6

Жизнь в свободе и равенстве

МАДРИД – Спустя четверть века после публикации в 1990 году первого Доклада о развитии человека мир добился поразительных успехов в сокращении бедности и улучшении здравоохранения, образования и условий жизни для сотен миллионов людей. И тем не менее, какими бы впечатляющими ни были эти достижения, они не распределены поровну. И между странами, и внутри них по-прежнему сохраняются глубокие диспропорции в развитии человека.

Рассмотрим младенческую смертность. В Исландии на каждую тысячу младенцев, родившихся живыми, двое детей умирают до своего первого дня рождения. В Мозамбике этот показатель составляет 120 случаев смерти на 1000 младенцев, родившихся живыми. Аналогичным образом, в Боливии дети, рожденные от женщин без образования, имеют в два раза большие шансов умереть в течение первого года жизни, чем дети, рожденные от матерей, имеющих хотя бы среднее образование. И эти различия сохраняются на протяжении всей жизни человека. В Центральной Америке пятилетний ребенок, родившийся в семье с низким уровне доходов, в среднем на шесть сантиметров ниже, чем ребенок из семьи с высоким уровнем дохода.

Erdogan

Whither Turkey?

Sinan Ülgen engages the views of Carl Bildt, Dani Rodrik, Marietje Schaake, and others on the future of one of the world’s most strategically important countries in the aftermath of July’s failed coup.

Подобные различия укоренились по целому ряду причин. К ним относятся как «вертикальные неравенства», например асимметрич��ое распределение доходов, так и «горизонтальные неравенства», например в рамках групп людей, определяющихся такими факторами, как раса, пол и этническая принадлежность, или же между сообществами как следствие сегрегации.

Многие люди сталкиваются одновременно с несколькими формами дискриминации, и та степень изоляции, от которой они страдают, является результатом взаимодействий между ними. Сочетание вертикального и горизонтального неравенства может приводить к сильнейшей изоляции и маргинализации, что в свою очередь закрепляет бедность и неравенство на многие поколения.

К счастью, мир все больше осознает пагубные последствия неравенства для демократии, экономического роста, мира, справедливости и человеческого развития. Кроме того, стало очевидно, что неравенство разрушает социальную сплоченность, а также увеличивает риск насилия и нестабильности. В конечном счете, экономическая и социальная политика являются двумя сторонами одной монеты.

Помимо моральных аргументов в пользу сокращения неравенства существуют также и экономические. Если неравенство продолжит расти, потребуются более высокие темпы роста для искоренения крайней нищеты, нежели в случае, когда экономические выгоды распределяются более равномерно.

Высокие уровни неравенства также коррелируют с вероятностью захвата власти элитами, которые отстаивают свои интересы, блокируя реформы по устранению неравенства. Проблема неравенства не только в том, что оно препятствует достижению коллективных целей и общего блага; оно также создает структурные барьеры на пути развития, например за счет недостаточного или регрессивного налогообложения и недофинансирования в области образования, здравоохранения или инфраструктуры.

Сам по себе рост не может гарантировать равный доступ к общественным благам и высокому качеству услуг; для этого необходима целенаправленная политика. Новейшая история Латинской Америки, региона с наивысшим уровнем неравенства, представляет собой хороший пример возможных достижений при внедрении подобной политики. В первом десятилетии этого века данный регион добился значительных успехов в области социальной интеграции благодаря сочетанию динамичного экономического развития и устойчивой политической приверженности к борьбе с бедностью и неравенством как взаимосвязанными проблемами.

Благодаря этим усилиям Латинская Америка является единственным регионом в мире, которому удалось сократить бедность и неравенство, сохранив при этом экономический рост. Более 80 миллионов человек присоединились к среднему классу, который впервые превзошел по численности самый крупный сегмент населения региона – бедняков.

Безусловно, некоторые утверждают, что это стало возможным благодаря благоприятным внешним условиям, в том числе высоким ценам на сырьевые товары, которые поддерживали экономическую экспансию. Однако данные лаборатории исследования равенства LAC Всемирного банка подтверждают, что рост лишь частично объясняет социальные победы в Латинской Америке; многое было сделано благодаря перераспределению посредством расходов на социальные нужды.

Действительно, прогрессивная политика лежала в самом сердце экономического роста: новое поколение более образованных работников влилось в состав рабочей силы, зарабатывая более высокие зарплаты и пожиная дивиденды социальных расходов. Наибольший рост заработной платы произошел в группах с самым низким уровне доходов.

Support Project Syndicate’s mission

Project Syndicate needs your help to provide readers everywhere equal access to the ideas and debates shaping their lives.

Learn more

Теперь, когда Латинская Америка вступила в период замедления экономического роста, эти достижения подвергаются испытанию. Правительства обладают меньшим фискальным пространством, а частный сектор имеет меньше возможностей для создания новых рабочих мест. Усилия по сокращению бедности и неравенства могут застопориться – или даже лишиться полученных с таким трудом успехов. Политикам региона предстоит упорно работать над поддержкой прогресса в долгосрочном развитии человеческого потенциала.

Важность победы над неравенством закреплена в идеалах Французской революции, словах Декларации о независимости Соединенных Штатов, а также в целевых показателях, выбранных для Целей устойчивого развития ООН. Эти усилия являются основополагающими для формирования мира, который является не только честным, но и мирным, процветающим и устойчивым. Если, как закреплено во Всеобщей декларации прав человека, «все люди рождаются свободными и равными в своих достоинствах и правах», то разве не каждый из нас должен иметь возможность продолжать жить таким образом?