pei82_Mikhail MetzelTASS via Getty Images_putin xi summit Mikhail MetzelTASS via Getty Images

Как видит украинский кризис Китай

КЛЕРМОНТ (КАЛИФОРНИЯ, США) – Хотя Пекин находится в 6500 км от Киева, украинской столицы, геополитические ставки для Китая в эскалации кризиса вокруг судьбы Украины выше некуда. Если Россия вторгнется в Украину и спровоцирует затяжной конфликт с США и их западными союзниками (хотя прямая военная конфронтация маловероятна), Китаю это, безусловно, будет выгодно. Америке придётся отвлечь стратегические ресурсы на противостояние с Россией, а европейские союзники США ещё менее охотно будут прислушиваться к американским просьбам присоединиться к антикитайской коалиции.

Однако если президент США Джо Байден сумеет разрядить напряжённость этого кризиса, уступив некоторым из требований президента России Владимира Путина, тогда стратегическое положение Китая, скорее всего, ухудшится. Путин пожнёт плоды своей дипломатии принуждения, Байден избежит попадания в потенциальную «трясину» в Восточной Европе, а Китай станет единственным центром внимания для стратегии национальной безопасности Америки. Более того, в глазах Путина, умело воспользовавшегося американской одержимостью Китаем для восстановления российской сферы влияния, стратегическая ценность китайской карты у него на руках может значительно девальвироваться.

Использование страха Байдена перед втягиванием в конфликт с противником вторичного значения (Россией) для того, чтобы выторговать критически важные уступки в сфере безопасности, стало для Путина рискованным, но умным шагом. Однако приказ вторгнуться в Украину (то есть, по сути, добровольно выбрать себе роль главного геополитического соперника Америки, по крайней мере, в краткосрочной и среднесрочной перспективе) едва ли в кремлёвских интересах. Практически нет сомнений, что удушающие западные санкции и больший урон от сражений с партизанами Украины значительно ослабят Россию и сделают Путина одновременно непопулярным внутри страны и более зависимым от председателя КНР Си Цзиньпина.

Весьма интригует тот факт, что, хотя у Китая столь высоки ставки в украинском кризисе, правительство страны действует крайне осторожно, не раскрывая свои карты. Если на Западе возросшая напряжённость доминирует в заголовках прессы, то в официальных китайских СМИ события вокруг Украины мало освещаются. В период с 15 декабря (когда Путин и Си провели виртуальный саммит) по 24 января нынешнего года газета «Жэньминь жибао», официальный рупор Коммунистической партии Китая, опубликовала лишь одну статью об этом кризисе – о безрезультатных переговорах, состоявшихся в середине января между Россией, США и союзниками по НАТО. Столь же заметно отсутствие редакционных статьей или комментариев, выражающих китайскую поддержку России.

Ещё больше интригует тот факт, что в сообщении по итогам саммита Путин-Си, опубликованном Кремлём, утверждается, будто Си поддержал требование Путина к Западу предоставить гарантии безопасности, исключив дальнейшей расширение НАТО на восток. Между тем в китайской версии, опубликованной государственным агентством новостей «Синьхуа», не содержится такой информации. Вместо открытой поддержки позиции Путина Си выступил с расплывчатым заявлением общего характера о «твёрдой взаимной поддержке в вопросах, связанных с ключевыми интересами друг друга».

Эта тенденция наблюдалась и во время разговора министра иностранных дел Китая Ван И с госсекретарём США Энтони Блинкеном 27 января. Западная пресса охарактеризовала заявление Вана по Украине как выражение поддержки Путина. В реальности же Ван обозначил, что дипломатия Китая находится строго в стороне от этого конфликта, и заявил лишь, что «разумные тревоги России в сфере безопасности следует подчеркивать и устранять».

Secure your copy of PS Quarterly: The Year Ahead 2023
YA-Magazine_Promo_Onsite_1333x1000_Alt

Secure your copy of PS Quarterly: The Year Ahead 2023

Our annual fourth-quarter magazine is here, and available only to Digital Plus and Premium subscribers. Subscribe to Digital Plus today, and save $15.

Subscribe Now

Китайская сдержанность в украинском вопросе означает, что Си тщательно хеджирует свои ставки. Да, конечно, агрессивная дипломатия Путина служит китайским интересам – по крайней мере, пока что. И Си будет ещё лучше, если Путин решит вторгнуться в Украину и отвлечь стратегическое внимание США от Китая.

Однако, если предположить, что Си не знает реальных намерений Кремля в отношении Украины (сомнительно, чтобы Путин поделился ими со своим китайским коллегой), тогда он тоже весьма благоразумно не раскрывает свои карты. Любое выражение безоговорочной китайской поддержки путинских требований может оставить Китаю мало пространства для манёвра. В худшем случае подталкивание Путина на путь войны может быть истолковано в определённых кругах в Москве как дьявольский китайский план по использованию России в качестве стратегической пешки в китайско-американской холодной войне. В альтернативном сценарии, если Путин предпочтёт удовлетвориться спасающими лицо достижениями, чтобы избежать потенциальной катастрофы, тогда Китай будет выглядеть глупо со своей поддержкой нереальных требований Кремля.

Но даже если оставить в стороне эту стратегическую неопределённость, руководство Китая понимает, что открытая поддержка Путина, почти несомненно, приведёт к антагонизму с Евросоюзом, который на сегодня является вторым крупнейшим торговым партнёром Китая. А в стратегических расчётах китайских властей жизненно важно не допустить, чтобы Америка привлекла ЕС в свою антикитайскую коалицию.

Независимость и безопасность Украины критически важны для ЕС, поэтому китайские попытки помочь Путину и подстрекать его спровоцировали бы европейский отпор. Как минимум ЕС может заставить Китай заплатить за это, ограничив трансфер технологий и усилив дипломатическую поддержку Тайваня. В частности, восточноевропейские страны ЕС, у которых меньше торговых связей с Китаем, но которым больше грозят агрессивные подходы России, находятся в намного лучшей позиции, чем крупные страны Евросоюза, для того, чтобы разыграть тайваньскую карту в качестве ответной меры против Китая. Мало кто в китайском руководстве посчитает, что стоит так рисковать.

Руководители Китая – реалисты, и они понимают, что мало что могут сделать, чтобы повлиять на исход нынешнего кризиса в Украине, причём даже в том случае, если они решат вмешаться в него публично. В продолжающемся противостоянии у Путина на руках больше карт, поэтому китайская дипломатическая поддержка вряд ли изменит стратегические расчёты ключевых действующих лиц в Вашингтоне, Брюсселе и даже в Москве. Китайское влияние резко возрастёт лишь в том случае, если Путин бросит жребий и вторгнется в Украину, потому что тогда ему понадобится китайская экономическая поддержка для смягчения эффекта западных санкций.

А пока что, с точки зрения Си, всё это спекуляции. Хотя Китай и является супердержавой, его роль временно сокращена до статуса наблюдателя, который с нетерпением и надеждой смотрит со стороны за тем, как развивается украинский кризис.

https://prosyn.org/6j34Pqtru