0

Мир рака

ПИТСБУРГ – В 1971 году президент Ричард М. Никсон начал "войну" против рака. Но почти сорок лет спустя борьба сводится к высокорентабельным попыткам разработать препараты и технологии для лечения болезни, при этом фактически игнорируя экологические факторы, вызывающие ее.

Действительно, количество смертельных исходов от раковых заболеваний снизилось, прежде всего, из-за замедленных – и все еще не получивших большой поддержки – попыток ограничить курение. Также помогли успехи в выявлении и лечении рака грудной железы, прямой кишки и шейки матки.

Erdogan

Whither Turkey?

Sinan Ülgen engages the views of Carl Bildt, Dani Rodrik, Marietje Schaake, and others on the future of one of the world’s most strategically important countries in the aftermath of July’s failed coup.

Но чернокожие и другие меньшинства в Соединенных Штатах – а также во всем мире – не разделяют эти успехи, и экологические факторы, кажется, объясняют это неравенство. Например, в то время как каждый восьмой американец – черный, каждый третий работает мусорщиком или выполняет другую "синеворотничковую" работу. Более того, их уровень защищающего от рака витамина D вполовину меньше, чем у белых, а вероятность того, что они будут жить в загрязненном районе, больше.

Действительно, случаи заболевания раком, которые не связаны с курением или старением, становятся более частыми. Рак является главной причиной смерти среди людей среднего возраста и детей (после несчастных случаев), и мы не можем объяснить, почему при большинстве различных форм рака уровень смертности среди чернокожих выше, чем среди белых. 

Но мы можем сказать то, что сама болезнь – это неправильный враг. Вместо нее мы должны атаковать известные канцерогенные вещества в окружающей среде – не только табак, но и радиацию, солнечный свет, бензол, растворители и некоторые лекарственные препараты и гормоны. Современные вызывающие рак вещества, такие как выхлопные газы от дизельного двигателя, пестициды и другие загрязнители воздуха систематически не изучены. Когда их вообще принимают во внимание, их считают неизбежной ценой прогресса.

Но большинство видов раковых заболеваний являются приобретенными, а не врожденными, вытекая из повреждения наших генов, которое происходит в течение нашей жизни. Несмотря на наличие поразительно сходных генов при рождении, однояйцевые близнецы не заболевают одними и теми же видами рака. К 50 годам их хромосомные полоски сильно отличаются друг от друга.

Американские Центры по контролю и профилактике заболеваний подтверждают, что в настоящее время в детской крови содержится большое количество химикалий, которые не существовали двадцать лет назад, в том числе много соединений, разрушающих гены, которые, как известно, вызвают рак и множество других заболеваний. В организме мужчины и женщины детородного возраста теперь находится достаточное количество соединений, нарушающих горомональный баланс, для того, чтобы повредить их способность к вопроизведению.

У женщин, которые подвергались более высокому уровню пестицида ДДТ в возрасте до четырнадцати лет, шансы на развитие рака молочной железы позже в среднем возрасте в пять раз выше. Могут ли такие соединения играть роль в необъяснимых и растущих уровнях детских онкологических заболеваний, рака яичка и не-ходжкинской лимфоме повсюду в индустриальном мире? Неужели мы должны ждать момента, когда мы, наконец, об этом узнаем?

В то время, как в настоящее время мы делаем феноменальные успехи в предотвращении смертельных исходов от рака среди молодых лю��ей, этот успех оборачивается сделкой Фауста. Каждая третья молодая женщина, прошедшая лечение лучевой терапией в области груди, чтобы остановить развитие болезни Ходжкина, в возрасте 32 лет заболеет раком молочной железы. Конечно, многие раковые заболевания, возможно, не развились бы вообще, если бы эти пациенты не подвергались другим вызывающим рак веществам в окружающей среде. Наша зависимость от многих современных удобств превращает нас в объекты обширных вышедших из под контроля экспериментов, на которые ни один из нас не давал своего согласия.

Например, безопасность мобильных телефонов в долгосрочной перспективе остается недоказанной. Широко известные исследования, проведенные в начале 1990-х годов, которые рекламировали их безопасность, не учитывали деловых пользователей. Недавние доклады из Франции и Швеции обнаружили, что у тех, кто пользовался мобильными телефонами в течение десяти лет или дольше, риск развития рака мозга вдвое выше. Также беспокоит и тот факт, что ограничение на излучение СВЧ от мобильных телефонов в Швейцарии и Китае в 500 раз ниже, чем в США.

Смотреть, но не видеть – гласит китайская пословица.

Support Project Syndicate’s mission

Project Syndicate needs your help to provide readers everywhere equal access to the ideas and debates shaping their lives.

Learn more

Нельзя путать ограниченную природу доказательств некоторого вредного воздействия окружающей среды на развитие раковых заболеваний с доказательством того, что нет никакого вреда: такие исследования трудно провести, и в США всего небольшая часть этих исследований в настоящее время финансируется правительством и частным сектором. Более того, неразбериха в отношении риска развития раковых заболеваний в результате вредного воздействия окружающей среды также является результатом давних, тщательно разработанных и хорошо финансируемых кампании дезинформации, воодушевленных махинациями табачной промышленности.

Мы не можем позволить себе игнорировать признаки важности окружающей среды для нашего здоровья. Чтобы справиться с бичем рака, мы должны дополнить попытки по выявлению и лечению рака новыми методами предотвращения развития болезни у людей в первую очередь.