People hold pictures of jailed journalists in Turkey OZAN KOSE/AFP/Getty Images

Когда борьба с фейковыми новостями помогает цензуре

ВАШИНГТОН – Многие медиа-аналитики совершенно правильно говорят об опасностях «фейковых новостей», но они нередко упускают из вида, какой значение этот феномен имеет для самих журналистов. Этот термин стал не просто удобным способом очернения всей медиа-индустрии; авторитарные правители ссылаются на него в качестве оправдания цензуры и арестов журналистов, зачастую выдвигая против них сфабрикованные обвинения в поддержке терроризма.

Exclusive insights. Every week. For less than $1.

Learn More

Общее количество честных журналистов, которых посадили в тюрьму в различных странах мира за публикацию фейковых или вымышленных новостей, достигло рекордного количества – их как минимум 21. А так как антидемократические лидеры всё чаще используют недовольство «фейковыми новостями» для борьбы с независимыми СМИ, эта цифра, скорее всего, будет расти.

США, когда-то являвшиеся мировым лидером в деле защиты свободы слова, отступились от этой роли. Тирады президента Дональда Трампа в Twitter на тему «фейковых новостей» стали примером для авторитарных режимов; они могут ссылаться на Трампа, оправдывая собственные атаки на прессу. В декабре китайская государственная газета «Жэньминь жибао» опубликовала несколько твитов и пост в Facebook с одобрением мантры Трампа про фейковые новости, отметив, что всё это «говорит об истинной природе западных СМИ». Ещё раньше, в феврале 2017 года, с похвалами в адрес администрации Трампа выступило правительство Египта, а МИД этой страны раскритиковал западных журналистов за их освещение проблемы глобального терроризма.

В январе 2017 года турецкий президент Реджеп Тайип Эрдоган похвалил Трампа за то, что тот отчитала репортёра телеканал CNN на пресс-конференции в прямом эфире. Эрдоган, критиковавший этот телеканал за его освещение демократических протестов в Турции в 2013 году, заявил, что Трамп поставил журналиста «на место». Трамп отблагодарил Эрдогана за этот комплимент, встретившись с ним несколько месяцев спустя. Он дал высокую оценку своему турецкому коллеге за его роль союзника в борьбе с терроризмом, не упомянув о мрачной репутации Эрдогана в том, что касается свободы прессы.

Неслучайно именно эти три страны первыми бросились поддерживать рассуждения Трампа о «фейковых новостях». В 2017 году на долю Китая, Египта и Турции пришлось более половины всех арестованных журналистов в мире, причём этот тренд сохраняется с 2016 года. Молчание международного сообщества по поводу атак этих правительств на независимые СМИ, похоже, интерпретируется как согласие.

В Турции, которая уже два года подряд занимает первое место в мире по числу журналистов за решёткой, наступление на свободу слова ведётся особенно быстрыми темпами. После провала попытки переворота в 2016 года суды Турции рассмотрели около 46 тысяч дел в отношении людей, обвиняемых в оскорблении президента, государства и его институтов. Все 73 турецких журналиста, которые сейчас сидят в тюрьме, обвиняются в преступлениях против государства (часть из них уже осуждены). Наиболее частое обвинение против журналистов – принадлежность, содействие или пропаганда идей предполагаемой террористической организации.

Размытые формулировки законов, в которые смешиваются сообщения о терроризме с его поддержкой, прикрывают стремление режимов не допустить появления неблагоприятных новостей. Например, попытки писать о Рабочей партии Курдистана в Турции, «Братьях-мусульманах» в Египте или уйгурах в Китае могут легко довести журналистов до тюрьмы за выражение симпатий террористам. Согласно последнему докладу Комитета по защите журналистов, почти три четверти из 262 журналистов, находящихся в тюрьмах по всему миру, задержаны по обвинениям в преступлениях против государства.

Но даже когда журналистов не арестовывают, авторитарные власти всё чаще прибегают к рассуждениям о «фейковых новостях», чтобы дискредитировать честную журналистику. И здесь – какая ирония! – попытки правительств некоторых западных стран зачистить социальные сети от фейковых материалов или насилия играют на руку авторитарным лидерам. Цели этих попыток являются похвальными (например, не допустить вмешательства в выборы теми методами, которые Россия отточила до совершенства), но их непреднамеренным следствием стала цензура сообщений честных журналистов о реальных событиях, происходящих в наиболее опасных точках мира.

Посмотрите, например, что произошло в прошлом году с видеорепортажами о гражданской войне в Сирии. Стремясь убрать экстремистский контент, YouTube удалил сотни видеороликов об этом конфликте, в том числе множество видео, опубликованных новостной сетью Shaam, новостным агентством Qasioun и медиа-центром Idlib; все они – независимые новостные организации, которые документируют катастрофу.

Тем временем, Facebook закрыл аккаунты частных лиц и организаций, которые пользовались этой платформой, чтобы документировать факты насилия против мусульман-рохинджа (этот кризис ООН назвала «классическим примером этнических чисток»). Facebook заявил, что принял меры в ответ на нарушения «стандартов сообщества» этой платформы.

А Twitter заблокировал аккаунты гражданских журналистов в Египте и Сирии, сообщавших о нарушения прав человека (об этом стало известно от авторов закрытых аккаунтов). Цензоры Twitter ударили и по Европе. В январе эта платформа заблокировала немецкий сатирический журнал, поскольку Бундестаг принял закон, вводящий штрафы в размере до 50 млн евро ($61 млн) для социальных медиа-компаний, если они не удаляют запрещённый контент в отведённые сроки. Другие европейские страны обдумывают аналогичные меры с целью заставить интернет-компании бороться с дезинформацией и экстремизмом.

Законы, призванные остановить разжигание ненависти, насилие и «фейковые новости», могут иметь вполне благие намерения, но они оказались бессистемны, в них очень мало механизмов, гарантирующих подотчётность, прозрачность и обратимость решений. Правительства отдают цензуру на аутсорсинг частному сектору, для которого главным фактором, влияющим на принятие решений, является получение максимальных выгод для акционеров, а не поддержка журналистской свободы.

Лидеры демократических стран мира должны сопротивляться антилиберальной атаке на независимую прессу, а это значит, надо пересмотреть неряшливо сформулированные законы о контенте, оказавшиеся легко уязвимыми для злоупотреблений. Для здорового функционирования общества необходимы свободные, энергичные СМИ, а не дезинформация, которая может его ослабить. Но если официальные лекарства приводят к затыканию рта тем, кто сообщает новости, тогда они хуже, чем сама болезнь.

http://prosyn.org/P7E037D/ru;

Handpicked to read next