36

Почему демократия нуждается в надежных экспертах

ПАРИЖ – В прошлом месяце я написал комментарий, в котором спрашивал, почему избиратели в Соединенном Королевстве поддержали выход из Европейского Союза, пренебрегая мнением подавляющего большинства экспертов, предупреждающих об огромных экономических последствиях Brexit. Я обратил внимание на то, что многие избиратели в Великобритании и других странах злятся на экономических экспертов. Они говорят, что эксперты не смогли предвидеть финансовый кризис 2008 года, поставив на первый план эффективность их политических рекомендаций, и слепо полагая, что неудачники их политических рецептов, могут быть компенсированы неким неопределенным способом. Я утверждал, что эксперты должны быть скромнее и более внимательно относиться к проблемам распределения.

Эта статья вызвала гораздо больше читательских комментариев, чем любая другая моя работа. Их реакция в большей части подтверждает гнев, на который я обратил внимание. Они считают экономистов и других экспертов изолированными и равнодушными к проблемам простых людей; движимых интересом, который не совпадает с интересом граждан; часто явно заблуждающимися, и, следовательно, недееспособными; предвзятыми в пользу или просто находящихся под контролем крупного бизнесом и финансовой индустрии; а также наивными, не видящими, что политики отбирают аналитические материалы, которые соответствуют их выводам и не принимают во внимание все остальное. Некоторые говорили, что эксперты, также виновны в разломе общества, разделив дебаты на множество узких, специализированных дискуссий.

 1972 Hoover Dam

Trump and the End of the West?

As the US president-elect fills his administration, the direction of American policy is coming into focus. Project Syndicate contributors interpret what’s on the horizon.

Примечательно, что я также получил комментарии от специалистов из области естественных наук, котор��е говорили, что растущее недоверие граждан, по отношению к экспертам, получило широкое распространение и в их дисциплинах. Научные взгляды в таких областях, как энергетика, климат, генетика и медицина сталкиваются с повсеместным народным неприятием. Например, в Соединенных Штатах, исследование Pew Research показало, что 67% взрослого населения думают, что ученые не имеют четкого понимания о влиянии генетически модифицированных организмов на здоровье человека. В Европе, недоверие к ГМО еще выше. Хотя, общая поддержка науки остается по-прежнему сильной, многие граждане придерживаются мнения, что этим манипулируют в особых интересах, а по некоторым вопросам общее мнение отталкивается от подтвержденных доказательств.

Этот раскол между экспертами и гражданами является серьезной причиной для беспокойства. Представительная демократия основывается не только на всеобщем избирательном праве, но и на здравом смысле. В идеале, обсуждения и голосования ведут к рациональным решениям, которые используют современные знания для реализации политики, способствующей благополучию граждан. Это требует процесса, в котором эксперты – чьей компетенции и честности доверяют – информируют директивные органы об имеющихся вариантах удовлетворения предпочтений, заявленных избирателями. Вряд ли граждане будут удовлетворены, если они сочтут, что эксперты навязывают им свои интересы или охвачены особыми интересами. Недоверие к экспертам подпитывает недоверие к демократически избранным правительствам, а возможно и к самой демократии.

Почему существует такая пропасть между экспертами и обществом? Каждая страна имела свою собственную серию громких скандалов в области общественного здравоохранения или безопасности. Эксперты были обвинены в небрежности и конфликтах интересов. С трудом завоеванная репутация, была быстро потеряна.

Но критики часто не в состоянии признать, что наука предполагает большее: большего скрупулезного изучения чем, скажем, бизнес или правительство. В действительности это знаменосец передовой практики в том, что касается проверки достоверности данных и обсуждения политических предложений. В научных кругах регулярно встречаются ошибки, но они корректируются систематически и гораздо быстрее, чем в других областях. Коллективный характер научного обоснования, также предоставляет гарантии против захвата особыми интересами.

На самом деле, проблема может быть глубже, чем предполагает общее недовольство экспертами. Несколько десятилетий назад, было принято считать, что прогресс в области массового образования постепенно ликвидировал бы разрыв между научными знаниями и общепринятым мнением, тем самым способствуя более спокойной и более рациональной демократии.

Доказательство состоит в том, что это не так. Как убедительно показал французский социолог Джеральд Броннер, образование и не повышает доверия к науке, и не уменьшает привлекательности убеждений или теорий, которые ученые рассматривают как сущий пустяк. Напротив, более образованные граждане часто возмущены экспертами говорящими, что наука расценивается как установленная истина. Имея доступ к знаниям, они чувствуют себя достаточно компетентными, чтобы критиковать знатоков и развивать свои собственные взгляды.

Изменение климата – которое научное сообщество в подавляющем большинстве рассматривает как одну из основных угроз – это показательный пример. По данным исследований Pew Research 2015 года, три страны, с наименьшими опасениями, это США, Австралия и Канада, тогда как три страны с наибольшими, это Бразилия, Перу и Буркина-Фасо. Вместе с тем, средняя продолжительность обучения составляет 12,5 лет для первой группы стран и шесть лет для второй. Очевидно, что само по себе образование не является причиной этого различия в восприятии.

Если проблема заключается в этом, мы должны сделать как можно больше для ее решения. Во-первых, нам нужно больше дисциплины со стороны сообщества экспертов. В политических дискуссиях часто не хватает интеллектуальной дисциплины, определяющей исследование. Скромность, строгие процедуры, предотвращение конфликтов интересов, умение признавать свои ошибки и, да, конечно же, наказание мошеннического поведения необходимы для того, чтобы вернуть доверие граждан.

Fake news or real views Learn More

Во-вторых, существует пример для пересмотра учебных программ по оснащению будущих граждан интеллектуальными инструментами, в которых они нуждаются, чтобы отличить факты от вымысла. Общество обладает всем для того, чтобы получить пользу от граждан, чьи умы менее подозрительны и более критичны.

И, наконец, нам необходимы лучшие площадки для диалога и информированного обсуждения. Серьезные журналы, журналы общего направления и газеты традиционно заполнили пространство между эфиром рецензируемых журналов и глубоким морем ложных заявлений; но все они борются за выживание в условиях цифровой революции. Для того, чтобы заполнить это пространство нужны другие площадки, возможно, новые институты. Что совершенно ясно так это то, что демократия не может процветать, если ее не подпитывать.