2

Управление энергетической революцией

ЭР-РИЯД/ЛОНДОН – На протяжении десятилетий, международный энергетический ландшафт был относительно стабильным, с такими производителями, как Саудовская Аравия, Иран, Алжир, продающими нефть и газ потребителям в Соединенных Штатах и Европе. Однако, в течение нескольких лет, территория энергетики, вероятно, будет неузнаваема, так как драматические технологические, экономические и геополитические изменения перестроят коммерческие отношения во всем мире.

Что необходимо, так это новая структура управления, выходящая за рамки традиционных двусторонних отношений между производителями и потребителями. В быстро меняющемся мире, гарантирование энергетической безопасности потребует тщательного управления множественными взаимосвязанными отношениями. Только открытый международный форум, на котором можно обменяться и обсудить комплексные идеи, скорее всего, окажется адекватным для решения задачи по управлению новой эрой использования энергии, производства и потребления.

Erdogan

Whither Turkey?

Sinan Ülgen engages the views of Carl Bildt, Dani Rodrik, Marietje Schaake, and others on the future of one of the world’s most strategically important countries in the aftermath of July’s failed coup.

Происходящие изменения являются весьма существенными. Во многих странах- экспортерах энергоресурсов, резко возрастает внутреннее потребление. Исторически, эти страны рассматривали энергию как дешевый ресурс. Сегодня они все чаще принимают меры по устранению субсидий, введению рыночных цен и повышению эффективности – политики, более типичные для стран-импортеров энергоресурсов. ВР прогнозирует, что на Ближнем Востоке, с его обширными запасами ископаемого топлива, потребление первичной энергии к 2035 году вырастет на 77%.

В то же время, некоторые традиционные импортеры осваивают новые источники энергии и становясь производителями, изменяют направление энергетических потоков. Сланцево-энергетическая революция в США, пожалуй, самый известный пример этой перемены, но он не единственный.

Быстро растущая индустрия возобновляемых источников энергии, является еще одним фактором нарушения традиционных связей между производителями и потребителями. В первой половине 2014 года, 13% электроэнергии в Германии поступило только из ветровой энергии. Дания, страна, которая в 1970-е годы была практически полностью зависима от импорта энергоносителей, в настоящее время является единственным в Евросоюзе нетто-экспортером чистой энергии, часто генерируя более 100% своих потребностей электроэнергии из ветровой энергии.

Между тем, прогресс в области энергоэффективности, также снижает спрос на экспорт традиционных производителей. Высокоэффективные здания часто можно легко обогреть производством местной возобновляемой электроэнергии и снабдить горячей водой от солнечных коллекторов. Внедрение Домов с Почти Нулевым Энергопотреблением, стандарт для новых зданий в ЕС установленный, чтобы значительно снизить зависимость от газа при отоплении.

Риск в том, что эти быстрые изменения будут сочетаться с дестабилизирующими геополитиками, чтобы инициировать отход от мировых энергетических рынков. Если страны начнут определять энергетическую безопасность как энергетическую независимость и попытаются покрыть все свои потребности, то результатом могут стать дорогостоящие избыточные мощности, огромные ценовые искажения, замедление технологического прогресса и более слабый экономический рост.

Из-за необходимости сохранения доверия в конкурентной, политически заряженной и часто непредсказуемой энергетической отрасли, актуальной как никогда прежде и сложной, чем когда-либо, международный форум, посвященный решению проблем и ослаблению напряженности, мог бы стать мощным инструментом. Но он должен иметь правильные цели. Например, он не должен ставить себе целью производство юридически обязательных решений. Множество организаций, таких, как Всемирная Торговая Организация, Энергетическая Хартия и Энергетическое Сообщество, уже делают отличную работу, разрабатывая правила или обеспечивая их соблюдение в энергетическом секторе.

Более того, хотя такой орган должен быть открытым для всех, он не должен иметь глобальных амбиции; было бы непрактично пытаться пригласить всех за стол переговоров. И в то же время его основатели должны заботиться, чтобы им не руководила или доминировала одна страна или блок стран, нет ничего страшного в том, если он начнет с малого, лишь с несколькими странами, прежде чем начнет расширяться.

Действительно, Европейская Комиссия, которая проводит работу по созданию энергетического союза, вполне может инициировать открытый диалог со странами, не входящими в ЕС, о долгосрочных энергетических политиках. ЕС является крупнейшим импортером энергоносителей в мире, и только бы выиграл, присоединившись к обсуждению своей энергетической стратегии в беседе с основными мировыми экспортерами. В то время, как ЕС пересматривает свою энергетическую и внешнюю политики, он не должен упустить шанс внести в свой план открытый диалог по энергетической политике.

Support Project Syndicate’s mission

Project Syndicate needs your help to provide readers everywhere equal access to the ideas and debates shaping their lives.

Learn more

Один из традиционных недостатков комиссии – что внешняя и энергетическая политики, как правило, утверждаются отдельными государствами-членами, и в этом контексте, это могло бы стать важным преимуществом. Комиссия будет рассматриваться как посредник при обсуждении, а не как лидер или доминирующий игрок.

Имея надлежащий форум для устранения разногласий, быстро меняющийся энергетический ландшафт мог бы стать источником нового процветания. Альтернативой является мир, подвергающийся риску напряженностей и недоразумений – те, что легко могут перейти из области энергетической политики в международные отношения и безопасность.