3

Крупные предприятия-загрязнители, платите

ДЖАКАРТА – Чуть ранее в этом году в Мьянме проливной дождь вызвал оползни, которые уничтожили сотни домов и вызвали масштабные разрушения сельскохозяйственных угодий. Более 1,3 млн человек пострадали и более 100 погибли. Во Вьетнаме, те же потопы привели к тому, что от угольных шахт появились токсичные глиняные впадины, которые переполнились водой и дошли до деревень, а также до Бухты Халонг (которая находится в списке объектов Всемирного наследия ЮНЕСКО). Число погибших составило 17. В то время как такие погодные явления становятся все более частыми и интенсивными, необходимость смягчения последствий и адаптации к изменению климата становится более насущной, чем когда-либо.

Не стоит заблуждаться: эти события по крайней мере частично - результат изменения климата. Как подмечает климатолог Кевин Тренберт из Национального центра атмосферных исследований США, в настоящее время «изменение климата влияет на все погодные явления, потому что среда, в которой они происходят теплее и влажнее, чем раньше».

Chicago Pollution

Climate Change in the Trumpocene Age

Bo Lidegaard argues that the US president-elect’s ability to derail global progress toward a green economy is more limited than many believe.

Международные переговорщики по климату в какой-то степени это признают. Последствия, с которыми сталкиваются жители Мьянмы и Вьетнама считаются неизбежными затратами от неспособности приспособиться к изменению климата, которую чиновники классифицировали как «утрату и повреждение». Но такая формулировка не отражает в полной мере масштаб последствий – особенно их влияние на жизнь людей. Люди, которые погибли в Мьянме и Вьетнаме не просто «неизбежные затраты», а их близкие не могут и не должны просто «адаптироваться» к их потере.

Такая бессердечная риторика отражает неадекватность тех мер реагирования на изменение климата, которые были до сих пор произведены подобными международными переговорами. В самом деле, если бы промышленно-развитые страны мира сделали необходимое для того чтобы остановить изменения климата (как они и обещали в прошлом поколении) то Мьянма и Вьетнам скорее всего бы избежали их недавних «потерь и ущерба».

То, что так называемые страны с развитой экономикой не исполняют свои обязательства означает, что Мьянма и Вьетнам вряд ли наиболее уязвимые развивающиеся страны нынешнего мира. Крошечные островные государства Тихого океана, например, не были в состоянии возвести адекватную оборону против «королевских приливов», которые посягали на их земли и превращали их пресноводные «линзы» под атоллами в солоноватые. Их населения, которые сейчас среди самых бедных в мире, платят за изменение климата их жизнью и средствами к существованию. А без ресурсов для того, чтобы адаптироваться, они будут продолжать страдать.

Но на этом порочность не останавливается. Те, ответственные за проблему – то есть крупнейшие мировые загрязнители – продолжают приобретать миллиардные прибыли, получая при этом огромные энергетические субсидии от правительств (по прогнозам, они достигают $5,3 трлн. в 2015 году, или около $10 млн. в минуту).

Так кто же эти загрязнители? По данным исследования ученого Рика Хеде в 2013 году, почти две трети выбросов углекислого газа, начиная с 1750-х годов, происходят от всего лишь 90 крупнейших производителей ископаемого топлива и цемента, большинство из которых до сих пор функционируют. Пятьдесят из них являются компаниями-инвесторами, включая ChevronTexaco, ExxonMobil, Shell, BP, а также Peabody Energy; 31 являются госкомпаниями, такими как Saudi Aramco и норвежская Statoil; а девять являются государствами, такими как Саудовская Аравия и Китай.

Новая инициатива, начатая группой Carbon Levy Project и поддерживаемая все большим количеством организаций и частных лиц, стала требовать компенсации для уязвимых развивающихся стран от крупных загрязнителей после того, как стала явной вопиющая несправедливость – не говоря уже о деструктивности – такого положения дел. В частности, Carbon Levy Project предлагает налог в точке добычи ископаемых топлив.

Такой налог будет соответствовать нормам международного права, включая принцип того, что «загрязнитель платит» и обеспечит новый, предсказуемый источник финансирования (на общую сумму в миллиарды долларов) для общин, которым оно наиболее необходимо, не давая правительствам отойти от ответственности за предоставление государственных и муниципальных источников финансирования. Затем, путем увеличения себестоимости добычи ископаемого топлива, это будет способствовать окончательному поэтапному отказу от сектора, который не имеет место в планете с безопасным климатом.

Fake news or real views Learn More

К счастью, миру не придется ждать когда его спасут нравственные уговоры. Компании, добывающие ископаемые виды топлива и правительства уже сталкиваются с усилением юридического давления. Уцелевшие после тайфуна на Филиппинах граждане подали жалобу в здешнюю Комиссию по Правам Человека, призывая к расследованию ответственность больших компаний, производящих ископаемое топливо за изменение климата. Голландская группа Urgenda и почти 900 соистцов успешно подали в суд на голландское правительство, вынудив его проводить более жесткую политику в области климата. Теперь, перуанский фермер намерен судиться с немецкой угольной компанией RWE, чтобы покрыть расходы, связанные с защитой его дома, который находится в пути потопа от ледникового озера. A подписавшие Народную Декларацию за Климатическую Справедливость граждане тихоокеанских островных стран намерены подать дело против крупных загрязнителей за деятельность, результатом которой является разрушение их домов.

Если не принять меры, то подобные судебные процессы станут более частыми и их будет намного труднее выиграть. Крупным нефтяным, газовым и угольным компаниям нужно принять ответственность за изменение климата и начать делать настоящий вклад в адаптацию, или готовиться к битве за собственное выживание – сражение, которое, в долгосрочной перспективе, они просто не могут выиграть.