Climate change protest in Germany Sascha Svhuermann/Getty Images

Когда лидеры в борьбе против изменения климата защищают инвестиции, ухудшающие состояние окружающей среды

ЖЕНЕВА – Решения, направленные на урегулирование кризиса, связанного с изменением климата, часто ассоциируются с крупными конференциями, и ближайшие две недели, несомненно, принесут много «ответов» в этой сфере. Сейчас около 20 000 делегатов собрались в Бонне, Германия, на очередной раунд переговоров Организации Объединенных Наций по изменению климата.

The Year Ahead 2018

The world’s leading thinkers and policymakers examine what’s come apart in the past year, and anticipate what will define the year ahead.

Order now

Переговоры в Бонне будут сфокусированы на выполнении Парижского соглашения по климату. И путь дальнейшего продвижения ясен. Единственный способ удержать повышение глобальных температур относительно доиндустриального уровня в пределах, установленных в Париже, – «значительно ниже 2°C» ‑ это переориентировать инвестиции от проектов по ископаемому топливу в сторону проектов с нулевыми выбросами углерода. Для этого мы должны изменить порядок управления глобальными инвестициями в энергетику.

В настоящее время сами правительства, ведущие борьбу с изменением климата, продолжают поддерживать и защищать инвестиции в разведку, добычу и транспортировку ископаемого топлива. Вместо того чтобы инвестировать в эффективное жилье, проекты с нулевым выбросом углерода, возобновляемые источники энергии и лучшие системы землепользования, эти правительства говорят одно, но все еще делают другое.

Согласно последнему докладу Международного энергетического агентства «Инвестиции в мировой энергетике», глобальные расходы в нефтегазовом секторе в 2016 году составили 649 миллиардов долларов США. Это более чем в два раза больше, по сравнению с 297 миллиардами долларов инвестиций, вложенных в проекты с возобновляемой энергией, хотя для достижения целей, установленных Парижским договором, по крайней мере три четверти известных запасов ископаемого топлива должны оставаться в земле. Эти цифры говорят о том, что институциональная инерция и отстаиваемые интересы нефтегазового сектора по-прежнему стоят на пути перевода инвестиций в устойчивую энергетику.

Проблему в значительной мере можно отследить в двусторонних инвестиционных договорах и инвестиционных правилах, введенных более масштабными торговыми договорами, такими как Североамериканское соглашение о свободной торговле (НАФТА), Договор к Энергетической хартии и Европейско-Канадское Всеобъемлющее экономическое и торговое соглашение (СЕТА). Поскольку эти договоры были разработаны для защиты иностранных инвесторов от экспроприации, они включают в себя механизмы урегулирования споров между ними и государством (ISDS), которые позволяют инвесторам обращаться за компенсацией к правительствам через международные арбитражные суды, если изменения в политике затрагивают их бизнес.

Это связало правительства по рукам в их стремлении ограничить добычу ископаемого топлива. Размер компенсаций по делам ISDS может быть ошеломляющим. В 2012 году американский инвестор подал иск в суд на решение правительства Квебека аннулировать разрешение на добычу ископаемого топлива под рекой Святого Лаврентия методом гидроразрыва пласта. Утверждая, что отказ был «необоснованным, самовольным и незаконным» в рамках договора НАФТА, базирующаяся в штате Делавэр энергетическая фирма добилась получения 250 миллионов долларов США в качестве возмещения своих убытков.

В январе 2016 года энергетическая компания «ТрансКанада» в соответствии с договором НАФТА подала в суд на Соединенные Штаты Америки иск о возмещении 15 миллиардов долларов США убытков после того, как президент Барак Обама отказал в разрешении на строительство нефтепровода Keystone XL. (Компания отозвала свой иск после того, как президент Дональд Трамп одобрил проект в январе 2017 года.)

А в июле 2017 года Квебек согласился выплатить почти 50 миллионов долларов США в качестве компенсации компаниям после расторжения контрактов на разведку нефти и газа на острове Антикости в заливе Святого Лаврентия. Эти и другие выплаты дополняют сотни миллиардов долларов субсидий, которые продолжают поступать в отрасль по добыче ископаемого топлива.

Такие крупные выплаты более опасны, чем просто опустошение государственной казны; угроза, которую они представляют, препятствует правительствам в проведении более амбициозной политики в области защиты климата из-за опасения, что зависящие от выбросов углерода отрасли могут оспорить их политику в международных трибуналах.

К счастью, такое положение дел не зафиксировано навечно. Сейчас многие правительства рассматривают вопросы реформ инвестиционного режима не только как возможность, но и как необходимость. В прошлом месяце Конференция ООН по торговле и развитию организовала совещание высокого уровня в Женеве с целью разработки вариантов всеобъемлющей реформы договоров инвестиционных режимов, включая пересмотр или расторжение около 3000 устаревших договоров.

