3

Новая фаза борьбы с изменением климата

ФЕС – В ноябре прошлого года, пока большая часть мира пыталась осознать последствия избрания Дональда Трампа президентом США, в марокканском городе Марракеш проходила Конференция ООН по изменению климата (COP 22). Участники со всего мира, в том числе 38 глав государств и правительств, собрались вместе, чтобы разработать план реализации Парижского климатического соглашения 2015 года, которое призвано ограничить глобальное потепление относительно доиндустриальных уровней двумя градусами по Цельсию. Это был важный шаг вперёд, но проблема намного более сложна – и политически трудна, чем большинство готово признать.

Глобальное сотрудничество, начавшееся в последнее время, конечно, следует приветствовать. Но хотя командная работа критически важна для успеха, не менее важно признавать разницу в ролях и ответственности правительств промышленно развитых стран и развивающихся.

Промышленно развитые страны уже давно и в огромных количествах производят парниковые газы и другие загрязняющие природу вещества. При этом они потребляют львиную долю мировых ресурсов, в том числе 90% всей потребляемой в мире воды. И всё это – ради своего собственного развития. В результате, эти страны обеспечили себе высокие стандарты жизни и продовольственную безопасность.

В развивающихся странах ситуация совсем иная. Они в значительно меньшей степени ответственны за изменение климата, но при этом становятся жертвой его худших последствий, таких как перебои с продовольствием и исчезновение средств к существованию из-за всё более частых экстремальных погодных явлений, включая наводнения и засухи.

Африка платит особенно высокую цену. На долю этого континента приходится всего лишь 4% мировых выбросов парниковых газов, но он страдает от изменения климата больше всех остальных континентов. Рост температур, сдвиги в начале времён года, а также участившиеся засухи истощают биоразнообразие, разрушают экосистемы, подрывают безопасность и стабильность.

С 1963 года площадь озера Чад, когда-то огромного резервуара питьевой воды, уменьшилась почти на 90%; ему грозит полное высыхание. Ежегодно в Африке исчезают четыре миллиона гектаров лесов – это в два раза больше, чем в среднем в мире. Поскольку в сельском хозяйстве (в основном это фермерство ради самовыживания) занято более 60% африканских трудовых ресурсов, изменение климата грозит масштабным разрушением источников существования людей, не говоря уже об угрозах продовольственной безопасности из-за перебоев с урожаем. Более того, сельскохозяйственная урожайность в Африке может упасть на 20% к 2050 году, в то время как население вырастет вдвое. Целые куски африканского побережья, в том числе примерно треть всей береговой инфраструктуры, уйдут под воду.

В Африке уже 10 миллионов «климатических беженцев». Если ничего не делать, эта цифра вырастет примерно до 60 миллионов, причём всего за три года. Под угрозой оказались не только важные экономические успехи, которых достиг континент в последние годы, но и базовые права десятков миллионов африканцев.

Промышленно развитые страны пообещали помочь развивающим странам, в том числе в Африке, противостоять процессу изменения климата. Но их обещания скромны, сравнительно с реальными потребностями, а кроме того, есть сомнения в том, что они будут готовы их выполнять. Политики любят говорить об «устойчивом развитии», но у них нет чётких ответов, как его достичь. А во многих случаях (и Трамп является самым ярким примером) они, кажется, готовы делать всё наоборот.

Сегодня мы видим, как лидеры, пытающиеся уклониться от своей глобальной ответственности, используют экономическую мощь в качестве политического инструмента. «Великие державы» мира не соблюдают соглашения ОНН, которые призваны регулировать работу отраслей, генерирующих парниковые газы и сбрасывающих тяжёлые металлы в море и почву. Они не просто цепляются за атомную и тому подобные отрасли; они плохо управляют их отходами, которые могут разрушать экосистемы, начиная с океанов и заканчивая лесами, одновременно вызывая у людей смертельно опасные заболевания. Трамп открыто заявляет о своих намерениях игнорировать Парижское соглашение.

Но как подчёркивается в Марракешской декларации, успех в борьбе с изменением климата требует политической воли на высшем уровне. Кроме того, в борьбе с изменением климата необходимо учитывать специфические потребности и контекст развивающихся стран, особенно стран с наименее развитой экономикой, а также стран, которые наиболее подвержены рискам изменения климата.

Учитывая всё это, декларация призывает к более активным усилиям по ликвидации бедности, обеспечению продовольственной безопасности, решению сельскохозяйственных проблем, вызванных изменением климата. Она также призывает к более активной поддержке различных климатических проектов, в том числе путём строительства необходимых мощностей, а также трансфера технологий из развитых стран в развивающиеся. 

Несмотря на сопротивление Трампа, многие страны, кажется, признают, что надо действовать. Участники Африканского саммита действий, проводившегося одновременно с Марракешской конференцией, выступили с собственным обязательством – построить такую Африку, которая сможет выдержать изменение климата и будет готова к устойчивому развитию.

Для этого африканским государствам надо найти пути доступа к необходимому финансированию; разработать механизмы поддержки флагманских программ; усилить способность своих институтов противостоять климатическим рискам; воспользоваться шансом низкоуглеродного развития в сфере энергетики, технологических инноваций и «зелёных» отраслей. Внешняя поддержка будет критически важна, для того чтобы эти проекты стали реальностью.

Конечно, ответственность за противодействие изменению климата ложится не только на правительства. Например, НКО уже оказывают значительное влияние, занимаясь образовательными программами или даже устраивая протесты, чтобы повысить осведомлённость о стоящих перед нами экологических проблемах.

Однако во многом именно от правительств зависит возможность подобного участия. Хотя эффективная борьба с изменением климата практически невозможна без организаций гражданского общества, их роль будут часто ослаблять политические решения властей, которые могут, например, отдавать предпочтение существующим поставщикам энергоресурсов, а не их «зелёным» альтернативам, под предлогом сохранения рабочих мест.

Правительства некоторых стран уже приняли важные меры, содействующие переходу к экологическим менее вредным методам работы, в частности, речь идёт о финансовых и рыночных стимулах. Но лишь увеличение числа таких инициатив, а также готовность соблюдать принципы Марракешской декларации и стремиться к целям, поставленным на Африканском саммите действий, позволит правительствам направить свои страны – и весь мир – на путь подлинно устойчивого развития.