krishnan5_Wolfgang KaehlerLightRocket via Getty Images_wind turbines Wolfgang KaehlerLightRocket via Getty Images

Анатомия перехода к нулевому уровню выбросов

БОСТОН – Теперь, когда решение проблемы изменения климата стало одним из главных приоритетов во всем мире, директивные органы ответственные за экономическую политику и корпоративные стратеги в равной степени стремятся к достижению целей устойчивого развития, в первую очередь, к достижению “чистых нулевых” выбросов парниковых газов (ПГ). Но что потребуется для того, чтобы этого достичь? В новом отчете Глобального института McKinsey я с моими соавторами постараемся ответить на этот вопрос.

Используя сценарий Net-Zero 2050 Сети по экологизации финансовой системы, мы смоделировали относительно упорядоченный переход, который ограничил бы повышение глобальной температуры до 1,5° по Цельсию по сравнению с доиндустриальным уровнем. Хотя это не прогноз и не проект, наш анализ, основанный на сценариях, позволяет понять характер и масштабы изменений, которые повлечет за собой переход к нулевому уровню выбросов, а также масштабы ответных мер необходимых для управления этим процессом. Мы считаем, что достижение этой цели потребует глубоких экономических и социальных изменений, затрагивающих страны, компании и сообщества. В итоге мы пришли к выводу, что успешный переход будет состоять из шести ключевых характеристик.

Во-первых, переход будет универсальным. Каждая страна и сектор экономики прямо или косвенно вносят свой вклад в выбросы парниковых газов. Таким образом, достижение чистого нуля означает, что трансформация должна происходить повсеместно. И, учитывая взаимозависимость энергетических систем и систем землепользования, координация будет иметь важное значение. Например, переход на электромобили (ЭМ) приведет к значительному сокращению выбросов только в том случае, если электроэнергия, используемая для их питания, поступает из источников с низким уровнем выбросов.

Во-вторых, успешный переход к нулевому уровню выбросов повлечет за собой значительные экономические сдвиги. По нашим оценкам, для достижения чистого нуля потребуются 275 трлн долларов капиталовложений в физические активы к 2050 году – в среднем 9,2 трлн долларов в год. Это на 3,5 триллиона долларов в год больше, чем инвестируется в настоящее время. Ожидаемое увеличение расходов по мере роста доходов и численности населения, а также переходная политика, которая уже законодательно закреплена, сокращает разрыв, но требуемое увеличение ежегодных расходов, по-прежнему, будет составлять около 1 триллиона долларов.

Между тем, некоторые существующие расходы необходимо будет перераспределить с активов с высоким уровнем выбросов на активы с низким уровнем выбросов. Рынок труда также подвергнется серьезной корректировке: по сценарию NGFS будет создано около 200 миллионов рабочих мест, к 2050 году 185 миллионов из них будет утрачено в результате перехода к нулевому уровню. Таким образом, решающее значение будет иметь переквалификация и перераспределение рабочих мест.

Третьей ключевой характеристикой перехода к нулевому уровню выбросов является то, что политика – и связанные с ней инвестиции – должны осуществляться на начальном этапе. По сценарию NGFS расходы увеличатся с 6,8% ВВП сегодня до примерно 9% ВВП в период с 2026 по 2030 год, а затем они снизятся. В более широком смысле, в этом десятилетии необходимо будет принять меры по сдерживанию накопления ПГ в атмосфере и смягчению физических климатических рисков.

WINTER SALE: Save 40% on all new Digital or Digital Plus subscriptions
PS_Sales_Winter_1333x1000

WINTER SALE: Save 40% on all new Digital or Digital Plus subscriptions

Subscribe now to gain greater access to Project Syndicate – including every commentary and our entire On Point suite of subscriber-exclusive content – starting at just $49.99.

Subscribe Now

В-четвертых, последствия нулевого перехода будут ощущаться неравномерно. Сектора с наибольшей степенью воздействия – в силу того, что они выделяют значительные объемы парниковых газов (например, угольная и газовая энергия) или продают продукцию, которая это производит (например, нефтепродукты) – составляют около 20% мирового ВВП. На секторы с цепочками поставок с высоким уровнем выбросов, такие как строительство, приходится еще 10% ВВП.

На страновом уровне, на поддержку экономического развития и создание активов с низким уровнем выбросов, развивающимся странам придется выделять большую долю ВВП, чем богатым странам – почти 11% в Индии по сравнению с 4–5% в Европейском союзе и США. Для многих развивающихся стран размещение этого капитала может оказаться сложной задачей. Их экономика также, как правило, в большей степени сконцентрирована в наиболее уязвимых секторах, что подвергает их более значительным экономическим изменениям.

Аналогичным образом, внутри стран, сообщества, которые в значительной степени зависят от наиболее уязвимых секторов, столкнутся с самыми высокими издержками. Например, в США, 44 округа используют уголь, нефть и газ, электроэнергию на основе ископаемого топлива и производство автомобилей для более чем 10% рабочих мест. И, конечно же, домохозяйствам с более низкими доходами будет сложнее, чем их более богатым коллегам справиться с любым увеличением затрат, которые перекладываются на потребителей, хотя в некоторых случаях, таких как мобильность, начальные капитальные затраты потребителей могут со временем привести к снижению эксплуатационных издержек

Пятая характеристика перехода к нулевому показателю заключается в том, что он подвержен краткосрочным рискам, включая увольнение работников и обесценивание активов. По нашим оценкам, в период до 2050 года, в энергетическом секторе активы стоимостью 2,1 триллиона долларов США могут быть списаны или недоиспользованы. И если внедрение технологий с низким уровнем выбросов не поспевает за выводом из эксплуатации технологий с высоким уровнем выбросов, то могут возникнуть дефицит и скачки цен, что потенциально подорвет поддержку перехода.

В то же время, переход к нулевым выбросам открывает большие возможности - шестая ключевая характеристика. Для компаний декарбонизация может сделать существующие процессы и продукты более рентабельными, а новые рынки товаров с низким уровнем выбросов станут еще более прибыльными.

Компании также могут выиграть, поддерживая производство этих продуктов с низким уровнем выбросов, например, путем предоставления минеральных ресурсов (например, литий для аккумуляторов), физического капитала (включая солнечные батареи) или инфраструктуры (например, зарядные станции для электромобилей). Также потребуются поддержка и технические услуги в таких областях как управление лесным хозяйством, инжиниринг и проектирование, финансирование, управление рисками, а также решения по измерению и отслеживанию выбросов.

Страны тоже могут извлечь из этого выгоду. Чтобы укрепить свои позиции в экономике с нулевым уровнем выбросов, они могут использовать свой природный капитал (например, солнечный свет, ветер и землю, которые можно восстановить) и инвестировать в технологический, человеческий и физический капитал. И мы не должны забывать о самом важном преимуществе: предотвращении дальнейшего нарастания физических рисков, которые могут вызвать наиболее катастрофические последствия изменения климата.

Директивные органы и бизнес-лидеры должны интегрировать эти идеи во все свои решения, по мере их стремления обеспечить упорядоченный, своевременный и плавный переход к нулевому уровню выбросов. Это включает в себя признание того, что внезапные, плохо спланированные изменения усилят риски так же, как и задержки. Учитывая универсальный характер перехода, его необходимо решать в новом духе сотрудничества.

Многие вопросы остаются без ответа, включая вопрос о том, кто, сколько и за что платит. Однако в связи с увеличением числа обязательств предусматривающих нулевой показатель выбросов, поиск решений приобретает больший импульс, чем когда-либо.

https://prosyn.org/sHd1j1vru