2

Война с туберкулезом

БЕРЛИН – Это было хорошее десятилетие в плане борьбы с туберкулезом. Вполне возможно, что мы выполним одну из Целей развития тысячелетия ООН по снижению распространения и смертности от туберкулеза в два раза, по сравнению с 1990 годом, к 2015 году. Как минимум дюжина новых вакцин и возможных лекарств проходят клинические испытания, а Всемирная организация здравоохранения одобрила новый диагностический тест, так называемый GeneXpert.

Прогресс в этой сфере становится все более значимым, учитывая излишнее спокойствие, которое привело к полной остановке исследований и разработок новых методов лечения туберкулеза вплоть до конца двадцатого века. Используемые в настоящее время препараты от туберкулеза были разработаны в 1950-1970 гг. Действительно, бацилле Кальметта-Герена (вакцине БЦЖ) уже почти 100 лет, а наиболее широко используемый диагностический тест ‑ обнаружение под микроскопом микобактерий в мокроте ‑ был разработан 130 лет назад.

Erdogan

Whither Turkey?

Sinan Ülgen engages the views of Carl Bildt, Dani Rodrik, Marietje Schaake, and others on the future of one of the world’s most strategically important countries in the aftermath of July’s failed coup.

Неудивительно, что эффективность этих методов снизилась. Используемая в настоящее время вакцина предотвращает тяжелые случаи туберкулеза у детей, но не наиболее распространенный легочный туберкулез у всех возрастных групп. Микроскопический тест дает ложные результаты практически в половине случаев.

Мы привыкли думать о туберкулезе как о болезни прошлого. На самом же деле, у девяти миллионов человек ежегодно обнаруживаются симптомы активного заболевания, и каждый пятый умирает. Это ставит туберкулезную палочку на второе место после вируса иммунодефицита человека (ВИЧ) в списке основных микробных убийц.

Одна треть населения земного шара заражена возбудителем заболевания, хотя только в одном случае из десяти развивается активная стадия. Плохие новости заключаются в том, что инфицированные лица остаются переносчиком возбудителя заболевания на всю жизнь. Когда иммунитет ослабевает, болезнь может вспыхнуть. С появлением в 1980-х годах ВИЧ, который ставит под угрозу иммунную систему, туберкулез возник снова и стал основной причиной смерти ВИЧ-инфицированных людей. Примерно 15 миллионов людей одновременно заражены ВИЧ и микобактериями туберкулеза, основными возбудителями в большинстве случаев заражения туберкулезом.

Более того, туберкулезная палочка ведет «окопную войну», вырабатывая устойчивость к обычным антибиотикам и традиционным методам вакцинации, тем самым отсрочивая диагностирование и определение чувствительности к лекарственным препаратам. Тогда как пандемии появляются внезапно, быстро распространяются и вызывают панический страх в связи с надвигающейся опасностью, туберкулез распространяется медленно, но верно, десятки тысяч лет, терпеливо выжидая новые возможности.

Для лечения туберкулеза требуется применение как минимум трех препаратов, по крайней мере в течение шести месяцев. Сравните это с антибиотическим лечением, скажем, урогенитальной инфекции, которое длится максимум пару недель. В связи с этим чувствительность туберкулеза к медикаментозному лечению достаточно низкая, что приводит к появлению туберкулеза с множественной лекарственной устойчивостью (МЛУ), который больше не может быть вылечен традиционными терапевтическими методами. Около 50 миллионов человек заражено туберкулезной палочкой с МЛУ.

В то время как лечение МЛУ-ТБ остается возможным, сделать это непросто, когда срок лечения составляет около двух лет, а используемые препараты не отличаются ни эффективностью, ни мягким действием, как канонические препараты – и стоимость увеличивается в 10-100 раз. Тогда как эти дополнительные затраты могут быть покрыты системой здравоохранения в богатых странах, для бедных стран они оказываются чрезмерными, что приводит к отсутствию или недостаточности лечения.

Более того, в 85 странах был диагностирован туберкулез с широкой лекарственной устойчивостью (ШЛУ), который практически не поддается лечению. Действительно, во многих горячих точках заражения ШЛУ-ТБ стала применяться хирургическая резекция легких заболевшего. Добро пожаловать обратно в доантибиотическую эру!

Таким образом, вопрос не в том, нужны ли новые лекарства, вакцины и диагностические средства, а в том, когда они станут доступны. Новый тест GeneXpert диагностирует не только туберкулез, но и МЛУ-ТБ, что позволяет быстро назначить должное лечение и предотвратить контактное заражение – настоящий прорыв. К сожалению, этот тест очень дорогой и сложный в проведении, что делает его недоступным для многих бедных стран.

Ряд других препаратов – новых и уже использованных ранее в других сферах – в настоящее время находятся на последней стадии клинических испытаний, а одно лекарственное средство было одобрено органами США для лечения МЛУ-ТБ еще до того, как испытания были завершены. Но первая вакцина, которая должна была пройти проверку на эффективность, недавно с треском провалилась. Итак, хорошие новости последнего десятилетия – это просто проблеск надежды.

Нам еще предстоит пройти долгий путь, а ускорение научных исследований по разработке новых препаратов и вакцин возможно только при увеличении финансирования. К сожалению, у частного сектора мало стимулов для разработки новых методов лечения туберкулеза. Необходимы новые подходы, такие как партнерство между государственными научно-исследовательскими учреждениями и частными предприятиями. Тогда как клинические испытания наиболее перспективных препаратов и вакцин должны продолжаться, мы должны вернуться к чертежным доскам и выработать абсолютно новые стратегии.

Support Project Syndicate’s mission

Project Syndicate needs your help to provide readers everywhere equal access to the ideas and debates shaping their lives.

Learn more

Текущее ежегодное финансирование научных исследований, посвященных туберкулезу, оценивается в 500 миллионов долларов США. Но в год требуется более 2 миллиардов долларов. Эта сумма может показаться нереально высокой, но это лишь незначительная доля 160 миллиардов долларов, которые выделяются на научные исследования в области здравоохранения по всему миру. Что более важно, экономическое бремя туберкулеза исчисляется примерно 20 миллиардами долларов в год – и даже больше, если учесть потери человеческого капитала.

Если мы решим и дальше нести эти потери, мы, возможно, сэкономим немного денег в краткосрочной перспективе. Но более мудрым решением, тем не менее, было бы сделать необходимые инвестиции сегодня, предотвращая, таким образом, гораздо более высокие затраты завтра.