Arun Sankar/Stringer

Правила демонетизации

КЕМБРИДЖ (США) – Вечером 8 ноября в 20.15 правительство индийского премьер-министра Нарендры Моди объявило, что ровно в полночь все банкноты номиналом 500 и 1000 рупий выводятся из обращения: их придётся обменять на новые банкноты номиналом 500 и 2000 рупий. Решение Моди о «демонетизации» коснулось 85% наличных денег, находящихся в обращении в Индии. Данный шаг стал беспрецедентным, причём не только для Индии, но практически и для всего мира. На сегодня это самое смелое политическое решение Моди.

Правительство Моди заявило, что его мишенью являются «грязные деньги», связанные с уклонением от налогов, коррупцией и подделкой наличных, а значит с наркоторговцами, контрабандистами и террористами, которые занимаются подобными делами. Индийцы, которые получают белые зарплаты и платят налоги, а также беднота сначала с энтузиазмом отнеслись к этой мере. Они восприняли её как сладкую месть против тех, кто уклоняется от налогов и утаивает незаконные доходы, и стали упиваться анекдотами о чиновниках-коррупционерах, сжигающих мешки с наличными или выбрасывающих деньги в индийские реки.

Но с каждым днём первоначальная радость угасает. В обществе нарастает недовольство, поскольку правительство оказалось не способно удовлетворить спрос на новые банкноты. Торговля в Индии (доля наличных денег в ВВП здесь равна 10%) в значительной степени зависит от платежей наличными, поэтому неформальная экономика и малый бизнес фактически прекратили работать из-за жёстких ограничений на снятие наличных в банках, куда выстроились длинные очереди, а также из-за дефицита денег в банкоматах.

Ближайший эффект этих событий будет аналогичен мерам «антистимулирования» экономики, а вызванное ими торможение спроса окажется весьма значительным. Кроме того, вместе с падением цен на недвижимость будет падать и уровень достатка домохозяйств. Хотя снижение цен на жильё повышает доступность новых домов, количество существующего жилья будет в ближайшее время намного превосходить новые покупки, поэтому негативное воздействие на размеры достатка превзойдёт по своим масштабам позитивное.

На фоне таких больших мгновенных издержек резонно спросить, а насколько вообще эффективна демонетизация как средство борьбы с уклонением от налогов и коррупцией, и существуют ли методы демонетизации с меньшими издержками.

Ещё в 1976 году в статье под заголовком «Как заставить мафию страдать» американский экономист Джеймс Генри исследовал этот вопрос об эффективности: он рекомендовал демонетизацию как способ борьбы с деятельностью мафии. Но власти не восприняли его предложение всерьёз. Как объяснял сам Генри, его предложение было «отклонено, так как оно было якобы непрактичным с точки зрения администрирования и являлось единовременной акцией, не имеющей долгосрочного воздействия на преступное поведение».

The World’s Opinion Page

Help support Project Syndicate’s mission.

Donate

В новой книге «Проклятие наличных» Кеннет Рогофф отстаивает идею изъятия из обращения банкнот большого номинала для борьбы с уклонением от налогов и преступлениями. Рогофф приводит множество доказательств того, что, повысив издержки хранения наличных, можно обуздать незаконные операции. Люди, которые уклоняются от налогов, хранят своё богатство не только в денежной форме, например, они покупают землю, предметы искусства, ювелирные изделия, и тем не менее, наличные остаются главным инструментом в операциях с незаконными доходами из-за свойственной им высокой ликвидности. Иными словами, когда критики Моди оспаривают роль наличных в формировании массы «грязных денег», их претензии малообоснованы.

Но при этом Рогофф предлагает иную стратегию решения проблемы «грязных денег». Эта стратегия должна вызвать минимальные сбои, и, возможно, она является более эффективной, по крайней мере, в долгосрочной перспективе. От стратегии Моди она отличается двумя фундаментальными моментами. Во-первых, это поэтапная стратегия, реализуемая в течение нескольких лет. Во-вторых, она предполагает изъятие из обращения банкнот крупного номинала навсегда.

