8

Миссия: Спасти окружающую среду

ЧЕВИ ЧЕЙЗ, МЕРИЛЕНД – Представьте себе: 1966 год. Вы находитесь в правительственном офисе в Вашингтоне, округ Колумбия, наблюдая за чиновником в униформе, говорящем человеку в деловом костюме, “Ваша миссия состоит в том, чтобы уничтожить врага, который убил больше людей, чем обе мировые войны вместе взятые. У вас будет ничтожный бюджет, небольшая команда, а в случае провала, Секретарь будет отрицать любую причастность к вашим действиям.”

Это звучит как сцена из голливудского фильма. И действительно, она отражает начальные сцены сериала Миссияневыполнима, премьера которого состоялась в том году. Если и не слово в слово, то это действительно произошло. Чиновником был помощник Начальника медицинской службы генерал Джеймс Ватт; человеком с миссией был ученый Центра инфекционных заболеваний (CDC) Дональд Хендерсон; а врагом была оспа.

Chicago Pollution

Climate Change in the Trumpocene Age

Bo Lidegaard argues that the US president-elect’s ability to derail global progress toward a green economy is more limited than many believe.

Миссия, определенно казалась невыполнимой. В то время, оспа ежегодно убивала более двух миллионов человек и заражала другие 15 миллионов. Тем не менее, как в сериале, Хендерсон и его команда Всемирной Организации Здравоохранения, бросили вызов ожиданиям. За десять с небольшим лет, оспа стала первым – и, до сих пор, единственным – инфекционным заболеванием человека, полностью ликвидированным.

Ключ к этому колоссальному медицинскому достижению не был каким-либо существенным прорывом в области здравоохранения, как того следовало ожидать (вакцина против оспы существовала примерно с восемнадцатого века). Была дипломатия, гибкость и сотрудничество.

С самого начала, ВОЗ не хватало веры в кампанию по вакцинации. Многие, включая генерального директора ВОЗ, считали, что, чтобы остановить оспу, необходимо пр��вить все 1,1 миллиардов человек в 31 пострадавшей стране, включая отдаленные деревни, а это – логистический кошмар.

Именно поэтому делегаты ВОЗ, после обсуждений в течении нескольких дней, с небольшим перевесом, договорились предоставить ничтожных $2,4 млн в год на усилия – слишком мало, чтобы покрыть расходы на любую не подаренную вакцину, не говоря уже о фонде необходимом на материально-техническую поддержку. Многие доноры разделяли этот пессимизм, полагая, что их деньги было бы лучше потратить, скажем, на систему здравоохранения. Даже ЮНИСЕФ принял решение против содействия кампании.

На самом деле, решение назначить Хендерсона на незавидную должность возглавить кампанию, вытекает из решения генерального директора ВОЗ, назначить ответственным американца, и соответственно, в случае провала программы, ответственность ляжет на Соединенные Штаты, а не на ВОЗ. (Хендерсон пытался отказаться от роли, но в этом эпизоде не было никакого “если вы решите его принять”.) Тем не менее, Хендерсон сумел повернуть плохой расклад в выигрышный, с ключевой перспективой.

Хендерсон понимал, что Советский Союз – на который в течение нескольких лет оказывали давление предоставить помощь кампании по ликвидации, и который уже обещал выделять 25 миллионов доз вакцины ежегодно – не будет испытывать большого энтузиазма по поводу того, что всем будет управлять американец. Поэтому он встретился с заместителем министра здравоохранения СССР, Дмитрием Венедиктовым, с которым он смог наладить контакт, что позволило обеим сторонам совместно работать над стратегией и материально-техническим обеспечением, в дополнение к вакцинам предоставляемым Союзом (США согласились предоставить 50 миллионов доз ежегодно). Два наиболее маловероятных союзника, в конечном итоге, вели совместную борьбу.

Дипломатическая сноровка Хендерсона сопровождалась пристальным наблюдением за талантом и лидерством. Он настаивал на том, чтобы все его сотрудники проводили, по крайней мере, треть своего времени на местах, работая с местными чиновниками и посещая деревни, с тем, чтобы они могли своими глазами увидеть проблемы массовой вакцинации.

Среди этих кадров был Уильям Фёге, миссионер Лютеранин, доктор, работающий в качестве консультанта для CDC в Нигерии. Однажды в декабре 1966 года, Фёге получил сообщение о случае натуральной оспы в другой деревне и сразу же отправился туда, чтобы провести вакцинацию семьи жертвы и других жителей деревни.

Однако Фёге был обеспокоен тем, что вспышка эпидемии может получить более широкое распространение, а у него не было достаточного количества доз для вакцинации каждого в этом регионе. Он принял другую тактику: послал гонцов во все деревни в пределах 30 миль, чтобы проверить, если есть еще случаи заболевания, а затем провел вакцинацию населения только в четырех местах, где были зафиксированы конкретные случаи. Это создало вакцинированное “кольцо” вокруг инфицированных людей, которое сломало цепь инфекции.

Стратегия Фёге получила распространение на востоке Нигерии, а затем была введена в других частях Западной Африки, и в конечном итоге, была применена в наиболее сложной среде из всех: в Индии, с ее населением в пол миллиарда человек. Потребовалось 130 000 подготовленных медицинских работников, 20 изнурительных месяцев, но они ликвидировали проблему оспы, которая мучила Индию на протяжении тысячелетий. Тогда, несмотря на стихийные бедствия, похищения сотрудников ВОЗ, а также гражданскую войну, работники здравоохранения повторили свой успех в Бангладеш, Эфиопии и Сомали. И, наконец, в 1980 году мир был официально свободен от натуральной оспы.

 Пятьдесят лет спустя, после запуска этой смелой миссии, огромное достижение, ставшее ее результатом, исчезает из памяти. Но те уроки, что оно несет для стимулирования капризного международного сообщества в решении общей задачи, не могут быть важнее, особенно в то время, когда насущные проблемы, такие как ухудшение состояния окружающей среды, требуют глобальных решений.

Fake news or real views Learn More

Как отметил Фёге, искоренение оспы доказывает, что “глобальные усилия возможны”. Мы не “должны жить в мире чумы, разрушительных правительств, конфликтов и неконтролируемых рисков для здоровья”. Напротив, “скоординированные действия группы людей, преданных своему делу” могут “обеспечить лучшее будущее.”

Человечество не может жить в мире загрязненного воздуха и воды, пустых морей, исчезающей дикой природы и эродированной земли. Экологические вызовы, с которыми мы сейчас сталкиваемся, являются вопросами здоровья и благосостояния людей, в равной степени, как и оспа. Наша миссия, хотим мы принять ее или нет, состоит в том, чтобы вызвать коллективную волю для остановки нашего самоуничтожения.