Skip to main content

Cookies and Privacy

We use cookies to improve your experience on our website. To find out more, read our updated Cookie policy, Privacy policy and Terms & Conditions

furfari2_Alexander RyuminTASS via Getty Images_aerialnuclearboat Alexander Ryumin/TASS via Getty Images

Европе нужны серьёзные дебаты об атомной энергетике

БРЮССЕЛЬ – В сентябре первая плавучая атомная электростанции России – «Академик Ломоносов» – прибыла в отдалённый город Певек, расположенный в сибирско-арктическом регионе этой страны. Российская государственная компания по атомной энергии «Росатом» называет этот проект пилотным и рассчитывает со временем создать целый флот подобных электростанций в России и других регионах мира, в том числе в развивающихся странах Азии и Африки, которые срочно нуждаются в недорогой электроэнергии.

Проект «Ломоносов» опирается на длительную традицию использования атомных ледоколов в Северном Ледовитом океане. Но, как я объясняю в своей книге об энергетической геополитике, он является ещё и примером передовых технологий, демонстрирующим, как можно применять малые модульные реакторы (сокращённо ММР) с большей легкостью и гибкостью и при этом с меньшими затратами, чем традиционные атомные объекты.

ММР позволили бы производить чистую электроэнергию не только в отдалённых районах, но и в развивающихся странах, которые не подготовлены к строительству наземных атомных электростанций. Технология плавучих ММР потенциально может использоваться и в морских коммерческих грузоперевозках в регионе тающей Арктики: атомные контейнеровозы будут намного чище, чем суда на мазуте с их выбросами серы и тяжёлых металлов. Кроме того, из-за роста экономической активности в Арктике становится всё более важным наличие низкоуглеродных источников энергии в отдалённых районах, подобных Певеку.

Когда «Ломоносов» будет введён в эксплуатацию, он станет самой маленькой в мире и самой северной атомной электростанцией, но вскоре у него могут появиться конкуренты. Учёные в США, Южной Корее, России, Франции, Китае, Аргентине, Японии и Индии работают сегодня примерно над 50 различным проектами ММР. Кроме того, быстрые изменения в Арктике и глобальное стремление заменить ископаемое топливо на низкоуглеродные источники энергии привели к тому, что учёные Китая, Франции и США присоединяются к российским коллегам в своих оценках перспектив развития атомной энергетики морского базирования.

К сожалению, западные СМИ не поняли важности «Ломоносова». Подстрекательские и вводящие в заблуждение заявления «Гринпис» и других экологических групп привели к появлению эмоциональных репортажей о запуске «атомного Титаника» и «Чернобыля на льду».

Организация «Гринпис», которая всегда выступает против атомной энергетики из-за её предполагаемых рисков для окружающей среды и человека, делает акцент на отдалённости месторасположения «Ломоносова» и на непредсказуемости климата Арктики. Как и в многочисленных случаях с другими атомными проектами последних десятилетий, эта группа вновь сумела задать нужный ей тон в этих дебатах. Между тем, люди, реально обладающие экспертными знаниями в атомной энергетике, чётко заявляют, что выбранная «Гринпис» тактика запугивания «научно не обоснована».

Subscribe now
ps subscription image no tote bag no discount

Subscribe now

Subscribe today and get unlimited access to OnPoint, the Big Picture, the PS archive of more than 14,000 commentaries, and our annual magazine, for less than $2 a week.

SUBSCRIBE

Как неоднократно отмечали отраслевые эксперты, морские атомные реакторы трудно назвать какой-то новой концепцией. США оборудовали атомным реактором грузовое судно времён Второй мировой войны и с его помощью генерировали электроэнергию для Панамского канала с 1968 по 1976 годы, а в российском флоте атомных ледоколов используется тот же типа реактора, что и на «Ломоносове». Эти реакторы соответствуют требованиям Международного агентства по атомной энергии, а меры безопасности включают двойную защитную оболочку и систему пассивного охлаждения корпуса реактора. Более того, морские атомные реакторы могут быть даже безопасней, чем наземные, потому что холодная вода упрощает быстрое охлаждение реактора в чрезвычайной ситуации.

