6

Сводит ли порнография мужчин с ума?

НЬЮ-ЙОРК. Трудно игнорировать то, сколько высокопоставленных людей в последние годы (даже месяцы) вели себя легкомысленно в сексуальном отношении. Некоторые властные мужи отличались сексуальной ненасытностью и в прежние времена; однако, в отличие от сегодняшнего дня, они были более осмотрительными и обычно намного успешнее использовали трезвый расчет, чтобы скрыть свои улики.

Конечно, улучшенные технологические возможности, которые используются сегодня для того, чтобы выставить напоказ частную жизнь, являются одной из причин таких перемен. Но это именно и является причиной: столько много людей, пойманных в последнее время на скандалах, связанных с сексом, выставляли себя напоказ – иногда в прямом смысле слова – благодаря своему собственному желанию, через текстовые послания, Твиттер и другие компрометирующие средства массовой информации.

Erdogan

Whither Turkey?

Sinan Ülgen engages the views of Carl Bildt, Dani Rodrik, Marietje Schaake, and others on the future of one of the world’s most strategically important countries in the aftermath of July’s failed coup.

Что же является причиной такого таинственно раскованного решения? Неужели широкая доступность и потребление порнографии в последние годы действительно перенастраивает мужской разум, влияя на суждение мужчин о сексе и затрудняя их возможность контролировать свои порывы?

Существует огромное количество научных свидетельств в поддержку этой идеи. Шесть лет назад я написала очерк под названием “Порно-миф”, в котором я показала, что терапевты и сексопатологи, основываясь на наблюдениях, связывали рост потребления порнографии среди молодых людей со снижением потенции и ростом случаев преждевременной эякуляции у той же прослойки населения. Это были здоровые молодые люди, которые не имели физиологической или органической патологии, способной стать причиной нарушения нормальной сексуальной функции.

Гипотеза среди экспертов была такова, что порнография все больше десенсибилизировала этих мужчин в сексуальном отношении. На самом деле, эффективность “жесткой” порнографии в достижении быстрой десенсибилизации к предметам привела к тому, что она стала часто использоваться для тренировки врачей и военных команд, чтобы они могли справляться с очень шокирующими и чувствительными ситуациями.

Учитывая влияние десенсибилизации на большинство объектов-мужчин, исследователи обнаружили, что им вскоре требуется стимуляция более высокого уровня, чтобы достигнуть того же уровня возбуждения. Эксперты, у которых я брала в то время интервью, полагали, что использование порнографии десенсибилизировало здоровых молодых людей в отношении эротической привлекательности своих собственных партнеров.

С тех пор набралось большое количество данных о системе получения удовольствий мозга, чтобы объяснить эту перенастройку более конкретно. Мы знаем, что порно доставляет наслаждение мужскому мозгу в форме выброса дофамина, который час или два спустя, подымает настроение мужчины или заставляет его чувствовать себя хорошо в целом. Воздействие на нервную систему идентично ��оздействию вызывающих привычку стимуляторов, таких как азартные игры или кокаин.

Действие привыкания также идентично: как заядлые игроки и пользователи кокаина могут испытывать пристрастие, испытывая необходимость играть или вдыхать наркотик, чтобы все больше и больше получать этот выброс дофамина, так и люди, потребляющие порнографию, становятся зависимыми. И как с другими стимуляторами наслаждения, после того как отойдет выброс дофамина, потребитель чувствует спад – раздражение, взволнованность и большое желание еще одной дозы. (Есть новые свидетельства, открытые Джимом Пфаусом из университета Конкордия в Канаде, что десенсибилизация может также влиять на женщин, потребляющих порнографию).

Этот эффект дофамина объясняет, почему порнография имеет тенденцию становиться все больше и больше экстремальной со временем: в конечном счете обычные сексуальные картинки теряют свою силу, что ведет потребителей к необходимости видеть картинки, которые ломают другие табу другим способами, чтобы чувствовать себя лучше. Более того, некоторые мужчины (и женщины) имеют “дофаминовую дыру” – их мозговая система наслаждений менее эффективна – что делает их более склонными к более экстремальному порно и делает это намного быстрее.

Как и со многими зависимостями, для пристрастившегося человека очень трудно прекратить совершать действия – даже очень саморазрушающие действия – которые позволяют ему получить следующую дозу дофамина. Неужели поэтому мужчины, которые в прошлом могли совершать обдуманные шаги за закрытыми дверьми, не могут сейчас устоять перед порывом отправить обличающие их самих текстовые послания? Если так, то такие мужчины возможно не демоны и не моральные ничтожества, а скорее наркоманы, которые больше себя полностью не контролируют.

Support Project Syndicate’s mission

Project Syndicate needs your help to provide readers everywhere equal access to the ideas and debates shaping their lives.

Learn more

Это не говорит о том, что они не ответственны за свое поведение. Но я соглашусь, что это ответственность другого рода: ответственность понимания мощного вызывающего привыкание потенциала порнографии, и поиска совета и лечения, если привыкание начнет влиять на чьих-то супругов, семью, профессиональную жизнь и суждения.

В настоящее время уже имеется эффективная и детально описанная модель для отучения пристрастившихся к порнографии мужчин и возвращению их к более сбалансированному душевному состоянию, не тому состоянию, когда они находятся под влиянием навязчивой тяги к чему-то. Понимание того, как порнография влияет на мышление и пагубно влияет на половую зрелость мужчины, позволяет людям сделать более разумный выбор ‑ а не заниматься бессмысленными самобичующими суждениями или выдвигать ответные коллективные обвинения ‑ в мире, который все больше и больше «подсаживается» на “жесткую” порнографию.