Saudi Woman Driver MARWAN NAAMANI/AFP/Getty Images

Революция сверху в Саудовской Аравии

БЕРЛИН – Спустя семь лет с тех пор, как Арабская весна подняла волну революционных страстей в большинстве стран Ближнего Востока и Северной Африки, она докатилась, наконец, до Саудовской Аравии, хотя и в особой, уникальной манере. Молодое поколение требует модернизации этого сверхконсервативного королевства, но возглавляют его не революционеры улиц, а Мухаммед ибн Салман (сокращённо его называют МБС), 32-хлетний наследный принц страны.

The Year Ahead 2018

The world’s leading thinkers and policymakers examine what’s come apart in the past year, and anticipate what will define the year ahead.

Order now

С точки зрения населения и географии, Саудовская Аравия является одной из самых крупных арабских стран, а благодаря невероятным нефтяным богатствам она стала незаменимым стратегическим партнёром Запада, в особенности США. Но будучи страной, находящейся где-то между исламским средневековьем и западной современностью, она всегда отличалась крайними контрастами. Ультрасовременная инфраструктура и огромные торговые центры в американском стиле появились в Мекке и Медине, где расположены самые важные исламские святилища.

Впрочем, по сей день, Саудовская Аравия является страной антизападного кланового общества, которым в режиме абсолютной монархии, с момента её основания в 1932 году, правит одна семья – дом Саудов. Моральный и правовой кодексы государства для большинства посторонних выглядят средневековыми. Кроме того, эта страна придерживается крайне реакционной версии ислама, известной как ваххабизм; это салафитская доктрина, повлиявшая на многие современные наиболее радикальные группировки исламистов.

На фоне длительного спада цен на нефть и необходимости обеспечивать образование и занятость быстро растущему молодому поколению (которое в ином случае может обратиться к экстремизму), король Салман и МБС, по всей видимости, пришли к выводу, что стране надо модернизироваться. Для предотвращения замедленного упадка, или даже возможной дезинтеграции, они предпринимают меры с целью открыть страну, причём не только экономически, но также в социальном и культурном отношениях.

В начале ноября МБС, который, кажется, изучил методы консолидации власти председателем КНР Си Цзиньпином, приказал начать антикоррупционную кампанию (как это называют в саудовском правительстве). Арестованы уже десятки высокопоставленных принцев, бывшие министры, богатые и влиятельные бизнесмены, а их счета заморожены. Эта кампания началась почти сразу после объявления о том, что саудовским женщинам больше не запрещается водить автомобиль и присутствовать на публичных спортивных мероприятиях. Совершенно очевидно, что новое руководство Саудовской Аравии собирается провести настоящую революцию сверху.

Но давайте не будем забывать, что последним авторитарным правителем на Ближнем Востоке, попытавшимся обойти исламское духовенство страны и совершить революцию сверху, был персидский шах Мохаммед Реза Пехлеви. Вместе со своей «Белой революцией» он был впоследствии сметён иранской Исламской революцией 1979 года.

Можно лишь надеяться, что у МБС революция получится лучше. Если она провалится, тогда на фоне радикальных салафитов, которые придут к власти в Эр-Рияде, иранские муллы начнут выглядеть либералами. Если же он преуспеет в модернизации главного бастиона реакционного ислама, тогда у других стран исламского мира появится возможность сделать то же самое.

В рамках своей программы МБС начал проводить агрессивную внешнюю политику, прежде всего, в отношении Ирана. Модернизаторы, окружающие МБС, знают, что для успеха революции необходимо сломать власть ваххабизма, поставив на его место саудовский национализм. Но для этого им нужен убедительный враг. Шиитский Иран, с которым королевство конкурирует за гегемонию в регионе, является идеальным кандидатом на роль такого врага.

Эти внутренние причины помогают объяснить, почему Саудовская Аравия решила бросить перчатку Ирану и обострить с ним отношения в последние месяцы. Разумеется, с точки зрения самих саудитов, они просто подбирают перчатку, которую им уже бросил Иран, вмешавшись в Ирак, Сирию, Ливан, Бахрейн, Катар, Йемен и другие страны.

Пока что борьба за региональную гегемонию между Саудовской Аравией и Ираном ограничивается прокси-войнами в Сирии и Йемене, причём с катастрофическими гуманитарными последствиями. Ни одна из сторон, похоже, не хочет прямого военного конфликта. Однако подобный исход едва ли можно исключать на фоне последних событий. На Ближнем Востоке холодная война способна превратиться в «горячую» довольно быстро.

