ndopu1_Chris JacksonGetty Images_un high commissioner disabilities Chris Jackson/Getty Images

Права человека без препятствий

НЬЮ-ЙОРК – Когда на обломках Второй мировой войны была создана Организация Объединенных Наций, было бы немыслимо для кто-то вроде меня – молодого чернокожего инвалида-гея – претендовать на высшую должность в организации. Таким образом, то, что я стану одним из кандидатов на пост Мишель Бачелет, после чего она его покинет в следующем месяце, в качестве Верховного комиссара ООН по правам человека, является ошеломляющим свидетельством того, какой путь преодолело человечество с 1945 года.

Если меня изберут, я стану самым высокопоставленным международным государственным служащим-инвалидом с момента основания ООН. Это станет исторической победой для 1,3 миллиарда инвалидов, которые, по данным ООН, составляют самую большую группу меньшинств в мире.

Конвенция ООН о правах инвалидов, подписанная в 2007 году, способствовала обеспечению всеобщего охвата. Но увидеть кого-то в инвалидной коляске у власти все равно крайне необычно. Сегодня во многих частях мира лицом остракизма по-прежнему остается темнокожий ребенок-инвалид.

Я легко мог бы быть этим ребенком. Но можно сказать, что мой опыт работы правозащитником начался в возрасте шести лет, когда со слезами на глазах я сказал маме: “Я хочу ходить в школу”.

Жизнь ребенка в инвалидном кресле в Намибии, где я провел первые девять лет своей жизни, часто крайне ограничена, как и в большинстве развивающихся стран. По данным ООН, у 90-98% детей с ограниченными возможностями на Глобальном Юге вообще нет возможности посещать школу.

Действительно, в то время, я боролся за то, чтобы просто выжить. В двухлетнем возрасте у меня диагностировали спинальную мышечную атрофию – смертельное дегенеративное заболевание, поражающее нервную систему. Врачи сказали маме, что я, скорее всего, не доживу до своего пятилетия. Сейчас мне 31 год.

Subscribe to Project Syndicate
Project Syndicate Digital Premium Image

Subscribe to Project Syndicate

Enjoy unlimited access to the ideas and opinions of the world’s leading thinkers, including long reads, book reviews, topical collections, short-form analysis and predictions, and exclusive interviews; every new issue of the PS Quarterly magazine (print and digital); the complete PS archive; and more. Subscribe now to PS Premium.

Subscribe

Вытирая слезы с моего лица, моя мать была полна решимости. Она нашла школу, готовую взять меня. В мой первый школьный день меня посадили за последнюю парту. Было очевидно, что от меня не ожидали многого. Я ошеломил учительницу, написав свое имя, чего не могли сделать большинство других детей. Улыбка расплылась по ее лицу. Она увидела, что я смогу учиться так же, а иногда и быстрее, чем остальные.

Этот опыт научил меня достигать высоких результатов, невзирая на препятствия на моем пути. Моя кандидатура на пост Бачелет направлена ​​на то, чтобы раздвинуть границы возможного не только для людей с ограниченными возможностями, но и для всех, кто когда-либо чувствовал себя обесцененным, недооцененным и маргинализованным.

Если меня изберут, я стану самым молодым лидером на главном руководящем уровне. ООН часто подчеркивает важность привлечения молодежи, учитывая наши ставки на будущее. И все же мы непредставленная демографическая группа в организации. Избрание молодого лидера на эту должность придало бы новый импульс и авторитет работе Верховного комиссара ООН.

Достижение прав человека для всех очень часто кажется невыполнимой задачей, особенно сейчас, когда все кажется невозможным. Но, как подчеркивал Нельсон Мандела, все кажется невозможным, пока не будет сделано.

Мне пришлось напомнить себе эти слова некоторое время назад, когда я еще работал в Amnesty International и передо мной стояла невыполнимая задача объединить две группы, заведомо не доверяющие друг другу: бизнес-лидеров и правозащитников. Мне удалось убедить их прислушаться друг к другу в рамках кампании по привлечению добывающих отраслей к ответственности за нарушения прав человека в Африке.

В то время, когда мир становится все более раздробленным и создается впечатление, что мы просто перестали слушать друг друга, я думаю, что Управление Верховного комиссара ООН по правам человека обладает уникальными возможностями для решения самых насущных проблем нашего времени. Впервые с 2001 года большая часть мирового населения живет в условиях недемократических, нарушающих права правительств. Мы сталкиваемся с усилением национализма, надвигающимся экономическим кризисом и глобальной пандемией – кризисом в области здравоохранения, с которым столкнулись слишком многие правительства, заявив о чрезвычайных полномочиях и приняв ограничения, которые часто нарушают права. И, конечно же, конфликты в Украине, Сахеле, Мьянме и во множестве других мест создают серьезные проблемы в области прав человека.

Верховный комиссар ООН играет решающую роль в такие времена, служа маяком для принципов прав человека и защищая тех, кто смело высказывается, когда видит правонарушения по всему миру. Как сказал Генеральный секретарь ООН Антониу Гутерриш, права человека лежат в основе “всей системы ООН. [Они] имеют принципиально важное значение для устранения общих причин и последствий всех сложных кризисов, а также для построения устойчивых, безопасных и мирных сообществ”.

Если Генеральный секретарь выберет меня на эту роль, моя работа будет заключаться в том, чтобы неустанно выявлять и разоблачать нарушения прав, независимо от того, какие могущественные интересы стоят на пути, а также взаимодействовать с активистами гражданского общества, чтобы сделать работу ООН более представительной и более активной для стимулирования перемен.

По общему признанию, я являюсь нестандартным кандидатом на этот пост – некоторые могли бы сказать, что это невозможный выбор. Но я верю, особенно в эти времена, что свежее мышление, новая энергия и способность видеть, как преодолеть, казалось бы, невозможные барьеры, это именно то, что нужно сегодняшнему миру.

https://prosyn.org/4K4PrX2ru