Westend61/Getty Images

Близится антинациональная революция

НЬЮ-ХЕЙВЕН – На протяжении нескольких последних столетий наш мир пережил целую серию интеллектуальных революций против различных форм угнетения. Эти революции происходят в менталитете людей и распространяются (со временем во всём миру) не с помощью войн, у которых обычно множество причин, а с помощью языка и технологий связи. В конечном итоге, идеи, которые движут этими революциями, становятся – в отличие от причин войны – неоспоримы.

Я полагаю, что следующая подобная революция, которая, видимо, произойдёт в какой-то момент уже в XXI веке, будет направлена против экономических последствий существования национальных государств. Её мишенью станет несправедливость, возникающая из того факта, что некоторые люди совершенно случайно рождаются в бедных странах, а другие – в богатых. По мере того как всё больше людей начинает работать на транснациональные фирмы, а также встречаться и узнавать всё больше людей из других стран, мы острее начинаем чувствовать эту несправедливость.

И у этого явления есть прецеденты. В своей книге «1688 год: Первая современная революция» историк Стивен Пинкус убедительно доказывает, что так называемую «Славную революцию» лучше рассматривать не с точки зрения свержения католического короля английскими парламентариями, а как начало мировой революции с целью установления справедливости. Речь идёт не о полях сражений, а о кофейнях с бесплатными газетами, которые как раз в тот период стали популярны; это было место комплексных процессов коммуникаций. И уже тогда «Славная революция» стала ярким символом начала всемирного признания легитимности групп, которые не разделяют принципы «идеологического единства», навязываемого сильным королём.

Памфлет «Здравый смысл» Томаса Пейна, ставший бестселлером в Тринадцати колониях сразу после публикации в январе 1776 года, был символом ещё одной подобной революции. И она не была идентична революционной войне против Британии, начавшейся позднее в том же самом году и для которой имелось множество причин. Популярность «Здравого смысла» трудно измерить, поскольку книгу не только продавали, но и читали вслух в церквях и на собраниях. Идея, что наследственные монархи могут быть духовно в чём-либо выше всех остальных, была решительно отвергнута. И большая часть мира, включая Британию, сегодня согласна с этим.

То же самое можно сказать и о постепенной отмене рабства, которое удалось осуществить не благодаря войнам, а, главным образом, благодаря постепенному общественному осознанию факта жестокости и несправедливости рабства. Восстания 1848 года в Европе являлись в значительной степени протестом против действовавшего избирательного законодательства, которое предоставляло право голоса только меньшинству мужчин – собственникам недвижимости или аристократам. Вскоре право голоса получили и женщины. А в XX и XXI веках мы увидели, как гражданские права были предоставлены расовым и сексуальным меньшинствам.

Все эти предыдущие «революции справедливости» стали результатом совершенствования коммуникаций. Угнетение процветает на расстоянии, когда нет реальных встреч и контактов с угнетаемыми.

The World’s Opinion Page

Help support Project Syndicate’s mission

subscribe now

Следующая революция не позволит полностью устранить все последствия, вытекающие из факта рождения в том или ином месте, однако привилегии гражданства будут ограничены. Рост анти-иммигрантских настроений во всём мире сегодня, как кажется, указывает на движение в противоположном направлении, однако по мере дальнейшего развития коммуникаций ощущение несправедливости будет усиливаться. В конечном итоге, признание того, что это неправильно, приведёт к большим переменам.

Пока что осознание этого факта сталкивается с сильной конкуренцией со стороны патриотических чувств, порождаемых социальным контрактом между гражданами, которые годами платят налоги или несут военную службу, чтобы создать или защитить то, что они считают эксклюзивно своим. Разрешение неограниченной иммиграции выглядит как нарушение этого контракта.

Однако наиболее важные шаги по устранению несправедливости, возникающей из-за места рождения человека, по всей видимости, будут касаться не иммиграции. Они будут направлены на расширение экономической свободы.

В 1948 году своей «теорией выравнивания цен на факторы производства» Пол Самуэльсон доходчиво показал, что в условиях неограниченной свободы торговли без транспортных издержек (и с некоторыми другими идеализированными допущениями) рыночные силы смогут выровнять цены на все факторы производства, в том числе уровень зарплат на любые стандартные виды труда во всём мире. В совершенном мире людям не надо переезжать из одной страны в другую, чтобы получать более высокую зарплату. В конечном итоге, им нужно только иметь возможность участвовать в производстве продукции, которая продаётся на международных рынках.

Поскольку технологии сокращают стоимость транспортировки и коммуникаций практически до незначимого уровня, перспективы достижения подобного выравнивания становятся всё более реальными. Однако это будет возможно только при условии ликвидации старых барьеров и недопущения появления новых.

