0

Концерты Live Earth глухи к действительности

Организаторы концертов Live Earth, которые пройдут в следующую субботу, надеются, что они смогут донести свое ясное послание до всего мира: самой страшной угрозой, стоящей перед планетой, является изменение климата. Спланированный бывшим американским вице-президентом Альбертом Гором, концерт Live Earth будет самым крупным и наиболее продаваемым шоу знаменитостей-активистов в мировой истории.

Но если мы делаем глобальное потепление наиболее приоритетной проблемой в мире, то это означает, что мы опускаем другие важные вопросы в конец нашего «списка задач». Некоторые активисты проблемы изменения климата подтверждают это в действительности: австралийский писатель Тим Фланнери заявил недавно в своем интервью, что изменение климата является «единственной проблемой, о которой нам стоит беспокоиться в течение следующего десятилетия».

 1972 Hoover Dam

Trump and the End of the West?

As the US president-elect fills his administration, the direction of American policy is coming into focus. Project Syndicate contributors interpret what’s on the horizon.

Расскажите об этом четырем миллионам человек, умирающим от голода, трем миллионам больным ВИЧ/СПИДом, или миллиардам людей, у которых нет свободного доступа к чистой питьевой воде.

Изменение климата, вызванное человеком, заслуживает внимания; и оно его получило благодаря Гору, Фланнери и другим. Еще даже до того, как на этих «просветительных» концертах прозвучала первая нота, большая часть развитого мира уже верит в то, что глобальное потепление является самой большой проблемой на планете.

Между тем, перед миром стоит немало других глобальных проблем. Нравится нам это или нет, но у нас есть ограниченное количество денег и ограниченный объём внимания, чтобы решать глобальные задачи. Мы, в первую очередь, должны сосредоточиться на достижении лучших благ для наибольшего количества людей.

Проект Копенгагенского Консенсуса собрал вместе первоклассных мыслителей, включая четырех экономистов – лауреатов Нобелевской премии, чтобы исследовать какими могли быть наши достижения в случае, если бы имели 50 миллиардов долларов инвестиций, направленных на «добрые дела» для планеты.

Они исследовали наиболее выдающиеся из доступных исследований и заключили, что проекты, требующие относительно малых инвестиций – получение микро-питательных веществ для тех, кто страдает от недоедания, обеспечение бóльших ресурсов для предотвращения ВИЧ/СПИД, принятие надлежащих мер для обеспечения доступа к питьевой воды тем, кто испытывает в ней недостаток – оказали бы гораздо бол��ший положительный эффект, чем миллиарды долларов, потраченные на уменьшение выбросов углерода, направленные на борьбу с изменением климата.

Сторонники сокращения эмиссии углерода утверждают, что концентрация усилий исключительно на изменении климата принесет огромную пользу. Например, они указывают, что количество случаев смерти от малярии вырастет с повышением температуры, потому что потенциально смертоносные москиты лучше размножаются в более теплых областях. Они были бы правы. Но это все не так просто, как наклейка на бампер со слоганом «Борись с изменением климата и избавься от малярии».

Если концерты Live Earth каким-либо образом подтолкнут Америку и Австралию к подписанию Киотского протокола, то повышение температуры могло бы немного замедлиться. Угроза малярии к 2085 году была бы уменьшена примерно до 0,2%. Тем менее, стоимость Киотского протокола составила бы ошеломляющие 180 миллиардов долларов в год. Другими словами, активные участники кампании борьбы с изменением климата полагают, что мы должны потратить 180 миллиардов долларов в год, чтобы спасти лишь 1000 жизней.

За много меньшие деньги мы каждый год могли бы спасать по 850 000 жизней. Мы знаем, что распространение противомоскитных сеток и реализация программ предотвращения малярии могли бы уменьшить сферу распространения малярии наполовину к 2015 году приблизительно за 3 миллиарда долларов в год – менее чем 2% от стоимости Киотского протокола. Выбор очевиден.

Некоторые будут утверждать, что реальная проблема заключается в том, что Киотский протокол имеет недостаточную силу. Но, как я доказываю в своей книге «Довольно» ( Cool it), даже если бы мы могли остановить глобальное потепление прямо сейчас, что является невозможным, то к 2085 году мы смогли бы уменьшить распространение инфекции малярии лишь на 3,2%. Разве нас не должны больше волновать те 100% уже зараженных, которым мы можем оказать большую помощь за меньшие деньги, при этом намного более эффективно?

Когда мы смотрим на факты, то снова и снова обнаруживаем, что наиболее правильные решения самых важных мировых проблем – совсем не те, о которых мы слышим чаще всего. Мы могли бы спасти гораздо больше жизней в случае природных катаклизмов, настаивая, например, на установлении стандартов к устойчивым перед ураганами зданиям, чем мы можем сделать, настаивая на достижении цели концерта Life Earth о 90%-ом сокращения выброса углерода к 2050 году. Сделать это было бы намного проще, гораздо дешевле и, в конечном счете, это могло бы оказать гораздо больший эффект. Действительно, эксперты Копенгагенского консенсуса установили, что за каждый доллар, потраченный на борьбу с изменением климата в духе Киотского протокола, во многих других областях мы могли бы принести до 120 раз больше пользы.

Похвально, что организаторы концерта Live Earth так сильно беспокоятся об отдаленном будущем, но стоит задаться вопросом, почему нас так мало беспокоит гораздо худшее настоящее.

Fake news or real views Learn More

Я не хочу, что бы люди прекратили беспокоиться об изменении климата, только для того, чтобы поддержать ощущение перспективы. Существует огромное количество добрых дел, которые мы можем сделать через практичные и доступные подходы, такие как распространение информации о ВИЧ/СПИД, сокращение малярии, а так же распространение микро-питательных веществ и чистой воды.

И в этом заключается то послание, которое я хочу донести до каждого: в первую очередь мы должны сосредоточиться на самых лучших идеях. К сожалению, в эту субботу мы услышим не об этом.