15

«Полет на луну» чистой энергией

НЬЮ-ЙОРК – В мае 1961 года президент Джон Ф. Кеннеди всколыхнул Америку и мир такими словами: «Я полагаю, что эта страна должна посвятить себя достижению цели: до конца этого десятилетия обеспечить приземление человека на луну и его безопасное возвращение на Землю». Всего восемь лет спустя, НАСА (Национальное управление по аэронавтике и исследованию космического пространства, США) это осуществило – с поразительными выгодами для науки, технологии и мировой экономики. Сегодня группа ведущих ученых, новаторов и экономистов определила «полет на луну» нашей эры: в этом поколении заменить ископаемое топливо технологиями экологически чистой энергии.

С момента когда группа стратегических лидеров из Соединенного Королевства инициировала Глобальную программу «Аполлон» по борьбе с изменением климата в начале этого года, я и многие другие с энтузиазмом подписались под этой программой. Программа, названная в честь лунной миссии НАСА, основана на идее «направленного изменения технологии». Другими словами, через сознательные действия, при поддержке государственных фондов, мы сможем направить работу по развитию передовых технологий, необходимых для безопасности и благосостояния человечества. Список таких технологий возглавляет экологически чистая энергия, которая позволит нам препятствовать глобальному потеплению, вызванному сгоранием громадных количеств угля, нефти и газа во всем мире.

Chicago Pollution

Climate Change in the Trumpocene Age

Bo Lidegaard argues that the US president-elect’s ability to derail global progress toward a green economy is more limited than many believe.

Проект «Пути глубокой декарбонизации»  (ППГД) продемонстрировал, что низкоуглеродное будущее находится пределах досягаемости, с получением огромных преимуществ при очень скромных затратах. В Соединенных Штатах Америки, например, сокращение выбросов на 80% к 2050 году не только достижимо; это потребовало бы добавленных издержек всего лишь примерно 1% ВВП в год. И получаемые преимущества – более безопасный климат, более хорошо организованная инфраструктура, улучшенные транспортные средства и более чистый воздух – были бы громадными.

Пути к низкоуглеродному будущему связаны с тремя основными направлениями действий: повышение энергоэффективности при производстве электричества за счет источников низкоуглеродной энергетики (такие как солнечная энергия и энергия ветра), переход от нефти на низкоуглеродную энергетику для транспортных средств (электрические транспортные средства или транспортные средства на топливных элементах) и отопление зданий. Это четкие и выполнимые цели, и государственный сектор должен играть главную роль в их достижении.

Политики должны прекратить выделение субсидий на уголь, нефть и газ и ввести наложение налогов за выбросы от их использования. Кроме того, они должны обеспечить строительство новых линий передач для направления энергии из низкоуглеродных источников (солнце, ветер, геотермическая энергия и гидроэлектроэнергия) из отдаленных районов (и расположенных в морях и океанах платформ) в центры сосредоточения населения.

Но обеспечение этих требований предполагает достижения в технологиях, которые позволят системам низкоуглеродной энергетики конкурировать с альтернативными системами. Именно здесь начинает действовать программа «Аполлон», с ее смелой целью сокращения стоимости возобновляемой энергии до более низкого уровня, чем энергия из угля, нефти и газа.

Конечно, возобновляемая энергия иногда уже является более дешевой, чем энергия из ископаемого топлива – когда светит яркое солнце или дует сильный и постоянный ветер. Главная проблема с возобновляемыми источниками энергии ‑ аккумулирование энергии в двух направлениях.

Во-первых, мы должны сохранять возобновляемую энергию для последующего использования в транспортных средствах недорогостоящим и эффективным способом. В то время как у нас уже есть высококачественные электромобили, они требуют улучшений в увеличении дальности пробега и снижении стоимости, чтобы быть в состоянии превзойти автомобили с обычными двигателями. Самый высокий технологический приоритет состоит в том, чтобы разработать батареи для транспорта, которые являются более дешевыми, более долговечными, быстрее заряжаются и имеют меньший вес по сравнению с существующими аккумуляторами.

