2

Восстановление мировых лесов

ОКСФОРД – У человечества всегда были сложные взаимоотношения с лесами. Мы зависим от них, чтобы регулировать климат и осадки, очищать воздух и воду, поддерживать мириады видов растений и животных, а также поддерживать средства к существованию более миллиарда человек. Тем не менее, мы продолжаем уничтожать их до такой степени, что из первоначального мирового лесного покрова остается только половина.

Цену обезлесения очень сложно преувеличить. По мере своего роста, деревья поглощают большое количество углекислого газа, что делает их жизненно важными инструментами для поглощения выбросов парниковых газов – которые производят автомобили, заводы, электростанции и скот – что приводят к изменению климата. Если мы продолжим терять лесной покров, достижение цели Парижского соглашения о климате, направленное на ограничение глобального потепления до уровня ниже 2 градусов Цельсия (выше доиндустриального уровня), до 2050 года будет невозможным. Фактически, для достижения этой цели нам будет необходимо восстановить значительное количество лесного покрова, которого уже нет.

Существует два пути подхода к лесовосстановлению. Первое – позволить сельскохозяйственным землям исчезнуть, а затем дождаться их естественного возвращения в лес. Это обойдется недорого, но на это уйдут десятилетия. Второй вариант более активен: высадить миллиарды новых деревьев.

В рамках Нью-Йоркской декларации по лесам, подписанной в 2014 году, правительства обязались восстановить сотни миллионов гектаров лесов. Но, поскольку в наши дни большинству правительств не хватает денежных средств, финансирование обязательства оказалось непростым делом. Исходя из этого, мы должны попытаться привлечь частный сектор для предоставления необходимых инвестиций.

Когда леса имеют экономическую ценность, они с большей вероятностью будут выращиваться, чем уничтожаться. И, действительно, на протяжении тысячелетий деревья выращиваются для получения прибыли. Сегодня продуктивные леса занимают площадь более миллиарда гектаров, или около четверти всех лесных мировых угодий.

Такие леса производят топливную древесину, которая составляет примерно половину вырубаемых деревьев. Они также производят материалы для одежды, масла для мыла и смазочные материалы, фрукты и другие продукты, такие как какао. Спрос на эти продукты растет, хотя и не так быстро, как падает спрос на печатные газеты, в результате компьютеризации.

Каким образом можно увеличить спрос на лесные товары? Многообещающая возможность заключается в строительстве.

Древесина всегда была важным строительным материалом, и по-прежнему используется для жилищного строительства в таких местах, как Соединенные Штаты, Скандинавия и некоторых частях Юго-Восточной Азии. Но большинство зданий сегодня построено с использованием кирпичей и строительного раствора, бетона, а для крупных структур с использованием стали – все материалы, которые в процессе производства производят значительные выбросы углерода.

Хотя маловероятно, что древесина может полностью заменить любой из этих материалов, новые типы искусственной древесины делают ее более конкурентоспособной. Одним из них является кросс-ламинированная древесина (CLT), которая производится путем склеивания слоев древесины для создания панелей, которые такие же прочные, как сталь или бетон, и, таким образом, может заменить эти материалы в строениях.

Для определения конкретных преимуществ использования древесины для сокращения выбросов CO2, требуются дополнительные исследования. Одна из оценок исходит от архитектора Энтони Тистлтон-Смита, одного из ведущих экспертов Соединенного Королевства по деревянным строениям. Недавно он отметил, что, хотя углеродный след типичного Британского дома составляет около 20-21 тонны, негативный след дома CLT составляет 19-20 тонн. Другими словами, каждый дом, построенный с использованием CLT, экономит 40 тонн CO2. Если бы 300 000 новых домов, планируемых в этом году к завершению в Великобритании, были построены с использованием CLT, это было бы равносильно освобождению дорог от 2,5 млн автомобилей. Преимущества для климата могли бы быть огромными.

Как и в случае со многими климатическими мерами, издержки могут стать серьезным препятствием на пути осуществления. И, согласно докладу Организации Объединенных Наций, в Европе цена на CLT выше, чем на бетон. Но CLT все еще находится на начальном этапе, всего с лишь несколькими действующими предприятиями. Поскольку цепочка поставок CLT развивается, затраты неизбежно будут падать, как это произошло с возобновляемыми источниками энергии.

Более того, строители сообщают, что общие затраты на строительство с CLT уже в конечном итоге аналогичны тем, что затрачиваются на здание с использованием бетона, так как это занимает меньше времени. В конце концов, в отличие от бетона, CLT не требует времени на установку.

Безусловно, осуществить подобное преобразование будет непросто. Корыстные интересы – давление со стороны промышленных отраслей, производящих традиционные строительные материалы - должны быть преодолены, в том числе, путем обеспечения равных возможностей с точки зрения субсидий. Кроме того, необходимо решить опасения общественности – например, относительно пожарной безопасности или предотвращения заражения – а строителям придется обучиться новым навыкам. Самое главное, необходимо значительно улучшить мониторинг, настолько, чтобы увеличение спроса не привело к дальнейшему обезлесению.

Для многих стран экономические возможности должны быть достаточными, чтобы сделать решение этих задач целесообразным. Новые плантации могли бы возродить сельские районы, как новые заводы создали возможности для инвесторов и предпринимателей. Правительства и крупные компании смогли бы использовать быстрорастущий рынок “зеленых” облигаций для финансирования раннего перехода, включая создание систем, использующих беспилотные аппараты и спутниковые изображения для мониторинга неустойчивых методов лесопользования.

Возможности согласования экономического развития с сокращением выбросов парниковых газов являются редкими. И все же, это то, что предлагает лесовосстановление. Мы должны воспользоваться этой возможностью, посредством проведения конструктивного преобразования, основанного на восстановлении деревьев, наиболее эффективного в мире инструмента по улавливанию углерода. В этот “новый век лесоматериалов” мы будем выращивать древесину, строить из древесины и позволим процветать нашим лесам.