Правительствам следует начать с пересмотра или выхода из Договора к Энергетической хартии (ДЭХ) – единственного в мире инвестиционного пакта, касающегося энергетики. Инвестиционная защита ДЭХ и отсутствие в нем положений о защите климата уже не соответствуют сегодняшней обстановке. С момента своего создания ДЭХ послужил основой более чем для 100 претензий энергетических компаний к принимающим странам, причем некоторые из них представляют собой препятствие для осуществления национальной экологической политики, например решения вопроса поэтапного отказа от применения термоядерной энергии в Германии. Россия и Италия уже вышли из ДЭХ; другие страны должны сделать то же самое или взять на себя обязательства пересмотреть его.

Более того, страны должны поставить проблемы климата в центр своих торговых и инвестиционных переговоров, например путем исключения из инвестиционных положений проектов, связанных с ископаемым топливом. По сути, это недавно предложила Франция, когда министр экологии Николя Юло объявил о намерении своей страны ввести «климатическое вето» в договор СЕТА. Юло заявил, что Франция ратифицирует договор только в том случае, если он содержит гарантии, что климатические обязательства не могут быть оспорены в арбитражных судах. Проекты, связанные с ископаемым топливом, также могут быть исключены из системы защиты инвестиций в новых природоохранных договорах, таких как Глобальный пакт по окружающей среде, представленный президентом Франции Эммануэлем Макроном на Генеральной Ассамблее ООН в сентябре.

Восстановление равновесия в глобальном инвестиционном режиме является лишь первым шагом на пути к нулевой углеродной экономике. Для перехода инвестиционных капиталов от инициатив, связанных с тяжелыми видами ископаемого топлива, к проектам в области зеленой энергетики странам потребуются новые правовые и политические рамочные соглашения как на региональном, так и национальном и международном уровнях. Эти соглашения должны способствовать и облегчать инвестирование в проекты с нулевыми выбросами углерода. Крупные совещания наподобие того, которое готовится на этой неделе, и Парижского климатического саммита в следующем месяце могут дать старт этим переговорам.

(Авторы хотели бы поблагодарить Иветту Герасимчук и Мартина Дитриха Брауча из МИУР за помощь в подготовке этой статьи.)

http://prosyn.org/rhzAHr9/ru;

Handpicked to read next

  1. Patrick Kovarik/Getty Images

    The Summit of Climate Hopes

    Presidents, prime ministers, and policymakers gather in Paris today for the One Planet Summit. But with no senior US representative attending, is the 2015 Paris climate agreement still viable?

  2. Trump greets his supporters The Washington Post/Getty Images

    Populist Plutocracy and the Future of America

    • In the first year of his presidency, Donald Trump has consistently sold out the blue-collar, socially conservative whites who brought him to power, while pursuing policies to enrich his fellow plutocrats. 

    • Sooner or later, Trump's core supporters will wake up to this fact, so it is worth asking how far he might go to keep them on his side.
  3. Agents are bidding on at the auction of Leonardo da Vinci's 'Salvator Mundi' Eduardo Munoz Alvarez/Getty Images

    The Man Who Didn’t Save the World

    A Saudi prince has been revealed to be the buyer of Leonardo da Vinci's "Salvator Mundi," for which he spent $450.3 million. Had he given the money to the poor, as the subject of the painting instructed another rich man, he could have restored eyesight to nine million people, or enabled 13 million families to grow 50% more food.

  4.  An inside view of the 'AknRobotics' Anadolu Agency/Getty Images

    Two Myths About Automation

    While many people believe that technological progress and job destruction are accelerating dramatically, there is no evidence of either trend. In reality, total factor productivity, the best summary measure of the pace of technical change, has been stagnating since 2005 in the US and across the advanced-country world.

  5. A student shows a combo pictures of three dictators, Austrian born Hitler, Castro and Stalin with Viktor Orban Attila Kisbenedek/Getty Images

    The Hungarian Government’s Failed Campaign of Lies

    The Hungarian government has released the results of its "national consultation" on what it calls the "Soros Plan" to flood the country with Muslim migrants and refugees. But no such plan exists, only a taxpayer-funded propaganda campaign to help a corrupt administration deflect attention from its failure to fulfill Hungarians’ aspirations.

  6. Project Syndicate

    DEBATE: Should the Eurozone Impose Fiscal Union?

    French President Emmanuel Macron wants European leaders to appoint a eurozone finance minister as a way to ensure the single currency's long-term viability. But would it work, and, more fundamentally, is it necessary?

  7. The Year Ahead 2018

    The world’s leading thinkers and policymakers examine what’s come apart in the past year, and anticipate what will define the year ahead.

    Order now