В долгосрочной перспективе саудовско-иранское соперничество будет влиять на ситуацию на Ближнем Востоком во многом таким же образом, каким раньше влиял израильско-палестинский конфликт. Взять, например, эпизод, произошедший всего за несколько часов до начала антикоррупционной кампании МБС: во время визита в Саудовскую Аравию премьер-министр Ливана Саад Харири объявил о своей отставке. По словам Харири, союзные Ирану шиитские военные группировки и политическая партия «Хезболла» (с которой его правительство поддерживало отношения и делило власть), сделали невозможным управление Ливаном, а, возможно, даже планировали его убийство.

Однако заявление Харири, чей отец, бывший премьер-министр Ливана Рафик Харири, был убит в 2005 году, вызывает больше вопросов, чем даёт ответов. Почему он покинул свой пост сейчас? Действовал ли он под саудовским давлением, и если это так, то в чём была цель?

Вскоре после заявления Харири Саудовская Аравия перехватила ракету, которую повстанцы хуситы в Йемене выпустили по Эр-Рияду. Саудовская Аравия считает, что, поскольку хуситов поддерживает Иран, эта попытка ракетного удара равнозначна «акту войны» со стороны Ирана.

Весь этот шквал необычных событий на столь коротком отрезке времени вряд ли может быть совпадением. Вопрос теперь в следующем: вернётся ли в Ливан гражданская война, и будет ли Саудовская Аравия пытаться вовлечь Израиль и США в конфронтацию с «Хезболлой», чтобы дать отпор Ирану.

Сейчас у Саудовской Аравии не хватает мощи, чтобы сделать это самостоятельно. В последние годы Саудовская Аравия потерпела несколько крупных поражений в региональной борьбе за гегемонию. Суннитское меньшинство оказалось лишено власти в Ираке; а поддерживаемый Ираном режим Башара Асада сумел удержаться у власти в Сирии. МБС, возможно, ищет способы компенсировать эти поражения – в Ливане или в каких-то других странах.

Революция сверху в Саудовской Аравии – это крайне рискованное предприятие, к которому нейтральные наблюдатели должны относиться двойственно. Нельзя позволить, чтобы она провалилась, учитывая всё то, что может последовать за таким провалом, однако её успех, скорее всего, будет сопровождаться резким ростом региональной напряжённости и вероятности войны.

http://prosyn.org/XWwJR4g/ru;

Handpicked to read next

  1. Patrick Kovarik/Getty Images

    The Summit of Climate Hopes

    Presidents, prime ministers, and policymakers gather in Paris today for the One Planet Summit. But with no senior US representative attending, is the 2015 Paris climate agreement still viable?

  2. Trump greets his supporters The Washington Post/Getty Images

    Populist Plutocracy and the Future of America

    • In the first year of his presidency, Donald Trump has consistently sold out the blue-collar, socially conservative whites who brought him to power, while pursuing policies to enrich his fellow plutocrats. 

    • Sooner or later, Trump's core supporters will wake up to this fact, so it is worth asking how far he might go to keep them on his side.
  3. Agents are bidding on at the auction of Leonardo da Vinci's 'Salvator Mundi' Eduardo Munoz Alvarez/Getty Images

    The Man Who Didn’t Save the World

    A Saudi prince has been revealed to be the buyer of Leonardo da Vinci's "Salvator Mundi," for which he spent $450.3 million. Had he given the money to the poor, as the subject of the painting instructed another rich man, he could have restored eyesight to nine million people, or enabled 13 million families to grow 50% more food.

  4.  An inside view of the 'AknRobotics' Anadolu Agency/Getty Images

    Two Myths About Automation

    While many people believe that technological progress and job destruction are accelerating dramatically, there is no evidence of either trend. In reality, total factor productivity, the best summary measure of the pace of technical change, has been stagnating since 2005 in the US and across the advanced-country world.

  5. A student shows a combo pictures of three dictators, Austrian born Hitler, Castro and Stalin with Viktor Orban Attila Kisbenedek/Getty Images

    The Hungarian Government’s Failed Campaign of Lies

    The Hungarian government has released the results of its "national consultation" on what it calls the "Soros Plan" to flood the country with Muslim migrants and refugees. But no such plan exists, only a taxpayer-funded propaganda campaign to help a corrupt administration deflect attention from its failure to fulfill Hungarians’ aspirations.

  6. Project Syndicate

    DEBATE: Should the Eurozone Impose Fiscal Union?

    French President Emmanuel Macron wants European leaders to appoint a eurozone finance minister as a way to ensure the single currency's long-term viability. But would it work, and, more fundamentally, is it necessary?

  7. The Year Ahead 2018

    The world’s leading thinkers and policymakers examine what’s come apart in the past year, and anticipate what will define the year ahead.

    Order now