9

От благих намерений к глубокой декарбонизации

НЬЮ-ЙОРК – В преддверии Конференции ООН по Изменению Климата (COP21) в Париже, более 150 правительств представили планы по сокращению выбросов углерода к 2030 году. Многие наблюдатели задаются вопросом, достаточно ли эти сокращения глубоки. Но есть еще более важный вопрос: обеспечит ли, намеченный к 2030 году путь, основу для прекращения выбросов парниковых газов к концу столетия?

Согласно научному консенсусу, стабилизация климата требует полной декарбонизации наших энергетических систем и нулевых объемов чистых выбросов парниковых газов примерно к 2070 году. G-7 признал, что декарбонизация – единственная безопасная гавань от разрушительных изменений климата - является конечной основной целью этого столетия. Многие главы государств G-20 и других стран, публично заявили о своем намерении продолжать этот путь.

Chicago Pollution

Climate Change in the Trumpocene Age

Bo Lidegaard argues that the US president-elect’s ability to derail global progress toward a green economy is more limited than many believe.

Тем не менее, страны, присутствующие на COP21, пока не ведут переговоры о декарбонизации. Они обсуждают гораздо более скромные шаги, до 2025 года или 2030 года, именуемые Предполагаемые Определяемые на Национальном Уровне Вклады (INDCs). Например, INDC Соединенных Штатов, обязывают США сократить до 2025 года выбросы CO2 на 26-28%, по отношению к базовой линии 2005 года.

Несмотря на то, что представленные более чем 150 INDC являются важным достижением в международных переговорах по климату, большинство экспертов озадачены тем, является ли сумма этих обязательств достаточной, чтобы удержать глобальное потепление ниже согласованного лимита 2º Цельсия (3.6º по Фаренгейту). Например, они обсуждают, если INDCдостигнут снижения в 25% или 30% к 2030 году, и необходимо ли нам 25%, 30% или 40% снижение к тому времени, чтобы идти согласно намеченному плану.

Но важнейшим вопросом является, если страны достигнут своих целей 2030 года таким способом, поможет ли это им достичь нулевых выбросов до 2070 года (полная декарбонизация). В случае, если они просто продолжат меры, направленные на сокращение выбросов в краткосрочной перспективе, они рискуют заблокировать свою экономику в высокие уровни выбросов после 2030 года. Другими словами, важнейшим вопросом является не 2030, а то, что произойдет потом.

Существуют причины для беспокойства. Есть два пути к 2030 году. Мы могли бы назвать первый путь “глубокая декарбонизация”, означающий шаги к 2030 году, которые готовят почву для более глубоких шагов после этого. Второй путь можно назвать “низко висящий плод” – простые способы сокращения выбросов скромные, быстрые и по относительно низкой цене. Первый путь может предложить немного низко висящих плодов; действительно, низко висящие плоды могут стать отвлечением внимания или чем-то худшим.

Вот причина для беспокойства. Самый простой способ снизить выбросы до 2030 года, это преобразование угольных электростанций в газовые электростанции. Предыдущие выбрасывают около 1000 граммов СО2 на киловатт-час; последние выбрасывают около половины этого. В ближайшие 15 лет, было бы несложно построить новые газовые электростанции, чтобы заменить сегодняшние угольные электростанции. Другим низко висящим плодом являются огромные успехи в топливной эффективности двигателей внутреннего сгорания, учитывая пробег автомобиля, скажем в США, 1 галлон на 35 миль, до одного галлона на 55 миль к 2025 году.

Проблема в том, что газовых электростанции и автомобилей с более эффективным двигателем внутреннего сгорания недостаточно, чтобы добраться до нулевых чистых выбросов 2070 года. Мы должны добраться до примерно 50 грамм на киловатт-час к 2050 году, а не 500 граммам на киловатт-час. Нам необходимо прийти к транспортным средствам с нулевым уровнем выбросов, а не к более эффективным транспортным средствам, работающим на сжиженном газе, особенно учитывая то, что число транспортных средств во всем мире легко могло бы удвоиться к середине столетия.

Глубокой декарбонизации требуются не природный газ и экономичные транспортные средства, а электроэнергия с нулевым выбросом углерода и электрические транспортные средства, заряжаемые от безуглеродной электросети. Это более глубокое преобразование, в отличие от низко висящих плодов, следуемое сегодня многими политиками, предлагает единственный путь к климатической безопасности (то есть, оставаться ниже предела 2° С). Переходом с угля на газ, или на более эффективные транспортные средства, работающие на сжиженном газе, мы рискуем загнать себя в высокоуглеродную ловушку.


На рисунке выше изображена головоломка. Путь низко-висящего плода (красный) достигнет резкого сокращения к 2030 году. Он, вероятно, сделает это по более низкой цене, чем путь глубокой декарбонизации (зеленый), так как переход к чистой электроэнергии (например, ветряной и солнечной энергии) и электрическим транспортным средствам может быть дороже, чем простой патч-план наших современных технологий. Проблема в том, что путь низко висящего плода сможет достичь меньших сокращений после 2030 года. Это заведет в тупик. Только путь глубокой декарбонизации сдвинет экономику к необходимой стадии декарбонизации к 2050 и к нулевым чистым выбросам к 2070 году.

Привлекательность краткосрочного исправления проблемы является очень сильной, особенно для политиков, следящих за избирательным циклом. Тем не менее, это мираж. Для того, чтобы политики поняли, что реальную ставку надо делать на декарбонизацию, и, следовательно, то, что они должны сделать сегодня, чтобы избежать тупиковых трюков и легких решений, все правительства должны подготовить обязательства и планы не только до 2030 года, а по крайней мере до 2050 года. Это является основной идеей Проекта Пути Глубокой Декарбонизации (DDPP), которая мобилизовала исследовательские группы в 16 крупнейших странах-источниках выбросов парниковых газов, для подготовки национальных Путей Глубокой Декарбонизации к середине столетия.

Fake news or real views Learn More

DDPP показывает, что глубокая декарбонизация технически осуществима и доступна, и это определило пути к 2050 году, которые избегают ловушек и искушения низко висящего плода и направят крупнейшие экономики на путь полной декарбонизации, примерно к 2070 году. Все пути держатся на трех столбах: основных достижениях в области энергоэффективности, используя умные материалы и умные (на информационной основе) системы; электричество с нулевым выбросом углерода, что опирается на лучшие варианты каждой страны, такие как ветряная, солнечная, геотермальная, гидро, атомная энергия и улавливание, и хранение углерода; топливный переход с двигателей внутреннего сгорания к электрическим транспортным средствам и другим переходам к электрификации или биотопливу.

Поэтому, ключевой вопрос в Париже, заключается не в том, если правительства достигнут 25% или 30% сокращений к 2030 году, а как они намерены это сделать. Для этого, Парижское соглашение должно установить, чтобы каждое правительство представило не только INDC на 2030 год, но также необязательную стратегию Путей Глубокой Декарбонизации к 2050 году. США и Китай уже проявили свою заинтересованность к этому подходу. Таким образом, мир сможет установить курс на декарбонизацию – и избежать климатической катастрофы, которая нас ожидает, если мы этого не сделаем.