Поэтапная стратегия не даёт возможности покарать тех, кто уже накопил «грязные деньги», поскольку в переходный период они сумеют найти креативные способы обменять свои наличные, однако она позволяет со временем улучшить соблюдение налогового режима и сократить коррупцию, поскольку крупные купюры будут навсегда изъяты из обращения. Происходящая сейчас в Индии замена банкнот номиналом 1000 рупий на банкноты номиналом 2000 рупий подрывает долгосрочную эффективность данной меры.

Кроме того, поэтапный подход более практичен с точки зрения администрирования, он минимизирует побочный ущерб для реальной экономики и даёт достаточно времени для развития финансовых услуг и финансовой грамотности на всей большой территории Индии. За последние два года правительство Моди совершило впечатляющий рывок в повышении доступности финансовых услуг с помощью программы Jan Dhan, в рамках которой было открыто 220 млн новых банковских счетов. Однако многие люди, которые открывают счета в банках, не всегда ими пользуются. Как следует из проведённого в 2015 году Всемирным банком исследования на тему использования банковских счетов и количества «спящих клиентов» в различных регионах, лишь 15% взрослых индийцев утверждают, что пользуются банковскими счётами для осуществления или получения платежей. В такой ситуации дефицит наличных парализует экономику.

Решение Моди является смелым, а экономические идеи, которыми оно мотивировано, невозможно упрекнуть. Однако поэтапный подход, предполагающий перманентное изъятие крупных купюр, лучше послужил бы его целям, путь даже он и не произвёл бы такого же эффекта «шока и трепета» как его нынешнее решение. И этот факт будет становиться всё более очевидным по мере роста издержек для экономики в предстоящие несколько месяцев.

http://prosyn.org/5Whc0Te/ru;

Handpicked to read next

  1. Sean Gallup/Getty Images

    Angela Merkel’s Endgame?

    The collapse of coalition negotiations has left German Chancellor Angela Merkel facing a stark choice between forming a minority government or calling for a new election. But would a minority government necessarily be as bad as Germans have traditionally thought?

  2. Trump Trade speech Bill Pugliano/Getty Images .

    Preparing for the Trump Trade Wars

    In the first 11 months of his presidency, Donald Trump has failed to back up his words – or tweets – with action on a variety of fronts. But the rest of the world's governments, and particularly those in Asia and Europe, would be mistaken to assume that he won't follow through on his promised "America First" trade agenda.

  3. A GrabBike rider uses his mobile phone Bay Ismoyo/Getty Images

    The Platform Economy

    While developed countries in Europe, North America, and Asia are rapidly aging, emerging economies are predominantly youthful. Nigerian, Indonesian, and Vietnamese young people will shape global work trends at an increasingly rapid pace, bringing to bear their experience in dynamic informal markets on a tech-enabled gig economy.

  4. Trump Mario Tama/Getty Images

    Profiles in Discouragement

    One day, the United States will turn the page on Donald Trump. But, as Americans prepare to observe their Thanksgiving holiday, they should reflect that their country's culture and global standing will never recover fully from the wounds that his presidency is inflicting on them.

  5. Mugabe kisses Grace JEKESAI NJIKIZANA/AFP/Getty Images

    How Women Shape Coups

    In Zimbabwe, as in all coups, much behind-the-scenes plotting continues to take place in the aftermath of the military's overthrow of President Robert Mugabe. But who the eventual winners and losers are may depend, among other things, on the gender of the plotters.

  6. Oil barrels Ahmad Al-Rubaye/Getty Images

    The Abnormality of Oil

    At the 2017 Abu Dhabi Petroleum Exhibition and Conference, the consensus among industry executives was that oil prices will still be around $60 per barrel in November 2018. But there is evidence to suggest that the uptick in global growth and developments in Saudi Arabia will push the price as high as $80 in the meantime.

  7. Israeli soldier Menahem Kahana/Getty Images

    The Saudi Prince’s Dangerous War Games

    Saudi Arabia’s Crown Prince Mohammed bin Salman is working hard to consolidate power and establish his country as the Middle East’s only hegemon. But his efforts – which include an attempt to trigger a war between Israel and Hezbollah in Lebanon – increasingly look like the work of an immature gambler.