К сожалению, преобладание антиатомных эмоций над эмпирическими фактами стало постоянной особенностью дискуссий об атомной энергетике в Европе, начиная с 1980-х годов. Например, в 1997 году Франция отказалась от своего передового проекта «реактора-размножителя» «Суперфеникс» (Superphénix), потому что вступавшему в должность премьер-министру Лионелю Жоспену была нужна поддержка Партии зелёных, чтобы сформировать правительство.

Прошло два десятилетия, а Франция до сих так и не добилась успехов в разработке этой технологии. Более того, в августе французский Комиссариат по атомной и альтернативной энергетике решил свернуть проект четвёртого поколения «Усовершенствованный натриевый технологический реактор для промышленной демонстрации» (сокращённо ASTRID), который был начат в 2006 году в качестве замены «Суперфениксу».

Поддаваясь антиатомному давлению со стороны групп, подобных «Гринпис», власти западных стран начинают отставать от России и Китая. Например, российский «Росатом» уже стал глобальным лидером в маркетинге атомной энергии в развивающихся странах: у него больше ста проектов в различных странах, включая Индию, Китай и Беларусь.

Алармистская риторика, окружающая новые атомные технологии, к сожалению, превратилась в норму. И она в очередной раз подчёркивает противоречивость и ошибочность подходов некоторых западных политика к крупнейшему и самому надёжному источнику низкоуглеродной энергии в мире.

По данным учреждённой ООН Межправительственной группы экспертов по изменению климата (IPCC), с точки зрения углеродной нейтральности атомная энергетика уступает лишь наземной ветроэнергетике, поскольку её медианные выбросы углекислого газа составляют всего 12 грамм на киловатт-час (кВтч) выработанного электричества. Именно поэтому те, кто обеспокоен выбросам CO2, должны отдавать предпочтение атомной энергии, а не ископаемому топливу – углю (820 г/кВтч) или природному газу (490 г/кВтч). Показатели атомной энергии лучше, чем у биомассы (230 г/кВтч), солнечной энергии (48 г/кВтч) и гидроэнергетики (24 г/кВтч). Кроме того, у атомной энергетики нет проблемы с перебоями в выработке электроэнергии, от которых страдает энергетика с использованием ветра и солнца (эта проблема приводит сегодня к росту цен для потребителей).

Подобные цифры должны быть в центре внимания, когда мы задумываемся о последствиях политики энергетического поворота (Energiewende), проводимой немецким канцлером Ангелой Меркель. Эта политика призвана увеличить мощности возобновляемой энергетики при одновременном поэтапном выводе из строя атомных мощностей. Политику Energiewende часто восхваляют как одну из главных инициатив устойчивого развития в Европе. Но поскольку Германия поспешно решила отказаться от атомной энергетики после аварии 2011 года на АЭС в японской Фукусиме, энергетическому сектору страны приходится полагаться на уголь для удовлетворения базовой нагрузки.

Принятию этого решения способствовало давление со стороны немецких экологов, однако, если бы Германия использовала вместо угля атомную энергию, её ежегодные выбросы CO2сократились бы примерно на 220 млн тонн. Более того, с 1990 года Германия сумела добиться лишь очень медленного и неравномерного снижения выбросов CO2, хотя мощности возобновляемой энергетики увеличились многократно.

Пока Германия продолжает поэтапно отказываться от атомной промышленности, «Академик Ломоносов» демонстрирует потенциал атомной энергетики в Арктике. Европе сегодня крайне необходимые разумные дебаты об атомной энергетике, которые будут опираться на факты, а не страхи.

https://prosyn.org/DDxtqRKru;
  1. haass107_JUNG YEON-JEAFP via Getty Images_northkoreanuclearmissile Jung Yeon-Je/AFP via Getty Images

    The Coming Nuclear Crises

    Richard N. Haass

    We are entering a new and dangerous period in which nuclear competition or even use of nuclear weapons could again become the greatest threat to global stability. Less certain is whether today’s leaders are up to meeting this emerging challenge.

    0