Трамп на тропе войны

НЬЮ-ЙОРК – Спустя 15 лет после того, как Джордж Буш-младший объявил Ирак, Иран и Северную Корею «осью зла», Дональд Трамп в своём дебютном выступлении в ООН заговорил об Иране и Северной Корее в столь же резких терминах. У слов есть последствия, а слова Трампа создают серьёзную и прямую угрозу глобальному миру, как и слова Буша создали её в 2002 году.

The Year Ahead 2018

The world’s leading thinkers and policymakers examine what’s come apart in the past year, and anticipate what will define the year ahead.

Order now

Тогда многие хвалили Буша за реакцию на теракты 11 сентября 2001 года. Возбудить поддержку войны в обществе легко, и это было особенно легко после 11 сентября. Но в итоге, на всех фронтах – в Афганистане, Ираке, Иране и Северной Корее – американский милитаризм растратил глобальное доверие, жизни, деньги и драгоценное время. Между тем, Трамп выбрал намного более воинственную – и опасную – тактику, чем Буш.

Для Трампа, как и для Буша, существует «Добро» (Америка) и «Зло» (Афганистан под властью талибов, Иран, Северная Корея и Ирак под властью Саддама Хусейна). «Добрая Америка» предъявляет требования злодеям. Если злодеи их не выполняют, тогда Америка применяет «военную опцию» или вводит карательные санкции, чтобы принудить к «справедливости», как её понимают в США.

Буш использовал эту логику силы в отношении Афганистана и стран «оси зла». Результаты оказались катастрофическими. В 2002 году США быстро свергли режим талибов в Афганистане, но они не смогли добиться порядка. Прошло 15 лет: «Талибан» контролирует значительную часть страны, а Трамп только что отдал приказ увеличить военный контингент, размещённый там. Америка потратила около $800 млрд на прямые военные расходы в Афганистане. Более того, США ведут там войну практически непрерывно, начиная с тайного вмешательства ЦРУ в 1979 году, отчасти спровоцировавшего советское вторжение в эту страну.

Последствия действий в Ираке оказались даже хуже. США вторглись туда в 2003 году под фальшивым предлогом (якобы у Саддама было оружие массового поражения, хотя его не было), потратили ещё $800 млрд на прямые военные расходы, дестабилизировали страну, вызвали гибель сотен тысяч людей и – вопреки заявленным целям – погрузили весь регион в хаос. Косвенные издержки этих двух войн (включая долгосрочные затраты, связанные с инвалидностью ветеранов) примерно равны сумме прямых затрат.

Жёсткий подход Буша к Ирану также не помог добиться ни одного из предполагавшихся результатов. Региональное влияние Ирана – прежде всего в Ираке, но также в Сирии и Ливане – сегодня сильнее, чем 15 лет назад. Программа разработки баллистических ракет существенно продвинулась вперёд. А остановка программы создания ядерного оружия является целиком заслугой дипломатии президента Барака Обамы, а не милитаризма и угроз Буша.

Подходы Буша к Северной Корее оказались такими же провальными. Ещё в начале 2002 года хрупкое соглашение 1994 года между США и КНДР продолжало ограничивать попытки Севера обзавестись ядерным оружием, хотя США крайне неохотно выполняли отдельные положения этого договора. Сторонники жёсткой линии в администрации Буша ненавидели это соглашение, и в 2002 году она развалилось из-за взаимных обвинений. Уже в январе 2003 года Северная Корея вышла из «Договора о ядерном нераспространении» и возобновила полномасштабные попытки создания ядерного оружия. Теперь у этой страны есть водородные бомбы и баллистические ракеты.

Все четыре случая стали следствием одной и той же ошибки США. Америка регулярно пренебрегает переговорами, считая их признаком слабости и попустительства. И поначалу такой жёсткий подход пользуется популярностью у значительной части американского общества, но неизбежно он завершается сожалением.

Трамп удваивает ставки. Он объявил о намерении выйти из ядерного соглашения с Ираном, которое подписали не только США, но и четыре постоянных члена Совета Безопасности ООН (Китай, Франция, Россия и Великобритания), а также Германия. Выход из соглашения 2015 года может стать аналогом выхода Буша из ядерного соглашения с Северной Кореей. Израиль и Саудовская Аравия бездумно приветствуют новую иранскую политику Трампа, но обе страны многое потеряют, если это соглашение действительно развалится.

В случае с Северной Кореей выбранная Трампом тактика даже более безрассудна: он угрожает, что США «полностью разрушат» эту страну, если она не согласится отказаться от ядерной программы. Вероятность того, что КНДР уступит требованиям США, близка к нулю. Вероятность провоцирования ядерной войны высока и повышается. Более того, Северная Корея заявила, что США уже фактически объявили ей войну, хотя Белый дом отверг такую интерпретацию.

