4

Секретное оружие турецкой демократии

ОКСФОРД – Неудачная попытка государственного переворота в Турции показала, что в стране сохраняются риски захвата власти военными. Но одновременно обнаружилось, что у Турции появился новый – и очень сильный – актив, который не помешало бы иметь и соседним с Турцией странам: это сильный средний класс, который готов и способен мобилизоваться против угроз экстремизма. Вопрос для Турции теперь в следующем: будет ли президент Реджеп Тайип Эрдоган и дальше развивать этот актив. А для остальных стран Ближнего Востока вопрос в том, как создать средний класс, способный защищать стабильность.

Когда посреди ночи толпы граждан вышли на улицы Стамбула, пытаясь дать отпор организаторам военного переворота, мы стали свидетелями мощной демонстрации силы коллективных действий. Любой политический лидер (а особенно те из них, кто стремится развивать свою страну) должен быть заинтересован в таких действиях. При анализе переворота внимание обычно уделяется вопросам конкуренции внутри турецкой элиты и ошибкам Эрдогана (которых, конечно, предостаточно). Однако мало говорится о структурных переменах в политэкономии Турции, укрепивших средний класс страны, который стал электоральной базой для основанной Эрдоганом Партии справедливости и развития (ПСР).

В течение последних двух десятилетий Турция совершила выдающийся экономический рывок, превратившись из больного человека Европы в страну с едва ли не самой динамичной экономикой на континенте и став новым центром притяжения для торговли на Ближнем Востоке. Ключевую роль в этой трансформации сыграли инвестиции в инфраструктуру, поддержка компаний среднего бизнеса, расширение региональных торговых связей, развитие туристического сектора.

В результате всех этих усилий, менее чем за десятилетие в Турции утроился подушевой доход, а уровень бедности снизился более чем вдвое (оценка Всемирного банка). Благодаря этому в Турции появился мощный социальный лифт – возросла экономическая мобильность трудящихся сельских районов, мелких предпринимателей, низкооплачиваемых рабочих: массы людей превратились из маргиналов общества в его основных представителей. Даже внешняя политика проводилась – там, где это возможно, – в соответствии с экономическими интересами растущего среднего класса, хотя сирийская интервенция и свидетельствует о смене внешнеполитических приоритетов.