phelps22_GettyImages-82360658 Getty Images

Спасти окружающую среду и экономику

НЬЮ-ЙОРК – У каждой страны есть национальные проблемы, например, опасная утрата инклюзивности или катастрофическая потеря темпов роста экономики. Мы учим, что такие проблемы не решаются, если общество их не понимает и не готово к активным действиям.

Однако в случае с изменением климата у всех стран оказалась общая проблема. И хотя эксперты пришли к пониманию и консенсусу по поводу целей, к которым надо стремиться, эти цели требуют более широкой поддержки общества, чем сейчас.

Как все знают, изменение климата вызвано в первую очередь сжиганием ископаемого топлива из-за индустриализации, начавшейся в конце XVIII века и с тех пор лишь повышающей объёмы выбросов углекислого газа.

Главный факт в том, что климат уже сейчас ухудшился до такой степени, что стал приносить серьёзные убытки обществу и даже угрожать жизни людей. Сила ураганов возросла из-за подъёма температуры воды в Карибском бассейне. Качество воздуха заметно ухудшилось во многих регионах мира. Повышение уровня моря несёт угрозу многим городам, расположенным в низменностях.

В новой книге «Экономика под угрозой» экономист Джеффри Хил описывает серию мер, государственных и частных, предпринимаемых для остановки дальнейшего изменения климата. Идея Хила в том, что наносимый нами окружающей среде ущерб (а во многих случаях это просто уничтожение) серьёзно влияет не только на воздух и воду, от которых зависит наше существование, но и на бизнес, который пользуется бесплатными услугами природы, такими как опыление, круговорот воды, морские и лесные экосистемы и так далее. Это означает, что сохранение «природного капитала» может повысить доходность капиталовложений в бизнес-секторе. Бизнес отреагирует на это ростом инвестиций, тем самым, повышая производительность в экономике. А благодаря каждому такому повышению мы можем позволить себе более активные усилия по сохранению ещё больших объёмов природного капитала планеты.

Мир, следовательно, должен оставить надежды на слишком быстрый экономический рост, который приводит к исчерпанию глобального природного капитала. Мы хотим «зелёного» экономического роста, не наносящего вреда и не уничтожающего природу. Но одновременно мы хотим, чтобы улучшение состояния окружающей среды не требовало прекращения инноваций и роста экономики.

SPRING SALE: Save 40% on all new Digital or Digital Plus subscriptions
PS_Sales_Spring_1333x1000_V1

SPRING SALE: Save 40% on all new Digital or Digital Plus subscriptions

Subscribe now to gain greater access to Project Syndicate – including every commentary and our entire On Point suite of subscriber-exclusive content – starting at just $49.99.

Subscribe Now

Экономист и математик из Колумбийского университета Грасиэла Чичилниски в целой серии впечатляющих презентаций и интервью доказывает, что для выживания человечества нужно изъять из атмосферы уже накопленный там углекислый газ и гарантировать, что он не попадёт туда снова. Для оплаты расходов на этот проект Чичилниски предлагает создать рынок, на котором извлечённый из атмосферы углерод будет продаваться для коммерческих целей.

Другое возможное решения – «регенеративное сельское хозяйство», подобный проект недавно начал в Патагонии биолог Аллан Савори.

Если эти инновационные идеи сделать прибыльными, тогда у частных игроков появятся стимулы намного активней заниматься улавливанием углекислого газа, чем могут себе позволить национальные правительства. Но успех зависит от того, насколько прибыльными будут оставаться «углеродные фермы» в условиях роста предложения, то есть падения цен.

Мы также должны ответить на фундаментальные вызовы, такие как продолжение роста численности населения, индустриализация, низкое качество управления. И нам придётся найти баланс между борьбой с изменением климата и уверенностью в том, что у большинства людей сохраняется смысл жизни.

Взглянув на растущий корпус исследований об изменении климата, можно прийти к выводу, что нам можно расслабиться: эксперты уже придумали, что надо делать. Но сами эксперты далеко не столь наивны. Они понимают, что бизнес не будет сам себя контролировать, и что многое зависит от способности направить его стремление к прибыли на общественное благо. Проблема в том, что слишком многие люди исходят из предположения, будто бизнес, домохозяйства и власти просто начнут делать всё, что рекомендуют эксперты: все компании – под давлением общества или из-за угроз со стороны государства – начнут платить за причиняемый ими ущерб, а все правительства со временем введут либо налог на углекислый газ (carbon tax), либо систему торговли квотами на выброс (cap-and-trade) с целью снизить, а в конечном итоге прекратить выбросы.