Трамп, как и Буш, перевернул знаменитое высказывание президента Джона Кеннеди с ног на голову. Кеннеди говорил американцам, что им никогда не следует вести переговоры из-за чувства страха, но при этом никогда не надо бояться договариваться. Трамп, как и Буш, отвергает переговоры, боясь показаться слабым; он предпочитает односторонние требования, поддерживаемые угрозами или реальной силой.

При определённой дальновидности было бы не трудно увидеть, как Иран и США могут сотрудничать на многих фронтах, а не противостоять друг другу, угрожая войной. Ослабить антиизраильские настроения в Иране помогло бы также израильско-палестинское урегулирование, основанное на принципе двух государств.

В Северной Корее режим стремится получить ядерный арсенал, чтобы не допустить возглавляемых США попыток смены этого режима. Подобные страхи не являются полностью безосновательными. США действительно свергали или, как минимум, пытались свергнуть режимы своих противников, не имевших ядерного оружия, в том числе в Афганистане, Ираке, Ливии и (безуспешно) в Сирии. Режим Северной Кореи открыто провозгласил, что стремится к «военному равновесию» с США, чтобы предотвратить аналогичный сценарий.

США страдают от своего высокомерия военной державы, потерявшей связь с современной геополитической реальностью. Политика милитаризма постоянно проваливалась, но сейчас она является даже более опасной, чем когда-либо. Трамп, болезненный нарцисс, стремится получить мгновенное удовлетворение и политическую «победу». Все последние войны Америки приносили такое мгновенное удовлетворение, но оно быстро уступало место разочарованию – за первоначальным быстрым взлётом следовало очень глубокое падение. США снова встали на этот путь, двигаясь к столкновению с ядерным противником, и они будут и дальше идти по этому пути, если другие страны, другие американские лидеры и общественное мнение его не преградят.

Есть лучший путь: переговоры с Ираном и Северной Кореей об интересах взаимной безопасности – прямые, прозрачные, объективные и свободные от американских военных угроз. Это в равной степени касается конфликтов в Сирии, Ливии, Израиле-Палестине, Йемене и так далее. И для таких переговоров есть место – это Совет Безопасности ООН, созданный в 1945 году для ведения переговоров об урегулировании, когда мир колеблется между войной и миром.

http://prosyn.org/q8VlnJT/ru;

Handpicked to read next

  1. Patrick Kovarik/Getty Images

    The Summit of Climate Hopes

    Presidents, prime ministers, and policymakers gather in Paris today for the One Planet Summit. But with no senior US representative attending, is the 2015 Paris climate agreement still viable?

  2. Trump greets his supporters The Washington Post/Getty Images

    Populist Plutocracy and the Future of America

    • In the first year of his presidency, Donald Trump has consistently sold out the blue-collar, socially conservative whites who brought him to power, while pursuing policies to enrich his fellow plutocrats. 

    • Sooner or later, Trump's core supporters will wake up to this fact, so it is worth asking how far he might go to keep them on his side.
  3. Agents are bidding on at the auction of Leonardo da Vinci's 'Salvator Mundi' Eduardo Munoz Alvarez/Getty Images

    The Man Who Didn’t Save the World

    A Saudi prince has been revealed to be the buyer of Leonardo da Vinci's "Salvator Mundi," for which he spent $450.3 million. Had he given the money to the poor, as the subject of the painting instructed another rich man, he could have restored eyesight to nine million people, or enabled 13 million families to grow 50% more food.

  4.  An inside view of the 'AknRobotics' Anadolu Agency/Getty Images

    Two Myths About Automation

    While many people believe that technological progress and job destruction are accelerating dramatically, there is no evidence of either trend. In reality, total factor productivity, the best summary measure of the pace of technical change, has been stagnating since 2005 in the US and across the advanced-country world.

  5. A student shows a combo pictures of three dictators, Austrian born Hitler, Castro and Stalin with Viktor Orban Attila Kisbenedek/Getty Images

    The Hungarian Government’s Failed Campaign of Lies

    The Hungarian government has released the results of its "national consultation" on what it calls the "Soros Plan" to flood the country with Muslim migrants and refugees. But no such plan exists, only a taxpayer-funded propaganda campaign to help a corrupt administration deflect attention from its failure to fulfill Hungarians’ aspirations.

  6. Project Syndicate

    DEBATE: Should the Eurozone Impose Fiscal Union?

    French President Emmanuel Macron wants European leaders to appoint a eurozone finance minister as a way to ensure the single currency's long-term viability. But would it work, and, more fundamentally, is it necessary?

  7. The Year Ahead 2018

    The world’s leading thinkers and policymakers examine what’s come apart in the past year, and anticipate what will define the year ahead.

    Order now