Экономика для нового климата

НЬЮ-ЙОРК – В эту пятницу Межправительственная группа экспертов по изменению климата при ООН в своем последнем обобщающем докладе о доказательствах глобального потепления покажет, что ученые-климатологи мира уверены как никогда: деятельность человека – в основном, сжигание ископаемого топлива – вызывает повышение температуры и уровня моря.

Чрезвычайные ситуации последних лет, вызванные погодными факторами – в том числе ураганы «Сэнди» в Нью-Йорке и Нью-Джерси, наводнения в Китае, а также засуха на Среднем Западе США, в России и во многих развивающихся странах – причинили огромный ущерб. На прошлой неделе на Мексику обрушились ураганы одновременно со стороны Тихого океана и Мексиканского залива, опустошавшие на своем пути и малые, и большие города. Изменение климата станет мощным фактором, способствующим таким явлениям, а могут случиться и намного худшие.

Это выдвигает в центр обсуждения новый вопрос: как совместить усиленные меры по снижению выбросов парниковых газов и интенсивный экономический рост?

Дискуссия на эту тему уже сопровождается конфликтом. В то время как большинство стран начали делать серьезные вложения в возобновляемую энергию, и многие из них внедряют тарифы и правила в отношении выброса углеродсодержащих газов, критики возражают, что такая политика может подорвать экономический рост. Поскольку мировая экономика все еще оправляется от финансового упадка 2008 года, подорожание энергии – пока не компенсирующееся в полной мере большей энергоэффективностью – вызывает озабоченность у деловых и политических лидеров.

Открытие сланцевого газа внесло в дискуссию об энергии еще больше путаницы. Если газ заменит уголь, он может стать полезным мостом к «низкоуглеродному» будущему. Но, как ни удивительно, именно потребление угля, самого грязного из всех видов топлива, растет быстрее всего. Компании и инвесторы подстраховываются, принимая кое-какие ресурсосберегающие меры и вкладывая деньги в некоторые «низкоуглеродные» активы, но при этом оставляя свои «высокоуглеродные» портфолио и предприятия практически нетронутыми. Непоследовательные политические меры в некоторых странах не принесли пользы.

Сторонники более решительных мер отвечают на это, что «низкоуглеродные» инвестиции могут привести к намного более мощному, и вдобавок более чистому экономическому росту. Они указывают на экономический эффект от энергоэффективности и на рыночные возможности, предоставляемые технологиями экологически чистого производства энергии, по мере приобретения опыта и накопления знаний. Они стремятся показать, какую пользу развитие по более устойчивому образцу может принести для городов мира, для здоровья людей (благодаря уменьшению загрязненности воздуха), для энергобезопасности, как это облегчит доступ к энергии людям с низкими доходами. И они предлагают финансировать новую инфраструктуру и рабочие места с помощью «зеленых облигаций» и акционерных инвестиционных банков в тот момент, когда процентные ставки в мире низки и спрос во многих странах упал.

Secure your copy of PS Quarterly: Age of Extremes
PS_Quarterly_Q2-24_1333x1000_No-Text

Secure your copy of PS Quarterly: Age of Extremes

The newest issue of our magazine, PS Quarterly: Age of Extremes, is here. To gain digital access to all of the magazine’s content, and receive your print copy, subscribe to PS Premium now.

Subscribe Now

Это все серьезные экономические дебаты, но слишком часто они оказываются перепутаны с идеологическими диспутами о том, каков должен быть ответ на экономический кризис и стоит ли государству вмешиваться в рынки. Это вызывает сожаление. Изменение климата – вопрос не из тех, которые интересны лишь узкому кругу людей, и климатическая политика, по сути, основана на рыночных принципах. Она направлена на исправление недоработок рынка, с тем чтобы рынки и предпринимательство могли сыграть надлежащую роль в обеспечении инноваций и эффективном распределении ресурсов.

Чтобы избежать этого тупика, мы помогли организовать Глобальную комиссию по экономике и климату. Проект комиссии «Экономика для нового климата» объединяет усилия семи ведущих политологических институтов с шести континентов под руководством совета бывших глав правительств, министров финансов и крупных лидеров бизнеса, а также при консультативном участии группы ведущих экономистов со всего мира. Ее цель – предоставить новые убедительные свидетельства того, как правительства и деловые круги могут добиться более интенсивного экономического роста, при этом не упуская из виду климатические факторы риска.

Немногие правительства или инвесторы берут за отправную точку изменение климата. Они хотят содействовать инвестициям и экономическому росту, создавать рабочие места, стабилизировать государственные финансы, расширять рынки, извлекать прибыль, обеспечивать надежные поставки энергии и продовольствия, производить товары и услуги, снижать уровень бедности и строить города. Так что первый вопрос, которым нам нужно задаться – это не «можем ли мы сократить выбросы», а «как государственная политика может помочь достижению этих фундаментальных целей при одновременном снижении выбросов и построении экономики, более гибко реагирующей на проблемы климата».

В этой области сейчас накоплен немалый мировой опыт. Когда семь лет назад был опубликован «Обзор Стерна» по экономическим вопросам, вызванным изменением климата, данная тема была по большей части предметом теоретических рассуждений. Сейчас же страны на любом уровне развития стремятся следовать новым образцам экономического роста, при которых климат принимается во внимание.

Например, Германия вынашивает самый честолюбивый в мире проект перехода к «низкоуглеродной» энергии, основанный на энергосбережении и возобновляемых источниках. Южная Корея поставила во главу угла в экономике «зеленое развитие». «Генеральный закон об изменении климата», принятый в 2012 году в Мексике, положил начало курсу страны на значительное увеличение доли чистой энергии. Китай сделал промышленное развитие «зеленых» технологий приоритетом своей программы. Эфиопия стремится внедрить более низкоуглеродные способы ведения сельского хозяйства. Бразилии удалось значительно снизить скорость уничтожения лесов в долине Амазонки.

Некоторые крупные предприятия становятся выдающимися примерами достижений в этом направлении. Компания Unilever обязалась использовать только источники сельскохозяйственной и лесной продукции, основанные на устойчивом развитии. Компания Coca-Cola исключает всякое использование фторуглеводородов, влияющих на климат. Гигант розничной торговли Wal-Mart содействует сокращению выбросов, оказывая влияние через цепочку своих поставщиков. Между тем, Всемирный Банк и Европейский инвестиционный банк прекратили кредитование электростанций, работающих на угле, из-за производимого ими большого количества парниковых газов.

И тем не менее остаются в силе вопросы о том, насколько быстро экономика стран мира должна переходить на «низкоуглеродные» рельсы и как это сделать эффективнее всего. Некоторые принципы «низкоуглеродной» политики оказались слишком затратными, в то время как другие, более экономичные, вовсе не соблюдались. Любые структурные перестройки подразумевают затраты, компромиссы и неопределенность, и очень важно, чтобы мы это как следует понимали.

Конечно же, могущественные заинтересованные стороны будут противодействовать любому переходу на «низкоуглеродную» экономику, игнорируя тех, кто обосновывает ее выгодность, а зачастую и пытаясь их «утопить». Тем более важно разъяснить, в чем состоит выбор. Наука сказала свое веское слово о том, насколько неотложным является вопрос климата. Теперь пора экономистам и политикам объяснить, как дать на него ответ.

https://prosyn.org/VycWHqbru