0

Модели безумия

Психиатрические службы во всем мире в значительной степени основаны на предположении о том, что быть расстроенным или сбытым с толку – это своего рода состояние, сходное с медицинскими заболеваниями. Здесь в Австралазии мы позаимствовали эту точку зрения из-за границы, активно подавляя более холистические понимания маори и аборигенов о человеческом недомогании. Мы сделали это, несмотря на многочисленные исследования, которые показывают, что показатель выздоровления от “психических заболеваний” в "слаборазвитых" странах гораздо выше, чем в "передовых" обществах.

В настоящее время все больше и больше проблем переоцениваются как "расстройства" или "заболевания", предположительно вызываемые генетической предрасположенностью и биохимическим дисбалансом. События жизни работают как простые спусковые механизмы лежащей в основе биологической бомбы замедленного действия.

Erdogan

Whither Turkey?

Sinan Ülgen engages the views of Carl Bildt, Dani Rodrik, Marietje Schaake, and others on the future of one of the world’s most strategically important countries in the aftermath of July’s failed coup.

Таким образом, сильная грусть стала “депрессивным расстройством”. Слишком много беспокойства - “расстройством тревожности”. Крайняя застенчивость стала “расстройством замкнутой личности”. Избиение людей - “ расстройством прерывистой вспыльчивости”. Чрезмерное увлечение азартными играми, употребление алкогольных напитков, наркотиков или переедание тоже являются заболеваниями. То же самое применяется и в отношении недостатка в питании, сне или сексе. В нашем Диагностическом и Статистическом Руководстве по Психическим Расстройствам 886 страниц с такими заболеваниями. Необычное или нежелательное поведение называется "симптомами", а ярлыки - "диагнозами".

На наших детей тоже вешают ярлыки. Неуспехи в математике стали “математическим расстройством”. Пренебрежение чувствами других людей (что когда-то называлось озорством) означает, что ребенок страдает от “расстройства в поведении”. Если при этом ребенок злится на взрослых, у нее или у него (обычно у него) “расстройство оппозиционного вызывающего поведения”.

"Диагноз", о котором часто говорят в новостях, это “недостаток внимания/расстройство гиперактивности”. "Симптомы" включают неспособность усидеть на месте, потерю вещей, чрезмерную болтливость и неспособность играть спокойно или по очереди. Конечно, у некоторых детей иногда есть проблемы. Но помогает ли им кто-нибудь? Возможно, иногда скрываются причины, в то же время перекладывая проблему полностью на ребенка, на которого часто в результате вешают ярлык.

Действительно, создание списков моделей поведения, применение ярлыков с медицинскими терминами к людям, которые обнаруживают их, а затем использование наличия этих моделей поведения, чтобы доказать, что у человека данное заболевание, с научной точки зрения бессмысленно. Это ничего не говорит нам о причинах или решениях.

Как же этот упрощенный, безусловно ненаучный и часто губительный подход получил такое распространение?

Во-первых, заманчиво избегать столкновений с тягостными событиями в нашей жизни, которые могли бы быть причиной наших трудностей. Если мы просто принимаем предлагаемый диагноз, никто не виноват. Никому не надо ничего делать по-другому – кроме того, чтобы принимать таблетки. Нам просто очень не повезло, что мы "заболели".

Во-вторых, модель индивидуальной патологии бесценна для политиков. Им не нужно тратить деньги на профилактические программы, чтобы заняться решением психологических и социальных проблем – чрезвычайный стресс, бедность, дискриминация, ненадлежащий уход за детьми и жестокое обращение с ними и одиночество, называя только несколько из них – которые, как неоднократно показали исследования, играют большую роль в расшатывании умственного здоровья.

В-третьих, захватывающие достижения в области технологий по изучению нашего мозга и генов создали надежду, что мы вот-вот раскроем биологические причины человеческих страданий и замешательства и найдем их решения.

И наконец, новый игрок вступил в споры о природе и воспитании. Фармацевтическая промышленность, подгоняемая нашим желанием добиться быстрого результата, эффективно развернула свою существенную власть, чтобы провозгласить понятия "расстройства" и "заболевания" во всех сферах нашей жизни. Фундаментальная цель компаний по производству лекарственных препаратов состоит в том, чтобы принести прибыль акционерам. Естественно, они потакают тому, чтобы мы ставили диагнозы таких заболеваний, как чрезмерное (или недостаточное) принятие пищи, сон или выражение чувств, для которых необходимо лечение химическими препаратами.

На протяжении 20 лет прислушиваясь к людям, которым очень не повезло в том, что на них повесили ярлык "шизофреник", что считается самой крайней формой “психического заболевания”, и впоследствии в течение 10 лет занимаясь исследованиями причин галлюцинаций и заблуждений, я считаю, что общественность понимает безумие лучше, чем мы эксперты.

Опросы общественного мнения во всем мире обнаруживают, что большинство людей считают, что эмоциональные проблемы, в том числе те, которые считаются серьезными, например, когда человек слышит голоса, первоначально вызваны плохими событиями, которые с нами произошли, а не повреждением мозга или генов. Общественность также приветствует психологические и социальные подходы, такие как беседа с кем-нибудь и получение совета или помощи при поиске друзей или работы, а не лекарственные препараты, электрошок или лечение в психиатрической больнице.

Некоторые эксперты, однако, отвергают эти представления как “неграмотность в области психического здоровья”. Они продолжают настаивать на том, что психическое заболевание является такой же болезнью, как любая другая, несмотря на то, что многие исследования показали, что чем больше мы принимаем эту медицинскую модель, тем более предвзятыми и испуганными мы становимся.

Психиатрические службы должны предложить что-то большее, чем подавление наших чувств с помощью химических препаратов или контроль над неспособностью наших детей сидеть неподвижно с помощью амфетаминов (которые помимо того, что они учат детей тому, что проблемы лучше всего решать с помощью наркотиков, замедляют рост в среднем на один сантиметр в год).

Support Project Syndicate’s mission

Project Syndicate needs your help to provide readers everywhere equal access to the ideas and debates shaping their lives.

Learn more

Имеется широкий диапазон эффективных лечений, которые не вызывают увеличение веса, сексуальную дисфункцию, диабет, потерю памяти или привыкаемость. Те, кто выделяют средства, и высокопоставленные политики, которые наблюдают за такими исследованиями, начинают медленно внедрять больше разговорных терапий (таких как познавательная терапия и консультации с целью анализа травмы), больше альтернатив госпитализации, больше подходящих в культурном отношении служб, больше терапий на базе семьи и, что важнее всего, больше настоящих консультаций с теми, кто пользуется этими службами, о том, что на самом деле является эффективным.

Если эти новые лечения не используются чаще, то это не потому, что они не являются эффективными. Главное препятствие состоит в том, что они не повысят прибыль компаний по производству лекарственных препаратов, от которых в отсутствие адекватного бюджетного финансирования наши профессиональные организации, конференции, журналы, исследования и образовательные учреждения стали столь зависимыми.