Во-вторых, мы должны уметь хранить эту дискретную энергию в течение того времени, когда не дует ветер, не светит солнце и реки не текут достаточно сильно, чтобы вращать гидроэлектрические турбины. Много технологий аккумулирования этой энергии уже используются или разрабатываются. Одна из них – получение запаса гидроэлектроэнергии, когда избыточный ветер и солнечная энергия используются, чтобы накачать воду в высоко расположенные водохранилища, вода из которых может позднее произвести гидроэлектроэнергию. Другая технология ‑ преобразование возобновляемой энергии в водород (путем разделения молекулы воды) или синтетическое жидкое топливо, сделанное в смеси с углекислым газом из воздуха. Есть и иные способы хранения энергии, например хранение сжатого воздуха и крупномасштабные хранилища аккумуляторных батарей.

Низкоуглеродные технологии могут быть заметно улучшены и во многих других областях деятельности. Для электрических сетей от возобновляемых источников энергии нужны более сложные системы балансирования поставки и потребления энергии. Улучшения технологий улавливания и хранения углерода позволили бы безопасно использовать часть ископаемого топлива. И проекты атомных электростанций могут стать более безопасными при включении пассивной (автоматической) системы безопасности и осуществлении топливных циклов, после завершения которых остаются менее опасные радиоактивные отходы и ядерное топливо, которые нельзя использовать для производства ядерного оружия.

Принимая во внимание триллионы долларов возможных потерь от вызванного человеком изменения климата и триллионы долларов, которые инвестируются ежегодно в глобальные энергетические системы, правительства мира должны быть достаточно мудры, чтобы ежегодно вкладывать десятки миллиардов долларов в научные исследования для перехода на низкоуглеродную энергетику в будущем. Принимая это во внимание, многие политики должны были уже следовать по стопам Джона Кеннеди, выступив с заявлением о решающем «полете на луну» нашего поколения, и предложить государственные финансы, необходимые для его осуществления.

Однако до сих пор никто этого не сделал. В США, например, правительство вкладывает приблизительно 31 миллиард долларов США в год на биомедицинские исследования (с большими результатами для здоровья населения) и примерно 65 миллиардов долларов США в год на научно- исследовательские и опытно-конструкторские работы (НИОКР) для военных целей, но только приблизительно 7 миллиардов долларов США в год для энергетики в невоенных целях, а из этой суммы меньше чем 2 миллиарда долларов США в год для НИОКР по возобновляемой энергии. Это ‑ возмутительная ошибка по двум причинам: во-первых, США и мир увеличивают срок декарбонизации; и во-вторых, США безрассудно проматывают шанс развить свои собственные будущие высокотехнологичные отрасли промышленности.

Fake news or real views Learn More

Вместе взятые, Программа «Аполлон» и ППГД показывают правительствам мира путь к соглашению, которого они должны достигнуть на Конференции по изменениям климата Организации Объединенных Наций в Париже в декабре этого года. Во-первых, правительства должны взять обязательства по декарбонизации своих экономических систем, чтобы удержать глобальное потепление ниже чрезвычайно опасной зоны в два градуса Цельсия. Во-вторых, они должны обещать представить через пару лет свои национальные «дорожные карты» по глубокой декарбонизации к 2050 году. И в-третьих, они должны объединиться, чтобы финансировать новый глобальный «полет на луну» по экологически чистой энергии. Объединенное финансирование должно начаться с минимума в 15 миллиардов долларов США в год и резко повыситься после того, как будут видны технологические прорывы с высокими доходами.

Как показал Джон Кеннеди, большой прогресс начинается с постановки большой, смелой, но выполнимой цели. Сегодняшней целью, поддержанной программой «Аполлон», является глубокая декарбонизация. Это ‑ время для мировых лидеров, чтобы взять на себя обязательства по «полету на луну» путем спасения планеты чистой энергией.