Что движет нравственный прогресс?

ДАВОС – Что бы произошло, если бы древнегреческий философ Платон принял участие в современных диалогах о тех самых вопросах, которые он лично впервые задавал и которые нас мучают до сих пор? На мой взгляд, у него было бы много новых вопросов: в том числе о нашем все более психологическим подходам к дискуссии о философии.

Вероятно, Платон бы направился в ведущий центр мировой технологии… то есть, в Калифорнийскую штаб-квартиру компании Google. Там, он бы побеседовал с инженером-программистом, скажем, о том, можно ли ответить на этические вопросы с помощью краудсорсинга. Ему бы наверно понравилась идея информационного облака -  ведь это так абстрактно, так по-Платонски - и он бы посчитал Google идеальным инструментом для того, чтобы догнать всю информацию об обширных научных и технических достижениях за последние нескольких тысячелетий.

Но всё-таки мне кажется, что Платона бы наиболее поразил нравственный прогресс мира. В конце концов он считал, что быть «философом» означало взятие на себя ответственность нравственного реформатора. Тем не менее, хотя моральность всегда была в центре его деятельности, многие нравственные истины, которые мы сейчас воспринимаем как само собой разумеющимися, не приходили ему в голову.

To continue reading, please log in or enter your email address.

To read this article from our archive, please log in or register now. After entering your email, you'll have access to two free articles every month. For unlimited access to Project Syndicate, subscribe now.

required

By proceeding, you are agreeing to our Terms and Conditions.

Log in

http://prosyn.org/aLN48kR/ru;

Cookies and Privacy

We use cookies to improve your experience on our website. To find out more, read our updated cookie policy and privacy policy.