Skip to main content

Cookies and Privacy

We use cookies to improve your experience on our website. To find out more, read our updated Cookie policy, Privacy policy and Terms & Conditions

ovadia1_Tom StoddartGetty Images_manwalkingoilpipes Tom Stoddart/Getty Images

Окно возможностей для ископаемого топлива Африки

ВИНДЗОР (ОНТАРИО, КАНАДА) – В августе на том месте, где находился когда-то знаменитый исландский ледник Окйёкюдль, превратившийся в озеро из-за изменения климата, была установлена памятная табличка. Она гласит: «Этот памятник подтверждает, что мы знаем, что сейчас происходит, и знаем, что нужно делать. Но только вы узнаете, сделали ли мы это».

А происходит сейчас во что: быстро приближается климатическая катастрофа. И об этом предупреждают и Межправительственная группа экспертов по изменению климата (IPCC), и практически всё научное сообщество. Но хотя предстоит многое сделать, чтобы предотвратить эту катастрофу, развивающимся регионам мира, подобным Африке, потребуются ещё и новые подходы к индустриализации.

Во многом мир начинает, наконец-то, серьёзно относиться к проблеме изменения климата. Целых 195 стран подписали Парижское климатическое соглашение 2015 года. И хотя в Соединённых Штатах президент Дональд Трамп объявил о выходе из Парижского договора (и отменяет решения, призванные защищать окружающую среду), правительства отдельных штатов взяли на себя ответственность за достижение поставленных в соглашении целей, а кандидаты от Демократической партии в президенты США предлагают амбициозные стратегии климатической политики.

Впрочем, наиболее активно призывает к действиям молодежь, а не политические лидеры. 16-летний шведский климатический активист Грета Тунберг привлекла внимание прессы, благодаря своим красноречивым выступлениям, движению школьных забастовок и путешествию через Атлантику на яхте с нулевыми выбросами парниковых газов. Генеральный секретарь ОПЕК Мохаммед Баркиндо недавно заявил, что такие активисты являются, «наверное, величайшей угрозой» для будущего нефтяной отрасли.

Баркиндо утверждает, что нефтяная отрасль – не единственная причина изменения климата. И в чём-то он прав. Но нефтяному сектору следует всё же признать, что наша зависимость от «ископаемого капитализма» походит к концу. И в одном из своих выступлений в начале июля Баркиндо отметил, что международной нефтяной индустрии понадобится трудный разговор о будущем.

Тем не менее, хотя стремление перейти на возобновляемые источники энергии с их растущей ценовой конкурентоспособностью следует приветствовать, остаётся нерешённой проблема, создаваемая таким переходом для развивающихся стран, которые обладают запасами нефти и газа и которые в значительно меньшей степени способствовали изменению климата.

Subscribe now
ps subscription image no tote bag no discount

Subscribe now

Subscribe today and get unlimited access to OnPoint, the Big Picture, the PS archive of more than 14,000 commentaries, and our annual magazine, for less than $2 a week.

SUBSCRIBE

Везде, где происходила индустриализация, помогавшая росту процветания (от Европы и США в XIX веке до Китая в 2000-е годы), она опиралась на ископаемое топливо. Но в странах Глобального Юга нефтегазовые ресурсы не привели к устойчивому экономическому развитию и повышению уровня жизни. Напротив, использование этих ресурсов обычно сводилось к изъятию у одних ради выгоды других (так называемое «ресурсное проклятие»).

Сегодня, когда повышается заинтересованность в переходе к экологически устойчивому и справедливому развитию, всё больше африканских стран начинают запускать новые проекты разведки и добычи нефти. Они надеются, наконец-то, пожать плоды развития за счёт своих природных богатств – и их можно понять. Более устойчивые энергетические системы, конечно, крайне важны с экологической точки зрения, но в переходный период – и до тех пор, пока нефтяные ресурсы остаются востребованными, – африканским государствам надо будет постараться получить максимум от своих запасов ископаемого топлива и использовать их так, чтобы они помогали достижению позитивных показателей роста благосостояния. Такова логика, лежащая в основе идеи «нефтяного развития» (petro-development).

