The Washington Post/Getty Images

Жалкое сборище Трампа

НЬЮ-ЙОРК – Хиллари Клинтон, кандидат в президенты США от Демократической партии, недавно назвала сторонников своего конкурента – Дональда Трампа – «жалким сборищем». Это было нетактично и некрасиво, и позднее она извинилась за эту фразу. Но она скорее была права, чем ошибалась. Трамп привлёк множество сторонников, чьи взгляды, например расовые, действительно вызывают сожаление.

Exclusive insights. Every week. For less than $1.

Learn More

Проблема в том, что многие из этих жалких избирателей являются ещё и сравнительно малообразованными людьми, из-за чего ремарка Клинтон выглядит снобской. Увы, в США слишком много недостаточно образованных людей.

Среди развитых стран США невысоко котируются в том, что касается грамотности, общих познаний и наук. Японцы, южнокорейцы, голландцы, канадцы и русские постоянно получают более высокие оценки. Частично такое положение вызвано тем, что образование в стране в значительной степени отдано на откуп рынку: те, у кого есть деньги, получают хорошее образование, а те, у кого мало средств, недостаточно образованы.

На сегодня кажется очевидным, что Клинтон апеллирует к лучше образованным городским избирателям, а Трамп привлекает главным образом малообразованных белых мужчин, многие из которых в предыдущих поколениях были бы шахтёрами и фабричными рабочими, голосующими за демократов. Означает ли это, что между образованием (или его отсутствием) и привлекательностью опасной демагогии есть связь?

К примеру, в Трампе поражает степень его собственной невежественности (несмотря на высшее образование) и тот факт, что он, похоже, выигрывает, выставляя эту невежественность на показ. Возможно, умеющему громко кричать невежде проще убеждать большие группы людей, чьи познания о мире столь же поверхностны, как у него самого.

Но это если допустить, что в риторике агитатора-популиста правда фактов имеет какое-то значение. На самом деле не похоже, чтобы многим из его сторонников были важны разумные аргументы – это всё пища для либеральных снобов. Больше ценятся эмоции; при этом главные эмоции, которыми манипулируют демагоги в США и в других странах, – это страх, обида и недоверие.

Так же обстояли дела в Германии, когда Гитлер пришёл к власти. Впрочем, нацистская партия на первых порах черпала основную поддержку совсем не в среде малообразованных людей. В среднем Германия была намного более образованной страной, чем другие государства, а в числе самых преданных сторонников нацизма были школьные учителя, инженеры, врачи, а также провинциальные малые предприниматели, «белые воротнички» и фермеры.

Городские фабричные рабочие и консервативные католики в целом меньше поддавались агитации Гитлера, чем многие лучше образованные протестанты. Низкими стандартами образования рост популярности Гитлера нельзя объяснить.

Страх, обида и недоверие – эти чувства были очень распространены в Веймарской Германии после унижения военного разгрома и к тому же на фоне опустошительной экономической депрессии. Однако расовые предубеждения, разжигаемые пропагандистами нацизма, были не совсем такими же, как у многих современных сторонников Трампа. Евреи рассматривались как зловещая сила, доминирующая в элитных профессиях и видах деятельности – банкиры, профессора, адвокаты, средства массовой информации, индустрия развлечений. Они были так называемыми предателями, которые мешали Германии снова стать великой.

Сторонники Трампа демонстрируют схожую враждебность к символам современной элиты – банкиры с Уолл-стрит, ведущие СМИ, вашингтонские инсайдеры. Однако их ксенофобия направлена против бедных – мексиканских мигрантов, афро-американцев, беженцев с Ближнего Востока. Они воспринимаются как нахлебники, лишающие честных (имеется в виду белых) американцев справедливого места в социальной иерархии. Ситуация, следовательно, в том, что люди со сравнительно недостаточными привилегиями в мире глобализации и мультикультурализма недовольны теми, у кого этих привилегий ещё меньше.

Сегодня в США, как в Веймарской республике, у обиженных и напуганных так мало доверия к господствующим политическим и экономическим институтам, что они готовы следовать за лидером, который обещает максимум изменений в статус-кво. Очистка этой конюшни, как они надеются,  поможет вернуть былое величие. В Германии Гитлера такие надежды были у всех классов – и у элит, и у плебеев. В Америке Трампа ими тешится в основном лишь вторая группа.

В США и странах Европы современный мир выглядит менее пугающим для тех избирателей, у кого выше достаток и лучше образование; они получают выгоду от открытых границ, дешёвого труда мигрантов, информационных технологий, богатой смеси различных культурных влияний. А иммигранты и этнические меньшинства, которые стремятся улучшить свою судьбу, также не заинтересованы присоединяться к популистскому бунту, поскольку он главным образом направлен против них. Именно поэтому они проголосуют за Клинтон.

Тем самым, Трампу приходится полагаться на недовольных белых американцев, которые считают, что о них забыли. Таких людей оказалось достаточно много, чтобы поддержать кандидата, который совершенно не подходит для должности президента, и этот факт является приговором американскому обществу. Необходимо что-то делать с образованием – и не потому, что лучше образованные люди обладают иммунитетом к демагогии, а потому, что из-за плохо работающей системы образования слишком много людей попадает в невыгодное положение.

В былые времена для менее образованных избирателей имелось достаточно рабочих мест в промышленности, что позволяло им вести достойную жизнь. Но теперь, когда в постиндустриальных обществах эти рабочие места исчезли, слишком многие люди почувствовали, что им больше нечего терять. Такая ситуация сложилась в разных странах, но она имеет наибольшее значение для США, где приход к власти фанатичного демагога нанесёт огромный ущерб не только самой стране, но и всем странам, которые пытаются сохранить свои свободы во всё более опасном мире.

http://prosyn.org/z8Dp663/ru;