Ещё одна проблема в том, что значительная часть наносимого природе ущерба не поддаётся прямому контролю. Крупные публичные компании способны компенсировать свои выбросы, занимаясь, например, восстановлением тропических лесов в Центральной Америке, однако на Земле проживает гигантское количество людей, и их число растёт. Это проблема. Несколько лет назад экономист Деннис Сноуэр показал, что независимые друг от друга действия отдельных людей, например, ловля рыбы, приготовление еды в дровяных печах, просто не закрытый кран воды, могут существенно способствовать загрязнению и деградации окружающей среды, однако, как правило, такие действия остаются вне внимания правительств, общества и самих людей. В таких условиях любая программа по защите окружающей среды должны опираться на моральные убеждения: надо призвать всех людей – а не только корпорации – найти в себе чувство альтруизма и добровольно ограничить собственные объёмы выбросов.

Впрочем, ещё одна проблема заключается в том, что многие страны до сих пор проходят процесс индустриализации. Даже если все страны на планете снизят подушевой объём выбросов, среднемировой уровень выбросов продолжит рост, потому что в численности работоспособного населения мира будет повышаться доля стран, которые сейчас находятся на стадии индустриализации. Очевидно, что этот демографический феномен серьёзно затруднит для нас реализацию мер по ограничению выбросов CO2, предлагаемых Хилом.

Нам также придётся признать тот факт, что не все правительства способны противостоять корыстным интересам. Влиятельные компании смогут уклоняться от наказания за нарушения экологических ограничений, установленных государством, особенно если эти компании являются крупным источником доходов и рабочих мест.

Дополнительные трудности появляются, когда большинство людей, которые сейчас бедны, решительно намерены разбогатеть, причём стать такими же богатыми, как жители самых богатых стран Запада. В подобной стране правительство может оказаться не готово к резкому ограничению выбросов углекислого газа или других видов загрязнений природы, поскольку не хочет срывать выполнение планов экономического роста. По некоторым оценкам, на долю 20% населения мира приходится 80% мирового потребления природных ресурсов. Однако право на выживание важнее права какой-либо страны на уничтожение природы ради роста экономики, поэтому страны, ведущие борьбу с изменением климата, должны занять жёсткую позицию по отношению к тем, кто полагает, будто издержки политики снижения выбросов слишком высоки.

Наконец, возобновляемая энергетика может создать в будущем новые проблемы в том, что касается зарплат и занятости. По данным Международного агентства возобновляемой энергетики, в то время как индустрия ветряной и солнечной энергетики создаёт рабочие места в США (в 2016 году в этой отрасли трудились 777 тысяч человек), угольная отрасль их сокращает. Однако это не самое полезное наблюдение, потому что сотрудники, занимающие рабочие места в новых отраслях, обычно приходят туда из других отраслей, а не из огромной массы безработных, хотя и подходящих по квалификации работников. Абсурдно полагать, будто общая занятость растёт благодаря каждой вновь возникшей отрасли.

Согласно экономической теории, новая отрасль повышает общую занятость, только при условии, что методы производства в ней являются более трудоёмкими, чем средний межотраслевой уровень. Я ещё не видел соответствующих данных о секторе возобновляемой энергетики, но не удивлюсь, если выяснится, что эта отрасль со временем стала более капиталоёмкой.

Я уже давно подчёркиваю значение не только материального вознаграждения за труд (главным образом, речь идёт о градации зарплат снизу вверх и о доле экономически активного населения), но и нематериальной стороны труда (это различные формы удовлетворения, которое получают люди, занимаясь трудом). Сейчас, когда воображение и изобретательность наших экспертов и инженеров помогают нам обойти острый угол, важно вернуться к основному делу – придумывать новые продукты и методы производства, тестировать их на рынке, стремиться к чему-то новому.

«У молодой Америки, – сказал однажды Авраам Линкольн, – есть большая страсть, абсолютное стремление к “новому”». Для всех нас пришло время вновь стать такими же молодыми. По мере того как начинается реализация проекта возврата контроля над нашей природой и решаются другие важные международные проблемы, необходимо также оживить старую концепцию труда, основанную на принципах использования инициативы людей и их креативности. Идеей хорошей жизни вновь должно стать персональное путешествие в неизвестное, благодаря чему человек способен «повлиять на мир» и «вырастить свой сад», чтобы стать «кем-то».

Беспокойство (во всяком случае, у меня) вызывает тот факт, что экономика наших стран, во многих случаях уже сильно зарегулированная ради стабильности, станет ещё более зарегулированной во имя зелёной экономики. Да, многие нормы регулирования могут быть действительно необходимы, но нам следует быть очень осторожными, так чтобы, пытаясь спасти планету, мы не придушили те источники, благодаря которым жизнь обретает смысл.

https://prosyn.org/eEP34IBru