11

Южно-Корейская Остполитика Муна

СЕУЛ – Мун Чжэ Ин от Демократической партии Кореи, был только что избран президентом Южной Кореи. В демократической истории страны, это второй переход власти от консерваторов к либералам. Это началось неожиданно в октябре прошлого года, когда разразился коррупционный скандал с участием тогдашнего президента Пак Кын Хе, кульминацией которого стал ее импичмент и отстранение от должности в начале этого года. Хотя отстранение Пак было болезненным, оно также продемонстрировало устойчивость Южнокорейской демократии.

Мун приступит к своим обязанностям в период обострения напряженности с Северной Кореей. Чтобы понять, какого рода политику он будет проводить, необходимо ознакомиться с либеральным внешнеполитическим мышлением в Южной Корее со времен президентства Ким Дэ Чжуна в 1998-2003 годах.

Ким наблюдал, как ��олодная Война в Европе подошла к мирному концу, и он хотел довести продолжающуюся конфронтацию своей страны с коммунистическим Севером до аналогичного ненасильственного исхода. Поэтому он преследовал прямое сотрудничество с Северной Кореей, а его “Политика солнечного света” была продолжена его преемником Ро Му Хёном. До того как он скончался в 2009 году, Ро (под которым я служил Министром иностранных дел) был политическим наставником и близким другом Муна.

Воссоединение Германии, предшествовавшее политике прямого участия Западной Германии или Остполитик, с Восточной Германией в последние десятилетия Холодной Войны, стало источником глубокого вдохновения для Ким. Бывший Канцлер Германии Вилли Брандт начал серьезно заниматься Остполитикой в 1970-х годах, а Гельмут Коль продолжил политику после своего прихода к власти в 1982 году. Хотя Остполитика не могла изменить характер режима в Восточной Германии, она сделала Восточную Германию в значительной степени зависимой от Западной Германии, и дала Колю значительные политические рычаги в процессе воссоединения.

Безусловно, большинство Корейских либералов признают, что Северная Корея – это не Восточная Германия, которая никогда не угрожала Западной Германии или Соединенным Штатам ядерным оружием. Тем не менее, Мун и его сторонники с сожалением отмечают, что консервативные президенты Южной Кореи от Ли Мён Бака не придерживались “Политики солнечного света”, как это сделал Коль с Остполитик”. Если бы они это сделали, Северная Корея могла бы стать более зависимой от Южной Кореи, чем от Китая, и тогда лидерам США и Южной Кореи не пришлось бы постоянно обращаться к Китаю с призывом обуздать Северокорейский режим.

Либералы Южной Кореи также признают, что со времен Ким и раннего периода Ро, когда Северная Корея еще не была де-факто ядерным государством, стратегическая ситуация значительно изменилась. Чтобы реализовать свою либеральную мечту о национальном объединении, Мун придется столкнуться с гораздо более сложным вызовом, чем все те, с которыми сталкивались его предшественники.

Мун будет продолжать следовать своей мечте, но он будет делать это осмотрительно, заострив внимание на геополитических реалиях. В недавнем интервьюWashington Post он ясно дал понять, что рассматривает альянс Южной Кореи с США в качестве основы своей дипломатии и пообещал не начинать переговоры с Северной Кореей без предварительной консультации с США. Но, помимо официальных переговоров, он также мог бы попытаться наладить контакты с Севером, возобновив межкорейское сотрудничество по вопросам здравоохранения или окружающей среды, которые выходят за рамки международных санкций.

За последние девять лет, консервативные президенты, особенно Пак, прекратили все контакты с Северной Кореей, пытаясь подтолкнуть ее к денуклеаризации. Южнокорейские либералы утверждают, что эта политика поставила под угрозу национальную цель мирного воссоединения, превратив ее в пустой лозунг. Они считают, что поддержание межкорейских отношений заложит основу для воссоединения Полуострова, как это сделала Остполитика в Германии. Таким образом, Мун, скорее всего, будет придерживаться двуединой стратегии, которая объединяет денуклеаризацию с вовлечением и подготовкой к возможному воссоединению.

Мун признал, что для привлечения Северной Кореи за стол переговоров потребуются решительные санкции. Поэтому у его правительства не будет принципиальных разногласий с США, особенно сейчас, когда Госсекретарь Рекс Тиллерсон заявил, что США не стремятся к смене режима в Северной Корее.

Мун также потребуется бóльшая гибкость, чем его консервативным предшественникам, чтобы приспособиться к возглавляемой США операции в Иране, направленной на замораживание ядерной и ракетной деятельности Северной Кореи. Но если Президент США Дональд Трамп попытается заставить Южную Корею заплатить за недавно развернутую Terminal High Altitude Area Defense (THAAD), Мун придется отказаться. В противном случае он столкнется с серьезной внутренней реакцией как с левой, так и с правой стороны.

Последней, но критической проблемой является Китай, с которым Корея пережила горькую историю. Китай вмешивался, всякий раз когда рассматривал Корейский полуостров в качестве потенциального плацдарма для вторжения морской силы. Китай вмешался в 1592 году, когда Япония приготовилась атаковать династию Мин, для начала подчинив Корейскую династию Чосон. Это снова повторилось во время Китайско-Японской войны 1894 года, а затем во время Корейской войны в начале 1950-х годов.

Несмотря на эту историю, Корейские либералы признают, что сотрудничество с Китаем будет необходимо для достижения воссоединения. Соответственно, правительству Муна придется поддерживать солидный альянс с США, в то же время пытаясь улучшить отношения с Китаем, которые охладились после того, как Южная Корея приняла решение о размещении системы THAAD. Мун мог бы попытаться успокоить опасения Китая, представляя, что система временна и может быть свернута, в ожидании Северокорейской денуклеаризации.

Те, кто предсказывает, что президентство Мун разрушит Южнокорейские отношения с США и Японией, безусловно, ошибаются. В конце концов, именно во время президентства либерального Ро, Южная Корея заключила Соглашение о свободной торговле между Южной Кореей и США, разрешила передислоцировать Американские войска в пределах своих границ и отправила свои войска сражаться бок о бок с США в Ираке. Мун подтвердит это наследие и попытается возродить другую, современную и обновленную версию “Политики солнечного света”, которая воплощает самые основополагающие долгосрочные устремления Южной Кореи.