2

Экспресс Копенгаген-Париж

КОПЕНГАГЕН – В 2009 году, когда в Копенгагене состоялась конференция ООН по изменению климата, я присутствовал в качестве члена парламента, и у меня было чувство, что я был свидетелем события с последствиями мирового масштаба. В течение многих лет, переговорщики добивались амбициозного, обязывающего соглашения по ограничению выбросов парниковых газов и внимание всего мира было направлено в сторону Дании. К сожалению, мировой финансовый кризис и национальные интересы вступили в сговор и сорвали всеобъемлющий договор.

Сейчас, переговорщики собираются вновь – на этот раз в Париже, где надежды на соглашение одинаково высоки. На этот раз, однако, есть неплохие шансы того, что будет достигнута надежная сделка. Я буду присутствовать в роли министра климата Дании и я считаю, что в этом году конференция станет тем моментом, когда мир начал серьезно задумываться о том, как держать под контролем глобальное потепление.

Chicago Pollution

Climate Change in the Trumpocene Age

Bo Lidegaard argues that the US president-elect’s ability to derail global progress toward a green economy is more limited than many believe.

Политическая обстановка очень отличается от шести лет назад. Когда состоялась конференция в Копенгагене, мир все еще восстанавливался от чуть ли не коллапса глобальных финансов; видные политики сомневались в том, что человеческая деятельность ответственна за изменения климата; а промышленные группы выступали против обязательного сокращения выбросов.

Сегодня мировая экономика восстанавливается, климатологи устранили последние сомнения о причинах изменения климата, и бизнес-сообщество вступило в борьбу на стороне окружающей среды. В 2009 году, «зеленых» бизнес-лидеров можно было пересчитать по пальцам одной руки. Сегодня их ряды выросли в армию. В ноябре, например, Goldman Sachs объявил, что инвестирует $150 млрд в зеленую энергию к 2025 году.

Динамика переговоров сама принципиально изменилась. Цель уже не состоит в выработке соглашения, которое диктует сокращение выбросов, которые страны должны сделать; вместо этого, мы работаем над механизмом сокращения выбросов, которое позволяет правительствам стран решать, что их страны могут себе позволить. В результате, отдельные страны лидируют. Они осознали, что последствия бездействия будут страшными, и, что сокращение выбросов окупится в долгосрочной перспективе.

Признаки прогресса видны везде. В прошлом году, например, Соединенные Штаты и Китай заключили двустороннее соглашение по борьбе с изменением климата. США согласились сократить свои выбросы CO2 на 26-28% к 2025 году, и Китай стремится к достижению пика выбросов примерно в 2030 году и сокращать их в дальнейшем.

Этот новый подход широко расширил рамки переговоров о климате. Соглашение в Париже охватывает более 180 стран, а также по меньшей мере 90% глобальных выбросов CO2. Для сравнения, в 1997 году Киотский протокол покрывал менее 15% глобальных выбросов.

Нет сомнений, что намного больше может и должно быть сделано. Дания намерена продолжить борьбу против изменения климата. В ближайшие 25 лет мировой спрос на энергоносители увеличится почти на треть, в большинстве в странах ОЭСР, такие как Китай и Индия, и мы должны обеспечить, насколько это возможно, что этот спрос удовлетворяется устойчивым способом. Такие организации, как Международное Энергетическое Агентство могут играть еще большую роль в содействии разработки перехода на чистую энергию.

Кажется, что международное сообщество находится на пути к достижению цели, согласованной в Копенгагене о мобилизации 100 миллиардов долларов в год для финансирования климатических программ в развивающихся странах к 2020 году. Для этого нам нужно будет использовать силу рынка, применяя государственные средства для того, чтобы привлекать частные инвестиции. В этом может служить примером для других Danish Climate Investment Fund, через который государство вкладывает, вместе с большими датскими пенсионными фондами, в климатические проекты в интересах датских компаний.

Fake news or real views Learn More

Эти усилия будут также включать поэтапный отказ от субсидий на ископаемые виды топлива, и разрабатывать новые финансовые инструменты для поощрения того, чтобы инвесторы решали проблемы самостоятельно, не полагаясь на государственные средства.

Соглашение в Париже установило бы столь необходимый миру глобальный рамочный договор который сокращает общее количество выбросов парниковых газов. И хотя это ни в коем случае не будет означать, что мы благополучно завершили борьбу с изменением климата, это обеспечит прочную основу для глобального перехода к «зеленой» экономике.