Anti-USA protest in Iran Anadolu Agency/Getty Images

Трамп усиливает радикалов в Иране

СТЭНФОРД – США и Иран редко совпадали в подходах к ядерным переговорам или другим аспектам двусторонних отношений. Однако синергия и сходство между двумя фракциями – сторонниками жёсткой линии в Иране и ястребами в нынешней администрации США – настолько же необычны, насколько и глубоки. Более того, новая иранская стратегия Дональда Трампа стала для радикалов в Тегеране поводом для праздника, поскольку они нашли в президенте США невольного союзника, помогающего им добиться политического господства.

The Year Ahead 2018

The world’s leading thinkers and policymakers examine what’s come apart in the past year, and anticipate what will define the year ahead.

Order now

Многие годы иранские «консервативные радикалы» – данная концепция сочетает в себе крайний консерватизм в делах веры и философии с радикальными взглядами на насилие – доказывали, что переговоры и сближение с США являются глупой и бесполезной политикой. Сторонники жёсткой линии уверены, что США заинтересованы исключительно в смене режима и в борьбе с исламом в этом регионе.

Данные взгляды привели к тому, что Иран теснее сблизился с Россией и Китаем. Но поскольку жёсткие санкции, вызванные ядерной программой страны, поставили экономику Ирана в последние годы на грань краха, иранским консерваторам пришлось начать честные переговоры с международным сообществом.

Даже без санкций иранская экономика испытывала серьёзное напряжение. Коррупция и ошибки в управлении, а также структурные и внешние проблемы, в частности, падение цен на нефть, дефицит воды, старение безработного населения, уже и так ослабляли рост экономики. А тот факт, что Китай и Россия присоединились к последнему раунду санкций, сделал позиции радикалов гораздо менее устойчивыми.

Сторонников жёсткой линии в Иране расстраивали переговоры, которые велись ещё недавно, но вчера их разочарование исчезло. Решение Трампа поставить под сомнение ядерное соглашение 2015 года, формально известное как «Совместный всеобъемлющий план действий», или сокращённо СВПД, стало для них неожиданной победой. Наиболее эффективные санкции уже отменены и вряд ли будут введены снова, однако консерваторы Ирана уже заработали политические очки, которые они смогут использовать против своих противников на родине.

Внутри Ирана мощная коалиция умеренных сил, состав которой варьируется от реформаторов и диссидентов до деятелей гражданского общества, уже давно выступает за внешнюю политику с акцентом на сотрудничестве. Влияние России вызывает у них беспокойство, а намерения Китая выглядят неясными, поэтому эти силы выступают за сохранение ориентации на Запад в экономических и политических связях. Умеренные предлагают проводить более ответственную внешнюю политику и действовать осторожней с ядерной программой страны. Они стремятся расширить связи с иранской диаспорой в надежде, что более тесные отношения помогут решить некоторые наиболее острые экономические проблемы Ирана.

Иранские умеренные понимали, что у ядерного соглашения, подписанного с международным сообществом, имелись недостатки. Но они всё равно его поддержали, надеясь с его помощью добиться большей свободы в своей стране. Президент Хасан Рухани дал знаменитое обещание создать внутреннюю версию этого соглашения, чтобы залечить политические раны Ирана и решить его экономические проблемы. Это обещание стало частью более широких планов Рухани, который стремится оспорить и ограничить власть «Корпуса стражей Исламской революции» (КСИР): эта власть опирается на контроль над значительными сегментами иранской экономики. Однако теперь, после решения Трампа, программа Рухани и всей коалиции умеренных сил оказалась под угрозой.

Большинство тех, кто поддерживал данное ядерное соглашение в США, также понимали его недостатки. Но они видели в нём шанс начать сотрудничество с иранцами, которые выступают против консервативных радикалов. Американцы, поддержавшие соглашение, считали, что энергичное иранское гражданское общество и социальные сети будут полезны для страны, и надеялись, что Иран, открытый для глобальных рынков, станет политически более либеральным.

