5

Геополитика экологических проблем

ЛОНДОН – Похоже, что почти весь мир на грани срыва. Отношения Запада с Россией, будущее НАТО, гражданская война в Сирии и потоки беженцев, растущий правый популизм, влияние автоматизации и предстоящий уход Соединенного Королевства из Европейского союза ‑ все эти и другие темы бурлят в дебатах по всему миру. Но одна тема – можно сказать, самая важная и актуальная из всех – игнорируется или отодвигается в сторону: окружающая среда.

Это же происходило и на нынешнем годовом собрании Всемирного экономического форума в Давосе (Швейцария). Кроме упоминания Парижского соглашения о климате китайским президентом Си Цзиньпином, вопросы изменения климата и устойчивого развития даже не поднимались в основных выступлениях. Вместо этого данная тема была переведена на уровень дополнительных встреч, на которых она редко пересекалась с текущими политическими и экономическими событиями.

Перенос проблемы охраны окружающей среды на обочину вопросов геополитической и социальной нестабильности является ошибкой, и не только потому, что это критический момент в вопросе борьбы с изменением климата. Экологическая деградация и нестабильность природных ресурсов подрывают нашу способность заниматься самыми крупными глобальными проблемами, с которыми мы сегодня сталкиваемся.

Экологическая нестабильность является главным фактором глобальной нестабильности, хотя это часто недооценивается. Верховная комиссия ООН по делам беженцев сообщает, что из-за стихийных бедствий с 2008 года происходит перемещение более 26 миллионов человек в год – почти одной трети общего количества насильственно перемещенных лиц в этот период времени.

Даже у нынешнего кризиса с беженцами есть экологический элемент. В предшествующие войне годы Сирия испытала самую чрезвычайную засуху за всю письменно задокументированную историю. Эта засуха, вместе с неразумными сельскохозяйственными методами работы и плохим управлением природными ресурсами, способствовала перемещению внутри страны 1,5 миллиона сирийцев и усилила политическую нестабильность перед восстанием 2011 года.

Связь между экологическими и сельскохозяйственными проблемами простирается далеко за пределы Сирии. Чрезмерные ожидания, что сельское хозяйство должны развивать пригодные для этого регионы, приводят к тому, что производство продуктов питания может усилить проблемы охраны окружающей среды или даже создать новые проблемы. Это может направить глобальные потребительские интересы против местных интересов граждан, как это произошло вдоль реки Миссисипи, где сток удобрений от одной из самых главных хлебных житниц мира привел к озабоченности по поводу качества воды.

Эта связь действует в двух направлениях: условия окружающей среды формируют сельскохозяйственное производство и в то же время влияют на цены на сельскохозяйственную продукцию, которая составляет приблизительно 10% объемов от всех проданных в мире товаров. Например, повышение окружающей температуры и изменение количества осадков завышают цену на кофе. Поскольку общая площадь угодий на всей земле, пригодная для выращивания кофе, сократится наполовину к 2050 году, цены на кофе обязательно поднимутся.

Внезапное смещение политиков к торговому протекционизму может еще больше поднять цены на сельскохозяйственную продукцию. Такой рост затронет доходы фермерских хозяйств, благоприятствуя некоторым фермерам и нанося вред другим. Конечные потребители, особенно бедные и уязвимые слои населения, тоже пострадают.

Другой причиной, почему окружающая среда должна быть в центре экономических дебатов, является ее роль как единственного крупнейшего работодателя в мире. Почти миллиард человек, чуть менее чем 20% всей рабочей силы в мире, официально наняты в сельском хозяйстве. Примерно еще один миллиард людей занят своим натуральным сельским хозяйством, и поэтому не регистрируется в формальной заработной статистике.

Любые инициативы по поддержке роста экономического развития должны способствовать переходу населения к более высокой производительности труда. Это особенно важно в то время, когда все более и более сложная и интегрированная технология угрожает лишить работы целые поколения рабочих в некоторых странах. Усилия принести пользу этому огромному населению должны сосредоточиваться не только на обучении и образовании, но также на вопросах перевода этих людей на новые виды деятельности, которые позволяют странам извлекать выгоду из своего природного капитала, не исчерпывая его – ландшафтов, рек и озер, морских пейзажей.

Так же как нестабильность природных ресурсов может вызвать перемещение и бедствия населения, эффективное управление природными ресурсами может способствовать урегулированию конфликтов и устойчивому экономическому развитию. Различные мероприятия в этих направлениях ‑ восстановление экологии, повышение жизнестойкости сельских общин, внедрение методов стабильного сельскохозяйственного производства и разумная охрана окружающей среды – дают многообещающие результаты.

Посмотрим на Northern Rangelands Trust (NRT) – организацию, связанную с охраной природы для стабильного и равноправного землепользования в Кении. NRT помогла скотоводческим сообществам установить эффективные механизмы для управления окружающей средой, от которой они зависят, уменьшив конфликты по правам на пользование пастбищами, особенно во времена засухи.

Для многих сообществ отношения участников с ландшафтом, в котором они живут, являются неотъемлемой частью их идентичности. При эффективном управлении и планировании, открытом диалоге, совместном использовании ресурсов и достаточных инвестициях, включая инвестиции в профессиональное обучение, эти сообщества могут направить свои усилия на эффективную охрану окружающей среды и построить более здоровые и более безопасные сообщества.

Охватывающие современный мир кризисы многогранны. Но ясно одно: окружающая среда связана со всеми этими кризисами. Решения кризисов будут мало чего означать без здорового мира, в котором их надо осуществить.