0

Кочевник нового образца

МОГАДИШО – Одно из самых моих ранних воспоминаний детства – купание в небольшом овражке возле дома моей бабушки в Яак Бари Уэйне, пыльном скопище покрытых лужёным железом саманных домиков, жмущихся друг к другу на равнинах в южной части региона Бэй. После дождливого сезона Гу овражек, представлявший собой глубокую треугольную расселину, заполнялся грязной водой. Дети слетались туда, как мухи на мёд, и с визгом и радостными воплями прыгали в овражек, погружаясь в его мутные глубины.

Многие из них были детьми пастухов-кочевников, перемещавшихся к югу в мае и июне в поисках лучших пастбищ. Когда они приходили, пригороды заполнялись бурыми куполами хижин из сплетённых веток и многих слоёв циновок, похожими на скопища пятнистых жуков.

Erdogan

Whither Turkey?

Sinan Ülgen engages the views of Carl Bildt, Dani Rodrik, Marietje Schaake, and others on the future of one of the world’s most strategically important countries in the aftermath of July’s failed coup.

Для меня кочевники был романтическими фигурами, сродни американским ковбоям с Дикого Запада. В самых трудных природных условиях они проходили пешком сотни километров, питаясь лишь верблюжьим молоком и вяленым мясом, приторочив все свои пожитки на спину верблюда.

Но в последние два десятилетия история сомалийских кочевников стала намного менее романтичной – и намного более сложной. Кочевники становились жертвами голода, насилия и ещё одного обстоятельства, ответственного за значительную долю смертей – не менее миллиона – 22-летней гражданской войны. Ещё 260 тысяч сомалийцев умерло от голода в 2010-2012 годах. В то же время кочевники и са��и совершали акты насилия и терроризма.

И есть ещё одна точка зрения на кочевников: их можно рассматривать как мастеров выживания, предпринимателей, поставщиков и проводников преобразований. Сейчас, когда глобальные проблемы, такие как нестабильность поставок продовольствия и изменение климата, угрожают жизни многих людей по всему миру, кочевой и пастушеский образ жизни способен принести защиту и поддержку миллионам.

Фактически именно катастрофическое изменение климата – превратившее цветущую, зелёную Сахару в суровую пустыню – и побудило людей начать вести подобный образ жизни в Восточной Африке 5000 лет назад. Разведение скота позволило кочевникам создать себе условия для жизни во всё более непредсказуемой и трудной для выживания среде с засушливым климатом и скудными ресурсами. Сегодня пастухов-кочевников в Африке к югу от Сахары насчитывается около 50 миллионов, и ещё 150 миллионов сочетают традиционное кочевое разведение скота с какой-либо формой растениеводства.

Политические руководители часто рассматривают пасторализм как архаичный и непроизводительный образ жизни, приносящий мало пользы экономике. Но на самом деле верно обратное. Пасторалистские системы на 20% более производительны, чем традиционные ранчо. И пасторалисты более приспособлены к рынку, чем полагают многие; объём товарооборота на рынке мяса и скота Африканского Рога оценивается в 1 миллиард долларов.

Используя землю, на которой невозможно обычное растениеводство, пасторалисты и агропасторалисты производят мясо, молоко и продукты животноводства, поддерживающие жизнь миллионов людей. Действительно, согласно исследованию ОЭСР, на их долю приходится 10% мирового производства мяса; в некоторых регионах они поставляют до 60% мяса и 70% молока.

Таким образом, пасторализм – важнейшая система добычи средств к существованию, потенциально способная помочь преодолеть продовольственную нестабильность – особенно в Сомали, где более 50% населения составляют пастухи-кочевники. Для высвобождения этого потенциала нужна сильная система поддержки, облегчающая пасторалистам доступ к капиталу и рынкам, стимулируя в то же время развитие человеческих ресурсов и наращивание мощностей.

По примеру Монголии, где пасторалисты могут приобретать частную страховку на случай потери скота в результате засухи, можно было бы учредить программы микрокредитования, страхующие пасторалистов от подобного риска и таким образом предоставляющие средства для восстановления поголовья после природного бедствия. Кроме того, для усиления защищённости и повышения прибыльности пасторалистам следует интегрироваться в официальную экономику. Эффективные торговые сети и доступ к рынкам скота дали бы им возможность существенно увеличить продажи.

Support Project Syndicate’s mission

Project Syndicate needs your help to provide readers everywhere equal access to the ideas and debates shaping their lives.

Learn more

Расширение доступа к технологиям также критически важно для улучшения экономических перспектив кочевников. В Нигере пасторалисты используют мобильные телефоны для того, чтобы быть в курсе цен на товары на региональных рынках, что позволяет им продавать верблюдов там, где цены выше, и покупать зерно там, где оно дешевле. В Кении ветеринары рассылают смс-оповещения, предупреждая пастухов о вспышках заболеваний и предоставляя информацию о вакцинации.

Обеспечение пасторалистов такими системами поддержки может оказаться эффективной стратегией для ускорения экономического развития, укрепления продовольственной безопасности и уменьшения зависимости от продовольственной помощи в Сомали и других странах. Во многих странах кочевники – в своей новой роли бесстрашных предпринимателей – могли бы стать ключевым звеном в обеспечении будущего процветания.