0

Рыбные фермы – убийцы

В недавнем отчете Организации по вопросам продовольствия и сельского хозяйства ООН говорится, что почти половина всей рыбы, употребляемой в мире, выращивается на рыбных фермах. Наверное, потребление ни одной рыбы не выросло настолько, как потребление выращиваемого на фермах лосося, производство которого увеличилось почти на 300% за 20 лет.

Однако лосось – рыба плотоядная, и чтобы удовлетворить неутолимый аппетит миллионов выращиваемых на фермах рыбин, индустрия аквакультуры все больше концентрирует внимание на маленьком ракообразном, известном как антарктический криль. Но это плохие новости для леопардовых тюлений, пингвинов Адели, горбатых и синих китов и многих других видов животных, потому что большинство организмов в морской экосистеме Антарктики питается либо крилем, либо чем-то, что питается крилем.

Aleppo

A World Besieged

From Aleppo and North Korea to the European Commission and the Federal Reserve, the global order’s fracture points continue to deepen. Nina Khrushcheva, Stephen Roach, Nasser Saidi, and others assess the most important risks.

Встречающийся в холодных водах Южного океана криль является основным компонентом рыбьего жира и корма для рыб. К сожалению, последние исследования указывают на то, что растущий отлов криля может поставить экосистему Антарктики под угрозу. На встрече в Австралии осенью текущего года представители крупнейших рыболовных держав мира имеют возможность ограничить отлов криля, помогая таким образом существам, которым криль необходим для выживания.

Хотя максимальный вес отдельных рачков криля достигает всего лишь двух грамм, вместе они представляют собой один из наиболее многочисленных животных видов на земле. Действительно, криль образует крупнейшее известное скопление морских организмов с биомассой, превосходящей массу любого другого многоклеточного животного организма на планете.

Это «розовое золото» находится в самом центре морской пищевой сети Антарктики, и живущие на суше хищники, питающиеся крилем, такие как пингвины и тюлени, наиболее уязвимы к его нехватке. Ученые обнаружили, что спрос на криль начал превышать существующие ресурсы в некоторых районах юго-западной части Атлантического океана. В результате пингвины и альбатросы уже испытывают трудности с выращиванием потомства в таких районах как Южная Джорджия. Тем временем, предполагается, что отлов криля будет только расти.

Южный океан содержит крупнейшую популяцию криля в мире. А, поскольку криль имеет тенденцию собираться в концентрированную массу, его легко вылавливать, и он уже приобрел особую привлекательность для крупных коммерческих интересов. Более того, отлов криля недавно вырос за счет технологических новшеств, таких как вакуумные насосы, позволяющие одному рыболовному судну вылавливать и перерабатывать огромное количество криля – до 120 тысяч метрических тонн за сезон.

Более того, спрос на получаемую из криля продукцию – от рыбьего жира и корма для рыб до кремов для кожи и других видов косметики – вырос за последние 20 л��т. По мере того, как популяции дикой рыбы продолжают сокращаться в тандеме с постоянно растущим глобальным аппетитом на морепродукты, давление на индустрию аквакультуры, поставляющую корм для рыб, значительно усилится. Растущий спрос на криль и новые возможности отлова и переработки являются комбинацией, противостоять которой антарктическая экосистема может оказаться не в силах.

Но пока еще остается надежда. Конвенция по сохранению морских живых ресурсов Антарктики (CCAMLR) была создана в 1982 году в рамках системы Антарктического договора в ответ на опасения, что продолжение неконтролируемого отлова может подорвать основу антарктической цепочки питания. CCAMLR управляет комиссия из 24-х государств-членов, в состав которой входят Аргентина, Австралия, Чили, Япония, Норвегия, Россия, Южная Африка, Южная Корея, Украина, Соединенные Штаты и Европейский Союз, встречающаяся ежегодно в городе Хобарт (Австралия) для обсуждения новых правил отлова морских животных Южного океана.

CCAMLR впервые применила экосистемный и предупредительный подходы к управлению рыбным промыслом, которые сегодня играют основную роль в сохранении антарктического криля. Хотя потребности видов, зависящих от криля, рассматривались раньше для больших районов Южного океана, CCAMLR все равно должен разделить на научной основе общий лимит отлова на более мелкие единицы. Это поможет избежать конкуренции между судами, занимающимися отловом криля, и существами, которым криль необходим для жизни, поскольку отлов криля в основном происходит в тех же районах, где кормятся пингвины и тюлени.

Support Project Syndicate’s mission

Project Syndicate needs your help to provide readers everywhere equal access to the ideas and debates shaping their lives.

Learn more

Члены CCAMLR должны выполнить мандат организации на консервацию и обеспечить достаточное количество «розового золота», чтобы им могли прокормиться пингвины и другие виды морских животных, зависящие от него. CCAMLR должен применить к отлову криля те же меры мониторинга, контроля и надзора, какие требует в отношении других видов рыболовного промысла.

Отлов антарктического криля для поставок корма на рыбные фермы мира не должен обрекать на голод пингвинов, тюленей, китов и других видов животных, чье выживание зависит от этих крошечных, но жизненно важных существ.