Критики соглашения возражают, что Иран активно проводил испытания баллистических ракет даже после вступления в силу СВПД. Однако глупо полагать, что США смогут обуздать ядерную и региональную активность Ирана, если в одностороннем порядке выйдут из этого соглашения. Более того, главная цель договора – замедлить обогащение урана и прекратить ядерные испытания – оказалась, как видим, достигнута. Какими бы ни были проблемы Трампа с этим договором, стоит напомнить, что ни одна страна не может исправить то, что она отвергла. Отказ от СВПД будет лишь стимулировать иранский режим возобновить ту самую деятельность, которую данное соглашение было призвано сдержать и обуздать.

Негативное отношение Трампа к СВПД, скорее всего, будет стимулировать и другие формы оголтелого поведения. Одной из причин коварных планов иранских радикалов в регионе, в частности, их поддержки боевиков в Йемене, Палестине и Ливане, является убеждение в том, что конфронтация с США и Израилем неизбежна. Прокси-армии, подобные «Хезболле», с этой точки зрения, являются инструментом либо для сдерживания агрессии, либо для применения на случай начала битвы.

Да, иранские прокси не сложили оружие после заключения ядерного соглашения. Но напряжённость в отношениях с США реально уменьшилась. Сейчас же, после разворота Трампа, вновь повысилась вероятность конфронтации между Ираном и США, а это лишь усилит решимость иранских прокси-армий.

Иными словами, односторонняя отмена Америкой соглашения о СВПД является наихудшим из всех вариантов политических решений. Вне зависимости от того, что говорит Трамп, и в Иране, и в США есть масса людей, которые разделяют это мнение.

http://prosyn.org/RvocsWN/ru;

Handpicked to read next

  1. Chris J Ratcliffe/Getty Images

    The Brexit Surrender

    European Union leaders meeting in Brussels have given the go-ahead to talks with Britain on post-Brexit trade relations. But, as European Council President Donald Tusk has said, the most difficult challenge – forging a workable deal that secures broad political support on both sides – still lies ahead.

  2. The Great US Tax Debate

    ROBERT J. BARRO vs. JASON FURMAN & LAWRENCE H. SUMMERS on the impact of the GOP tax  overhaul.


    • Congressional Republicans are finalizing a tax-reform package that will reshape the business environment by lowering the corporate-tax rate and overhauling deductions. 

    • But will the plan's far-reaching changes provide the boost to investment and growth that its backers promise?


    ROBERT J. BARRO | How US Corporate Tax Reform Will Boost Growth

    JASON FURMAN & LAWRENCE H. SUMMERS | Robert Barro's Tax Reform Advocacy: A Response

  3. Murdoch's Last Stand?

    Rupert Murdoch’s sale of 21st Century Fox’s entertainment assets to Disney for $66 billion may mark the end of the media mogul’s career, which will long be remembered for its corrosive effect on democratic discourse on both sides of the Atlantic. 

    From enabling the rise of Donald Trump to hacking the telephone of a murdered British schoolgirl, Murdoch’s media empire has staked its success on stoking populist rage.

  4. Bank of England Leon Neal/Getty Images

    The Dangerous Delusion of Price Stability

    Since the hyperinflation of the 1970s, which central banks were right to combat by whatever means necessary, maintaining positive but low inflation has become a monetary-policy obsession. But, because the world economy has changed dramatically since then, central bankers have started to miss the monetary-policy forest for the trees.

  5. Harvard’s Jeffrey Frankel Measures the GOP’s Tax Plan

    Jeffrey Frankel, a professor at Harvard University’s Kennedy School of Government and a former member of President Bill Clinton’s Council of Economic Advisers, outlines the five criteria he uses to judge the efficacy of tax reform efforts. And in his view, the US Republicans’ most recent offering fails miserably.

  6. A box containing viles of human embryonic Stem Cell cultures Sandy Huffaker/Getty Images

    The Holy Grail of Genetic Engineering

    CRISPR-Cas – a gene-editing technique that is far more precise and efficient than any that has come before it – is poised to change the world. But ensuring that those changes are positive – helping to fight tumors and mosquito-borne illnesses, for example – will require scientists to apply the utmost caution.

  7. The Year Ahead 2018

    The world’s leading thinkers and policymakers examine what’s come apart in the past year, and anticipate what will define the year ahead.

    Order now