carbon capture geoengineering Melanie Stetson Freeman/The Christian Science Monitor via Getty Images

Геоинжиниринг – опасное отвлечение внимания

ВАШИНГТОН – По мере роста концентрации углекислого газа в атмосфере, которая уже  превысила 400 частиц на миллион, возрастает и цена климатического кризиса в виде экономических убытков, экологического эффекта и человеческих жизней. В октябре 2018 года Межправительственная группа экспертов по изменению климата (IPCC) выступила с предостережением, что повышение глобальной температуры на 1,5°C относительно доиндустриальных уровней будет иметь серьёзные последствия для человечества и биоразнообразия. А любое превышение этого уровня станет катастрофой.

Для того чтобы не пересечь порог в 1,5°C, мир обязан почти вдвое сократить выбросы CO2 к 2030 году и достичь нулевого уровня выбросов к 2050 году. Это будет возможно только в том случае, если мы полностью уберём ископаемое топливо из экономики в течение нескольких ближайших десятилетий. Попытки обойти каким-то образом эту реальность лишь усугубят ситуацию.

Но мы рискуем именно так и поступить. Всё больше людей начинают серьёзно рассматривать совершенно немыслимую ранее стратегию геоинжинирингового выхода из климатического кризиса. Предлагаемые подходы широко различаются, но у них у всех есть общие ключевые особенности: они технологически сомнительны, экологически рискованны и лишь ускорят климатический кризис, а не остановят его.

Идеологи этих подходов отстаивают две основные геоинжиниринговые стратегии: удаление углекислого газа (CDR) и модификация солнечного сияния (SRM). Обе стратегии, как и большинство других геоинжиниринговых стратегий, зависят от широкого применения систем улавливания, утилизации и хранения углерода (CCUS), в которых технологии позволяют улавливать CO2 из потока промышленных выбросов и хранить их – под землёй, в океанах или в специальных материалах.

Уже само по себе это создаёт серьёзные экологические и социальные риски. А с точки зрения экономики, технология CCUS становится рентабельной только при условии, если собранный углекислый газ будет закачиваться либо в старые нефтяные скважины для выдавливания оттуда большего количества нефти, либо в заброшенные угольные шахты для производства природного газ, либо в нефтеперерабатывающие заводы для увеличения производства пластика. Всё это выгодно индустрии ископаемого топлива – и вредно для всех остальных.

Специфические особенности каждой стратегии лишь усугубляют опасности геоинжиниринга. Взять, к примеру, стратегию CDR, которая призвана улавливать углекислый газ из атмосферы уже после того, как он там оказался в виде выбросов. Наиболее широко обсуждаемый подход – биоэнергетика с улавливанием и хранением углекислого газа (BECCS). Он предполагает либо зачистку значительных участков нетронутого леса, либо вытеснение сельскохозяйственных культур, либо и то, и другое сразу, с целью увеличить производство горючих видов топлива. Тем самым, под угрозой окажутся не только продовольственная безопасность и земельные права. Вырубка лесов может привести к тому, что в атмосферу будет выбрасываться больше углекислого газа, чем BECCS в принципе будет способна когда-либо уловить.

Investing in Health for All

Investing in Health for All

GettyImages-959020748

PS Events: Investing in Health for All 

Don't miss what Tedros Adhanom Ghebreyesus, Werner Hoyer, Sandra Gallina, Marie-Ange Saraka-Yao, and more had to say at our latest virtual event, Investing in Health for All. Click here to watch.

Watch Now

Другая важная технология CDR – прямое улавливание воздуха (DAC) – предполагает высасывание CO2 из воздуха путём установки, по сути, огромных воздушных фильтров на всей планете. Для оплаты этого экстремально энергоёмкого процесса его сторонники хотят использовать улавливаемый CO2 для производства дизельного и авиационного топлива, которое затем будет сжигаться, выбрасывая CO2 и создавая замкнутый круг. Проще говоря, DAC – это очень дорогой способ превратить энергию, полученную из возобновляемых источников, в газ.

Ещё одна большая геоинжиниринговая стратегия, SRM, стремится замаскировать, а не сократить количество CO2 в атмосфере. Наиболее широко обсуждаемый подход предполагает впрыскивание сернистого газа (SO2) в верхние слои атмосферы для создания временного охлаждающего эффекта.

Но сжигание угля, нефти и газа, в ходе которого производится большое количество SO2, создаёт такой же эффект, одновременно вызывая кислотные дожди и сокращая озоновый слой. Тем самым, сторонники SRM извращённо пытаются доказать, будто мы должны защищать нашу планету путём увеличения производства тех самых загрязняющих веществ, которые её уже разрушают.

Объяснить этот явный когнитивный диссонанс просто. Как показано в новом аналитическом докладе, подготовленном Центром международного экологического права, многие защитники геоинжиниринга работают на индустрию ископаемого топлива, получают финансирование или прибыли от неё, хотя это та самая отрасль, которая собственно и создала климатический кризис.

Нефтяная, газовая, угольная и энергетическая отрасли потратили десятилетия на исследование, патентование и рекламу геоинжиниринговых технологий (включая, например, CCUS) с целью сохранить доминирующую роль ископаемого топлива в экономике. Как показывает наше исследование, первым последствием геоинжиниринга станет дальнейшее укрепление этой роли, а также увеличение выбросов CO2 и жёсткая привязка к инфраструктуре ископаемого топлива на десятилетия или даже столетия вперёд.

Совершенно очевидно, что эта стратегия решения проблемы климатического кризиса абсолютно контрпродуктивна. Но это не имеет значения для сторонников геоинжиниринга. Многие из них, в том числе Американский институт предпринимательства, член Палаты представителей Ламар Смит, бывший госсекретарь США (и бывший гендиректор компании ExxonMobil) Рекс Тиллерсона, отрицают изменение климата и выступают против мер борьбы с ним. Они утверждают, что, если когда-нибудь глобальное потепление действительно станет реальной проблемой, тогда мы просто найдём геоинжиниринговый выход из этой проблемы.

Однако решения, выгодные компаниям ископаемого топлива, не подходят к сложившимся реалиям. Суровая правда в том, что у нас осталось меньше десяти лет для радикального снижения объёмов выбросов CO2 и менее трёх десятилетий для их полной ликвидации. Мир просто не может позволить себе тратить время и ресурсы на геоинжиниринговые мифы и фантазии.

У нас есть инструменты, необходимые для борьбы с климатическим кризисом. Поддержка возобновляемой энергетики и энергоэффективности; защита и восстановление природных лесов и океанических экосистем; уважение права коренных народов на управление своими традиционными землями – всё это работающие и экономически эффективные пути выхода из климатического кризиса, которые можно применять и масштабировать уже сейчас. Всё, что требуется, – это политическая воля, чтобы их поддержать, и политическая воля, чтобы отвергнуть обманчивые стратегии, разработанные теми, кто должен был решать проблему, а не мечтать о новых способах заработать на ней.

https://prosyn.org/6Cjsqzeru