Впрочем, даже с учётом значительных новых инвестиций, особенно со стороны Китая и Индии, возможности такого нефтяного развития снижаются. То, что раньше казалось источником бесконечных возможностей, сегодня приобрело чёткие пределы, особенно учитывая снижение мировых цен на нефть и сдвиг спроса в сторону возобновляемых источников энергии.

Баркиндо, возглавлявший ранее национальную нефтяную компанию Нигерии, прекрасно понимает, насколько трудно будет использовать нефтегазовые ресурсы таким образом, чтобы они приносили чистые выгоды и государству, и его гражданам. В условиях, когда экономическая эффективность возобновляемой энергетики растёт, а общества начали переход к постуглеродному миру, разговор должен вестись не о том, как существующая нефтяная индустрия может стать часть какого-либо решения, а о том, как она сможет внести наибольший вклад в социально-экономическое развитие в переходный период.

Даже если нефтяные цены снова вырастут, представляется маловероятным, чтобы большинство африканских стран смогли достичь желаемого нефтяного развития без радикального пересмотра своих подходов к управлению природными ресурсами. А для этого нужна долгосрочная, тщательно продуманная и реализуемая стратегия социального и экономического развития.

В такой стратегия должно, в частности, признаваться, что новые инвестиции в нефтяную отрасль приведут к расходам в размере миллиардов долларов на широкий спектр товаров и услуг, предоставляемых компаниями, которые – во многих случаях – далеко не ограничиваются обслуживанием нефтяной промышленности. В последние годы Нигерия лидировала в стремлении африканских производителей нефти создавать больше стоимости за счёт продвижения «местной составляющей». Многие правительства Африки пытаются создавать местные компании и стимулировать международные фирмы вести больше деятельности внутри своих стран. Тем самым, они стараются найти способ наилучшего использования ресурсов до того, как окно для подобной деятельности закроется.

Со своей стороны, индустриально развитые страны должны активней поддерживать африканскую нефтяную промышленности и гарантировать, что негативные последствия добычи нефти смягчаются.

Подобные стратегии будут успешны, если в этой работе будет принимать участие нефтяная отрасль. А это значит, что ей надо искреннее взаимодействовать с африканскими правительствами с целью выяснить, как можно наилучшим образом поддержать национальные программы развития и диверсификации. Предстоящая Международная нефтяная выставка и конференция в Абу-Даби, которую организует Abu Dhabi National Oil Company (в этой конференции, помимо Баркиндо, примут участие министры энергетики и лидеры нефтяной промышленности многих стран Африки), предоставит идеальный шанс для того, чтобы инициировать данный процесс.

Работая с другими заинтересованными сторонами, активисты борьбы за переход к экологически устойчивой и справедливой экономике смогут достичь большего: они дадут возможность углеродной энергетике позитивно повлиять на те страны, которые до сих пор испытывали лишь негативные последствия характерного для XX веке развития с опорой на нефть.

Вместо пренебрежительного отношения к юным климатическим активистам как к какому-то деловому неудобству, нефтяная отрасль должна начать открытое обсуждение способов приумножения своего наследия с точки зрения развития. И лишь будущие поколения узнают, удалось ли ей это сделать.

https://prosyn.org/AcZJkPKru;
  1. bildt70_SAUL LOEBAFP via Getty Images_trumpukrainezelensky Saul Loeb/AFP via Getty Images

    Impeachment and the Wider World

    Carl Bildt

    As with the proceedings against former US Presidents Richard Nixon and Bill Clinton, the impeachment inquiry into Donald Trump is ultimately a domestic political issue that will be decided in the US Congress. But, unlike those earlier cases, the Ukraine scandal threatens to jam up the entire machinery of US foreign policy.

    13