3

Удвоение европейской энергоэффективности

БРЮССЕЛЬ – На декабрьской конференции по климату COP21 в Париже мировые лидеры обязались определить национальные целевые параметры сокращения выбросов парниковых газов, в том числе показатели повышения энергоэффективности. Сейчас Европейская комиссия приближается к моменту истины: либо она установит амбициозные, но достижимые целевые индикаторы повышения энергоэффективности, которые подтолкнут частных лиц и промышленность к реальным изменениям, либо она уступит политическому давлению и установит ничего не значащие цели, которые в любом случае будут достигнуты без каких-либо дополнительных усилий.

Второй подход был выбран в 2014 году, когда европейские лидеры договорились повысить энергоэффективность на 27% к 2030 году. Европейский совет хвалили тогда за проявленные лидерские качества. Никто не стал утруждать себя напоминанием, что глобальная энергоэффективность и без этого решения должна повыситься сама собой примерно на 35% к 2030 году.

Chicago Pollution

Climate Change in the Trumpocene Age

Bo Lidegaard argues that the US president-elect’s ability to derail global progress toward a green economy is more limited than many believe.

Климатическое соглашение COP21 даёт Европе второй шанс: она может стать примером, носителем мировых стандартов в сфере энергоэффективности. Экологи, лидеры бизнеса и учёные ждут от Европейской комиссии новых целевых индикаторов, которые, скорее всего, будут определены в октябре, в ходе предстоящего пересмотра Директивы ЕС об энергоэффективности.

Какие же целевые индикаторы можно будет считать значимыми? Если европейские лидеры всерьёз относятся к своим обязательствам в рамках СОР21, они должны будут сделать своей целью сокращение потребления энергии к 2030 году на 70% по сравнению с уровнем потребления в 2010 году. Это более чем вдвое выше целевого показателя, установленного Европейским советом в 2014 году.

Сокращение на 70% является амбициозным, но не невозможным. Есть как экономические, так и экологические аргументы в пользу такого решения. С точки зрения экономики, страны, которые занимаются сокращением потребления энергии, повышают свою производительность просто потому, что используя меньше энергии, они тратят меньше денег. Реализация мер по повышению энергоэффективности может потребовать крупных первоначальных инвестиций, однако эти издержки будут компенсированы будущим ростом производительности, а это единственный путь, который даёт развитым странам возможность устойчиво и неуклонно повышать стандарты качества жизни.

Экологические аргументы в пользу этой амбициозной цели заключаются не в том, что мы должны «спасти планету Земля». Мы должны спасти климат, в котором развивалось и добилось процветания человечество. Энергоэффективность во всём мире растёт примерно на 1,5% в год, и это позитивный фактор, ставший признанием той роли, которую сыграли 30 лет дальновидной экологической политики. Однако мировой потребление энергии растёт примерно на 3% в год. Это означает, что мы по-прежнему роем нашу яму всё глубже и глубже, вместо того чтобы закапывать её.

Основными загрязнителями окружающей среды в мире продолжают оставаться шесть стран с крупнейшей экономикой – Китай, США, Россия, Индия, Япония, а также Европейский союз. Однако значительная часть экономического роста приходится сейчас на развивающиеся страны, которые стали участниками глобальной экономики. Даже если эти страны добьются значительных прорывов в сокращении выбросов, всё равно именно они станут главными загрязнителями в будущем, по крайней мере, в краткосрочной перспективе.

Глобализация привела к повышению продолжительности жизни и улучшению стандартов качества жизни во многих бедных странах. Но она также создаёт новые экологические проблемы, которые потребуют амбициозных решений. В этой связи повышение энергоэффективности на 70% является тем минимумом, к которому должна стремиться Европа – и весь мир –  для достижения реального устойчивого развития при сохранении нынешних темпов глобального экономического роста.

К счастью, всё это вполне достижимо для нас. В опубликованном в 2015 году исследовании, которое провели Ecofys, Quintel Intelligence и «Лиссабонский совет», говорится, что Европа уже обладает доступными технологиями, позволяющими удвоить нынешний уровень энергоэффективности, не принося при этом в жертву рост экономики. В числе этих технологий – тепловые насосы, «умные» электросети, лампы LED, энергоэффективная бытовая техника.

Fake news or real views Learn More

Почему все эти технологии не внедряются уже сейчас? Причина не в том, что Европу тормозит промышленность. Наоборот, в последние годы экологический след европейской промышленности значительно уменьшился. Дело в том, что главным потребителем энергии в Европе являются частные домохозяйства, а в этой сфере в предстоящие годы можно повысить энергоэффективность втрое – при правильном политическом руководстве, достаточных инвестициях и готовности к долгосрочным действиям со стороны самих европейцев.

И тут мы возвращаемся к теме Директивы ЕС об энергоэффективности – именно здесь следует начать данную работу. Европейская комиссия должна установить «запредельные» стандарты, которые заставят нас стремиться к таким высоким достижениям, которые мы не считали раньше возможными. Если Европа сможет удвоить энергоэффективность к 2030 году, европейцы, обернувшись, будут удивляться, как же они могли жить иначе.