

Следствием этого урока стало принятие при администрации президента Джорджа Буша-младшего законодательства, которое требует от всех оборонных ведомств США учитывать последствия изменения климата при разработке будущих стратегических планов. За последние четыре года Министерство обороны выпустило целую серию директив, которые поставили готовность к изменению климата в центр нашей повседневной работы.

Ещё рано говорить, что именно будет делать администрация Трампа по поводу изменения климата. В ходе избирательной кампании Трамп пообещал отменить некоторые ключевые климатические решения, пригрозив даже выйти из Парижского соглашения о климате. Критически важно, чтобы он и его кабинет поняли, что выполнение этих обещаний станет крайне близоруким шагом.

Правда заключается в том, что, с точки зрения как безопасности, так и экономики, в интересах Америки продолжать путь в более чистое будущее. Революция в сфере чистой энергетики уже приводит к появлению рабочих мест, денег и промышленности в сельской Америке. Она является источником неописуемых возможностей. А не является ли нахождение новых возможностей одной из самых сильных сторон Америки?

Изменение оперативной обстановки в экономике расширяет такие возможности. Китай, Индия и другие развивающиеся страны уже вступили в гонку за то, чтобы стать глобальными супердержавами в сфере чистой энергетики. И не в американских интересах остаться в этой гонке позади. Для того чтобы Америка стала великой, как пообещал Трамп, ей нужно создавать больше ориентированных на будущее отраслей, которые способны к глобальной конкуренции и созданию рабочих мест для американских рабочих.

Кроме того, администрации Трампа будет необходимо продолжать начатую работу американских военных, а также готовить более устойчивую стратегию национальной безопасности. Организация American Security Project, гендиректором которой я являюсь, готова предоставить администрации Трампа соответствующие рекомендации и решения. Мы также готовы призвать эту администрацию к ответу, если она окажется неспособна адекватно защищать американские интересы.

Игнорирование угроз может сработать в политике, но это не работает в сфере безопасности. Отрицание реальности изменения климата не поможет от него избавиться; наоборот, такой подход ослабит экономику и подвергнет США серьёзным рискам. А это будет равнозначно провалу Трампу в выполнении одной из самых важных обязанностей президента – гарантировать безопасность американского народа.

Серьёзные стратегические риски не могут быть политической игрушкой. Угрозу изменения климата нельзя рассматривать в рамках политического противостояния левых и правых; она является – и должна оставаться – частью стратегического планирования США. Любой, кто был занят подобным планированием, знает, что мы не можем готовиться только к тем войнам, которые нам хочется вести; мы должны готовиться к тем войнам, которые нас ждут, нравится нам это или нет.