Новые соглашения о свободной торговле, которые сейчас обсуждаются (Транс-Тихоокеанское партнёрство и Трансатлантическое торговое и инвестиционное партнёрство), натолкнулись на препятствия из-за попыток лоббистских групп использовать их в собственных целях. Однако, в конечном счёте, нам нужны эти соглашения и, вероятно, мы их получим, причём в улучшенном виде.

Для достижения выравнивания цен на факторы производства необходимо обеспечить людей стабильной базой, позволяющей строить реальную, длительную карьеру, которая связана со страной, в которой они физически не живут. Кроме того, мы нуждаемся в защите тех, кто проигрывает от развития международной торговли в сохраняющихся национальных государствах. В США история программы «Помощи адаптации к последствиям международной торговли» (Trade Adjustment Assistance,TAA) началась ещё в 1974 году. В 1995 году Канада экспериментировала с «Проектом дополнительных заработков» (Earnings Supplement Project). Запущенный в 2006 году Европейский фонд адаптации к глобализации имеет пока крохотный годовой бюджет в размере 150 млн евро ($168,6 млн). Президент США Барак Обама предлагает сейчас расширить программу TAA. Впрочем, пока что всё это не выходит за рамки экспериментов или предложений.

В конце концов, грядущая революция будет, скорее всего, вызвана ежедневным общением на экранах компьютеров с иностранцами: мы увидим в них интеллигентных, приличных людей, которые – не по собственному выбору – живут в нищете. Это должно привести к появлению новых, более совершенных торговых соглашений, необходимым условием которых станет постепенное предоставление более значительных социальных гарантий защиты людей внутри страны на время перехода к более справедливой глобальной экономике.

http://prosyn.org/4KLfVw6/ru;
  1. Television sets showing a news report on Xi Jinping's speech Anthony Wallace/Getty Images

    Empowering China’s New Miracle Workers

    China’s success in the next five years will depend largely on how well the government manages the tensions underlying its complex agenda. In particular, China’s leaders will need to balance a muscular Communist Party, setting standards and protecting the public interest, with an empowered market, driving the economy into the future.

  2. United States Supreme Court Hisham Ibrahim/Getty Images

    The Sovereignty that Really Matters

    The preference of some countries to isolate themselves within their borders is anachronistic and self-defeating, but it would be a serious mistake for others, fearing contagion, to respond by imposing strict isolation. Even in states that have succumbed to reductionist discourses, much of the population has not.

  3.  The price of Euro and US dollars Daniel Leal Olivas/Getty Images

    Resurrecting Creditor Adjustment

    When the Bretton Woods Agreement was hashed out in 1944, it was agreed that countries with current-account deficits should be able to limit temporarily purchases of goods from countries running surpluses. In the ensuing 73 years, the so-called "scarce-currency clause" has been largely forgotten; but it may be time to bring it back.

  4. Leaders of the Russian Revolution in Red Square Keystone France/Getty Images

    Trump’s Republican Collaborators

    Republican leaders have a choice: they can either continue to collaborate with President Donald Trump, thereby courting disaster, or they can renounce him, finally putting their country’s democracy ahead of loyalty to their party tribe. They are hardly the first politicians to face such a decision.

  5. Angela Merkel, Theresa May and Emmanuel Macron John Thys/Getty Images

    How Money Could Unblock the Brexit Talks

    With talks on the UK's withdrawal from the EU stalled, negotiators should shift to the temporary “transition” Prime Minister Theresa May officially requested last month. Above all, the negotiators should focus immediately on the British budget contributions that will be required to make an orderly transition possible.

  6. Ksenia Sobchak Mladlen Antonov/Getty Images

    Is Vladimir Putin Losing His Grip?

    In recent decades, as President Vladimir Putin has entrenched his authority, Russia has seemed to be moving backward socially and economically. But while the Kremlin knows that it must reverse this trajectory, genuine reform would be incompatible with the kleptocratic character of Putin’s regime.

  7. Right-wing parties hold conference Thomas Lohnes/Getty Images

    Rage Against the Elites

    • With the advantage of hindsight, four recent books bring to bear diverse perspectives on the West’s current populist moment. 
    • Taken together, they help us to understand what that moment is and how it arrived, while reminding us that history is contingent, not inevitable


    Global Bookmark

    Distinguished thinkers review the world’s most important new books on politics, economics, and international affairs.

  8. Treasury Secretary Steven Mnuchin Bill Clark/Getty Images

    Don’t Bank on Bankruptcy for Banks

    As a part of their efforts to roll back the 2010 Dodd-Frank Act, congressional Republicans have approved a measure that would have courts, rather than regulators, oversee megabank bankruptcies. It is now up to the Trump administration to decide if it wants to set the stage for a repeat of the Lehman Brothers collapse in 2008.