Skip to main content

Cookies and Privacy

We use cookies to improve your experience on our website. To find out more, read our updated Cookie policy, Privacy policy and Terms & Conditions

canizalez1_Salwan GeorgesThe Washington Post via Getty Images_whitehousebriefingroompodium Salwan Georges/The Washington Post via Getty Images

Президенты против прессы

КАРАКАС – Президент США Дональд Трамп навешивает на СМИ ярлык «врагов народа». Президент Бразилии Жаир Болсонару называет журналистов «гнилыми» и «аморальными» и обвиняет их в организации «нападок» на него «ради сенсаций». Президент Мексики Андрес Мануэль Лопес Обрадор (его называют АМЛО) обзывает их «ничтожествами, консерваторами, всезнайками, лицемерами», а также «fifí» (буржуазными, претенциозными») и «chayoteros» (что означает «взяточники»).

Лидеры-популисты обожают прессу, которая даёт им возможность распространять их идеи. Но они ненавидят журналистику, задающую острые вопросы и требующую от них ответственности. Это именно то, что мы обязаны защищать.

Трамп, Болсонару и АМЛО, несмотря на все различия между ними, схожи своими националистическими взглядами, популистской тактикой и антидемократическими наклонностями. И они не ограничиваются словесными атаками. Администрация Трамп резко ограничила доступ прессы в Белый дом. Она аннулировала или приостановила действие аккредитации многих журналистов на столь неубедительных и туманных основаниях, что суды постановиливосстановить эти аккредитации.

А теперь Трамп совершил ещё один зловещий разрыв с традициями. Многие годы Белый дом ежедневно получает экземпляры многочисленных журналов и газет – от Financial Times до The New York Post. Это стандартная рабочая процедура в демократической стране: центры власти должны быть хорошо проинформированы, а значит, подписаны на самые разные СМИ, вне зависимости от их редакционной линии.

Однако в октябре Трамп решил, что Белый дом больше не будет получать ни The Washington Post, ни The New York Times (он часто обвиняет оба издания в пристрастности и нечестности). «Все они фейковые», – заявил Трамп в интервью телеканалу Fox News, объявляя об этих планах. Его администрация призывает и другие федеральные ведомства отменить свою подписку на эти издания.

Спустя неделю после решения Трампа его примеру последовал Болосонару, отменив все подписки органов власти на самую уважаемую в Бразилии газету – Folha de São Paulo. «Я не хочу ничего знать про Folha de São Paulo», – заявил Болосонару, объяснив, что чтение этой газеты «отравляет моё правительство». Он добавил, что советники всегда могут пойти в киоск и купить себе эту газету («Надеюсь, они не обвинят меня в цензуре»), но на неё не будет потрачено ни копейки из государственных средств. «И те, кто размещает рекламу в Folha de São Paulo, – заключил он с угрозой, – обратят на всё это внимание, верно?»

Subscribe now
Bundle2020_web

Subscribe now

Subscribe today and get unlimited access to OnPoint, the Big Picture, the PS archive of more than 14,000 commentaries, and our annual magazine, for less than $2 a week.

SUBSCRIBE

Тем временем в Мексике АМЛО сократил правительственный бюджет на рекламу в СМИ, причём эти сокращения коснулись изданий, критикующих правительство, например, газеты Reforma. АМЛО выдвинул необоснованные обвинения против Reforma, будто она предпочитала предыдущие администрации и работает в неких секретных интересах. Последствия этого шага особенно существенны в Мексике, где СМИ часто зависят от государственных рекламных объявлений.

Сегодня Мексика входит в число самых опасных для журналистов стран мира. И вряд ли она станет безопасней при президенте, который называет их врагами.

Использование государственных рычагов для наказания конкретных СМИ, выбравших критическую редакционную линию, – норма для диктаторов. Превращение подписки, рекламы или доступа журналистов в оружие равносильно атаке на свободу прессы, слова и информации, что явно ставит под серьёзную угрозу демократию.

Например, Уго Чавес, правивший Венесуэлой 14 лет, неустанно атаковал прессу, пытаясь подорвать её авторитет и представить её врагом народа. Проталкивая собственную версию событий и создавая враждебную среду для независимых СМИ, он достиг «коммуникационной гегемонии».

Преемник Чавеса, Николас Мадуро, играет по тем же правилам. За последние годы более 50 газет перестали выходить в печатной версии, снизили частоту выхода (ежедневные газеты стали еженедельниками) или радикально сократили количество страниц и тиражи, что отчасти вызвано валютным контролем, блокирующим импорт газетной бумаги. Добавьте сюда прямое государственное давление (например, судебные иски) и крах экономики (в том числе гиперинфляцию), и станет понятно, что свободная пресса Венесуэлы практически уничтожена.

И это совсем не совпадение, что именно при Чавесе и Мадуро Венесуэла стала жертвой катастрофических экономических решений, масштабной и всепроникающей коррупции с участием «друзей». Сегодня Венесуэла – это полноценная диктатура, где политические противники правительства оказываются за решёткой, а протестующих ожидают жесточайшие акции подавления.

Именно поэтому Венесуэла представляет собой живое доказательство, почему к атакам Трампа, Болосонару и АМЛО на прессу следует отнестись очень серьёзно. Вся пресса, и та, что превратилась в мишень, и та, что пользуется покровительством, должна нанести ответный удар, в том числе добиваясь справедливости в национальных и международных судах. Журналисты и представители других профессий, например, академические организации, могут выступать с инициативами на местном уровне с целью защитить права и свободы граждан и СМИ.

Кроме того, могут помочь НКО – не только безоговорочно выражая своё несогласие, но и собирая и публикуя данные о свободе прессы. Свой вклад должно внести гражданское общество, во весь голос защищая СМИ, например, в виде участия граждан в совместных инициативах со СМИ и их защитниками.

Враг свободной прессы – это враг демократии. Мы не можем сказать, что нас не предупреждали.

https://prosyn.org/8z5O8NKru;
  1. guriev24_ Peter KovalevTASS via Getty Images_putin broadcast Peter Kovalev/TASS via Getty Images

    Putin’s Meaningless Coup

    Sergei Guriev

    The message of Vladimir Putin’s call in his recent state-of-the-nation speech for a constitutional overhaul is not that the Russian regime is going to be transformed; it isn’t. Rather, the message is that Putin knows his regime is on the wrong side of history – and he is dead set on keeping it there.

    3