0

Затраты на развитие гомофобии

ЛОНДОН − Являясь геем, живущим в Нигерии, моей самой большой проблемой было выбрать между моей сексуальной принадлежностью и моей работой.

В 2004 году �� был в начале моей актерской карьеры. Я только ушел из университета, и играл главную роль в “Розы и Шипы”, (англ. “Roses and Thorns”) прайм-тайм мыльная опера на телевидении Galaxy, одном из самых популярных телевизионных передающих каналов в Нигерии. Я играл роль "Ричарда", единственного сына богатой семьи, у кого был роман с горничной.

Слухи о моей личной жизни распространялись повсюду, и я решил, что пришло время, выходить. Так что я согласился прийти на самое популярное телевизионное ток-шоу Нигерии, чтобы обсудить мою сексуальную принадлежность.

Почти сразу, мой персонаж был ликвидирован. И когда исчезла моя работа, исчезла и моя финансовая безопасность. Как и многие геи и лесбиянки в Африке, я оказался между выбором экономической свободы и психологическим давлением.

В этом году, Нигерия и Уганда ввели драконовские законы против сексуальных меньшинств, что вызвало всемирную дискуссию о правах человека. Эти дебаты также начались в Мировом Банке, чей президент, Джим Ен Ким, недавно заявил, что “институциональная дискриминация - это плохо как для людей, так и для общества.”

Заявление Ким вызвало критику и споры. Часто, как в Уганде и Нигерии, мы слышим утверждение, что оппозиция официальной дискриминации по отношению к геям, лесбиянкам, бисексуалам и трансгендерам (ЛГБТ), это просто способ навязать “западные” ценности Африке. Но это предполагает, что гомосексуализм является “не-Африканским.” И, назло отсутствию доказательств, что любая страна или континент не имеет людей ЛГБТ (достаточно доказательств обратного) - предположение, которое признает растущее число африканских лидеров.

В 2006 году президент Олусегун Обасанджо, потом президент Нигерии, были одними из первых, кто так поступил. Президент Уганды Йовери Мусевени последовал их примеру при подписании антигейского законопроекта закона в 2014 году. Другие лидеры, от президента Гамбии Яя Джамме до президента Зимбабве, Роберта Мугабе, говорили в такой же манере.

Такое отношение со стороны государства причинило большие страдания геям и лесбиянкам Африки. Действительно, цена гомофобии для сексуальных меньшинств во многих африканских странах, увы, очевидна: правовые санкции, социальный остракизм и охлократия.

Но вот то, чего не хватает анти-гей лидерам Африки: правовая защита не только в вопросах соблюдения прав человека, но и в экономических вопросах. Ким совершенно прав, и проводя исследования начал измерять экономическую стоимость гомофобии, исследуя связь между анти-гей настроениями и бедностью в странах, где законы и социальные устои запрещают однополые отношения.

М.В. Ли Баджетт, экономист Университета Массачусетс-Амхерст, представил первые результаты исследования экономических последствий гомофобии в Индии на заседании Мирового Банка в марте 2014 года. Баджетт предположил, что индийская экономика, возможно, потеряла до 23,1 миллиардов долларов США в 2012 году в прямых расходах только на здравоохранение из-за депрессий, самоубийств, и неравенства по лечению ВИЧ, вызваных анти-гей стигмой и дискриминацией.

В дополнение к таким конкретным расходам, признание себя геем может привести к насилию, потере работы, отказу семьи, домогательству в школах и принуждению к вступлению в брак. В результате, многие геи имеют более низкий уровень образования, более низкую производительность, более низкую зарплату, более слабое здоровье и более короткую продолжительность жизни.

В Нигерии в 2005 году, я начал Независимый Проект по Равным Правам (TIERS), чтобы реагировать на растущее число людей, которые теряли работу из-за подозрений к их сексуальной принадлежности. В первый год нашей работы, мы обеспечили поддержку десяткам людей. Одному молодому человеку, “Олумиде”, дали временное жилье, после чего его семья выгнала за то, что он гей. Другой, “Уче,” был уволен с работы в качестве шеф-повара, после чего узнали о его сексуальной принадлежности. TIERS помог ему с жильем и капиталом, чтобы начать ресторанный бизнес. Хотя спустя 10 лет, им по-прежнему не безопасно использовать свои настоящие имена.

По всей Африке, экономические издержки дискриминации растут в соответствии с ростом давления на работодателей, собственников, медицинских работников, образовательные учреждения и др., чтобы исключить ЛГБТ.

Сегодня, Мировой Банк и другие учреждения по вопросам развития, отображают глобальные приоритеты в области развития, которые будут следовать Тысячелетним Целям Развития (MDGs), которые официально заканчиваются в 2015 году и включают конкретные задачи для продвижения гендерного равенства и расширения возможностей женщин, как стратегии для экономического роста. Забегая вперед, Банк должен применить тот же подход к правам ЛГБТ и сделать правовую защиту сексуальной ориентации и гендерной идентичности условием для стран, получающих кредиты.

Построение признания женских прав в MDGs не коррумпированных африканских культур, путем установления “западных” ценностей; на самом деле, они укрепили многие африканские страны, в которых в настоящее время руководят представленные в правительствах женщины. Следуя подобным мерам защиты для ЛГБТ, международные инвестиции и помощь могут улучшить экономические показатели и укрепить уважение к основным правам человека.

Мировой Банк, всегда осторожен и не дает впутывать себя в “политические” вопросы, подчеркивает, что это не является глобальным усилителем прав человека. Но он также все больше признает свою собственную роль в качестве посредника, в оказании помощи членам Банка выполнять свои обязательства по правам человека. Права ЛГБТ должны стать прецедентом.

Помощь правительствам, которые позволяют быть специфическим социальным группам, которые в последствии могут быть подвергнуты остракизму, имеют реальную экономическую цену. Так как учитываются новые кредиты, нужно принять меры для обеспечения того, чтобы выгоды были как можно более содержательными.

В случае, если Банк - который в настоящее время предоставляет Нигерии почти 5,5 миллиардов долларов США и планирует дополнительные 2 миллиарда долларов в каждые следующие четыре года – будет идти в этом направлении, другие спонсоры могут последовать за ним. ЛГБТ Африки отчаянно нуждаются в таких могущественных союзниках в борьбе за права человека и свои экономические права.

Перевод: Вадим Барба