4

Секретное оружие турецкой демократии

ОКСФОРД – Неудачная попытка государственного переворота в Турции показала, что в стране сохраняются риски захвата власти военными. Но одновременно обнаружилось, что у Турции появился новый – и очень сильный – актив, который не помешало бы иметь и соседним с Турцией странам: это сильный средний класс, который готов и способен мобилизоваться против угроз экстремизма. Вопрос для Турции теперь в следующем: будет ли президент Реджеп Тайип Эрдоган и дальше развивать этот актив. А для остальных стран Ближнего Востока вопрос в том, как создать средний класс, способный защищать стабильность.

Когда посреди ночи толпы граждан вышли на улицы Стамбула, пытаясь дать отпор организаторам военного переворота, мы стали свидетелями мощной демонстрации силы коллективных действий. Любой политический лидер (а особенно те из них, кто стремится развивать свою страну) должен быть заинтересован в таких действиях. При анализе переворота внимание обычно уделяется вопросам конкуренции внутри турецкой элиты и ошибкам Эрдогана (которых, конечно, предостаточно). Однако мало говорится о структурных переменах в политэкономии Турции, укрепивших средний класс страны, который стал электоральной базой для основанной Эрдоганом Партии справедливости и развития (ПСР).

Aleppo

A World Besieged

From Aleppo and North Korea to the European Commission and the Federal Reserve, the global order’s fracture points continue to deepen. Nina Khrushcheva, Stephen Roach, Nasser Saidi, and others assess the most important risks.

В течение последних двух десятилетий Турция совершила выдающийся экономический рывок, превратившись из больного человека Европы в страну с едва ли не самой динамичной экономикой на континенте и став новым центром притяжения для торговли на Ближнем Востоке. Ключевую роль в этой трансформации сыграли инвестиции в инфраструктуру, поддержка компаний среднего бизнеса, расширение региональных торговых связей, развитие туристического сектора.

В результате всех этих усилий, менее чем за десятилетие в Турции утроился подушевой доход, а уровень бедности снизился более чем вдвое (оценка Всемирного банка). Благодаря этому в Турции появился мощный социальный лифт – возросла экономическая мобильность трудящихся сельских районов, мелких предпринимателей, низкооплачиваемых рабочих: массы людей превратились из маргиналов общества в его основных представителей. Даже внешняя политика проводилась – там, где это возможно, – в соответствии с экономическими интересами растущего среднего класса, хотя сирийская интервенция и свидетельствует о смене внешнеполитических приоритетов.

Для нового среднего класса Турции крайне важно сохранение демократии: как показали последние события, он даже готов сражаться за неё. События в Турции стали свидетельством не просто борьбы за власть между Эрдоганом и его оппонентами, они продемонстрировали явную решимость среднего класса не допустить, чтобы Турция вернулась к политической системе, которая может разрушить его экономические и политические успехи.

Всё это означает, что в своей реакции на неудавшийся переворот Эрдоган и его сторонники не должны ограничиваться лишь мыслями о наказании группы военных, которые его организовали, хотя это, конечно, очень важно. Они должны также подумать об удовлетворении интересов среднего класса, выступившего в защиту правительства.

В этом смысле, реальные проблемы для Турции в предстоящие месяцы и годы будут создавать не военные или иностранные заговорщики. Поддавшись искушению консолидации полномочий в руках президента (под предлогом защиты государственной власти), Турция может остаться без системы сдержек и противовесов, а также без пространства для политической оппозиции, в том числе внутри собственной партии Эрдогана. Это может привести к разрушению той самой системы, ради которой вышел на битву средний класс.

Разумеется, Эрдогану нужно консолидировать свою политическую базу, в том числе путём укрепления связей с верными сторонниками. Зачистка военной и гражданской бюрократии от возможных сторонников заговора, без сомнения, придётся по вкусу партии лоялистов Эрдогана. Но он также обязан смягчать степень политического раскола в стране, искать новый консенсус, который поддержал бы экономическое процветание.

Наверное, самое важное, что должна сделать ПСР: остановить опасный развал турецкой модели региональной экономической интеграции. Она опиралась на политический принцип «ноль проблем с соседями», который изначально был предложен бывшим премьер-министром Ахметом Давутоглу, но в последние годы практически не соблюдается. Турция испортила отношения почти со всеми ближайшими соседями на Ближнем Востоке. Недавнее обострение в дипломатических отношениях с Россией ещё больше ослабило позиции страны. В этом процессе постепенно померк статус Турции как страны образцовой мусульманской демократии, здесь углубилась политическая поляризация на фоне возросших угроз для стабильности страны.

Всё это не позитивно для экономики, от состояния которой зависит турецкий средний класс, от которого, в свою очередь, зависит успех ПСР на выборах. Тем самым, есть повод надеяться, что провал переворота, в котором средний класс сыграл роль крепости, защитившей страну от армейских бунтовщиков, заставит администрацию Эродогана искать выход из политического тупика и заняться содействием росту экономики. Средний класс Турции не поддержит партию, которая не будет защищать его интересы и обеспечивать экономическое процветание. Впрочем, возврат ПСР к своим истокам, к идее создания социальных лифтов – это уже другая история.

Support Project Syndicate’s mission

Project Syndicate needs your help to provide readers everywhere equal access to the ideas and debates shaping their lives.

Learn more

Пока Эрдоган стремится к концентрации всё большей власти в президентском кабинете, ему стоило бы вспомнить обстоятельства, которые привели к возникновению Османской империи, а затем к её краху. Во многом как и ПСР, эта империя опиралась на поддержку эмансипированных горожан из сельской глубинки, прежде всего из центральных районов Анатолии. Однако вскоре после консолидации власти в Константинополе османские правители перешли к режиму султанского правления, противоречившего прогрессивным началам их государства – и это ослабило империю изнутри. Из-за роста централизации власти османские правители попали в опасную зависимость от аристократии внутри страны и от имперских держав в Европе.

Если ПСР Эрдогана хочет избежать такой судьбы, ей не следует продолжать начатый марш к султанскому правлению эпохи заката империи. Процветающая и инклюзивная демократия – это единственный выход для Турции. Она поможет стране вновь стать примером, в котором так отчаянно нуждаются остальные страны Ближнего Востока.