Skip to main content

Cookies and Privacy

We use cookies to improve your experience on our website. To find out more, read our updated Cookie policy, Privacy policy and Terms & Conditions

drew48_Win McNameeGetty Images_trumplookingdownsad Win McNamee/Getty Images

Импичмент-блюз

ВАШИНГТОН – В начатой процедуре импичмента президента США Дональда Трампа больше всего шокирует то, насколько она не соответствует конституционной серьёзности вопроса. Да, конечно, некоторые демократы в Палате представителей, в частности Адам Шифф из Калифорнии, председатель Комитета по разведке, выглядят действительно понимающими серьёзность стоящей перед ними задачи. Но большинство республиканцев, подзуживаемых Трампом, который часто жалуется на то, что они недостаточно ему помогают, превратились в участников миссии «найти и уничтожить». Спикер Палаты представителей Нэнси Пелоси, долгое время отказывавшаяся начинать процедуру импичмента, летом потеряла контроль над своей фракцией в этом вопросе и в итоге оказалась там, где боялась оказаться: в центре жестокой межпартийной схватки.

Рискуя создать неудачный прецедент (а именно, позволить остаться безнаказанными другим многочисленным случаям злоупотребления властью Трампом), Пелоси сузила расследование по делу об импичменте теми президентскими деяниями, для которых имеются адекватные доказательства и которые, как полагает она и её демократические союзники, американская публика сможет легко понять. А это значит, что у Трампа и его союзников появилась очень ограниченная мишень, по которой им надо стрелять.

Внимание расследования сосредоточилось на том факте, что Трамп задержал выделение одобренных Конгрессом $391 млн в качестве военной помощи Украине и предложил перспективу встречи в Белом доме, которой очень желал новый украинский президент Владимир Зеленский. В обмен Трамп с сообщниками потребовал политических услуг, которые бы помогли им на выборах 2020 года в США. В частности, они хотели, чтобы Украина провела расследование против сына бывшего вице-президента Джо Байдена, Хантера, который весьма неразумно согласился занять прибыльное место в совете директоров украинской газовой компании в тот момент, когда его отец отвечал за украинскую политику. (Оба Байдена отрицают нарушения, и – пока что – никаких нарушений не было обнаружено).

Хотя демократы, конечно, испытывают сильные чувства по поводу Трампа, в последнее время они пытались придерживаться официального тона. Например, когда в сентябре Пелоси объявила о начала расследования в рамках процедуры импичмента, она передала этот вопрос в руки уравновешенного, трезвомыслящего Шиффа, забрав его у настроенного откровенно партийно Юридического комитета Палаты, который возглавляет более слабый председатель (Джеррольд Надлер из Нью-Йорка).

Хотя в это трудно поверить, но после этого настал период сравнительной тишины, пока Комитет по разведке собирал показания за закрытыми дверьми. Ситуация изменится уже на этой неделе, когда начнутся публичные слушания. С целью гарантировать, что их сторона достаточна жестка в отношении свидетелей, лидеры республиканцев включили в состав Комитета по разведке неугомонного депутата Джима Джордана из Огайо.

Результатом закрытых слушаний (для расследований они не являются чем-то необычным, а кроме того, в отличие от случаев с президентами Ричардом Никсоном и Биллом Клинтоном, сейчас нет специального прокурора, который бы вёл это расследование) стало появление сильных аргументов против Трампа. Отчасти это объясняется тем, что подобный формат более продуктивен: когда нет телекамер, члены комитета ничего не выигрывают, если начинают рисоваться и вести себя резко. Впрочем, самым важным фактором (не имеющим современных прецедентов) стала смелая готовность целого ряда беспартийных госслужащих достаточно высокого уровня (большинство из них – это карьерные дипломаты) не подчиниться Белому дому, который запретил им появляться на слушаниях. Они рисковали своей карьерой, представ перед комитетом Палаты. А некоторым ради этого пришлось уволиться.

Subscribe now
ps subscription image no tote bag no discount

Subscribe now

Subscribe today and get unlimited access to OnPoint, the Big Picture, the PS archive of more than 14,000 commentaries, and our annual magazine, for less than $2 a week.

SUBSCRIBE

Трамп, который практически ничего не понимает в управлении страной, допустил большую ошибку, практически с самого начала своего президентства устроив атаку на карьерных госслужащих. Он недооценил – или просто не мог вообразить себе – представления о чести у людей, которые могли бы зарабатывать больше в частном секторе, но верят в госслужбу. И он ещё сильнее ухудшил положение для себя и для правительства, создав теневую группу с целью навязать президенту Украину решения, минуя «этих бюрократов». Эту группу возглавил Руди Джулиани, странным образом потерявший сейчас контроль над собой; когда-то он был вызывавшим восхищение мэром Нью-Йорка, а теперь превратился в смутьяна-фрилансера, который служит личным адвокатом Трампа.

Подобные бесконтрольные неофициальные операции – будь это никсоновские «Водопроводчики Белого дома» или скандал «Иран-контрас» во время администрации Рональда Рейгана – обычно заканчиваются бедой. Я освещала импичмент Никсона, и, хотят Трамп теоретически виновен в более серьёзных преступлениях, есть одно поразительное сходство: они оба столкнулись с глубочайшими проблемами, не сумев понять, что у стремления к мести политическим противникам должны быть пределы.

Внезапное увольнение в мае Мари Йованович, заслуженного дипломата и крайне уважаемого посла США на Украине, которая пыталась заблокировать политическое вмешательство Джулиани (ей приказали – без объяснений – улететь ближайшим самолетом), серьёзно расстроило и так уже деморализованную бюрократию Госдепартамента. Госсекретарь Майк Помпео, чьи плохо скрываемые политические амбиции заставляют его сохранять близость к Трампу, просто отказалась защищать её.

Конгрессмены-республиканцы могут увидеть в меморандуме о печально знаменитом телефонном разговоре 25 июля с Зеленским, что Трамп требовал от украинского коллеги предпринять политические выгодные ему действия. Многие также знают, что приостановка выделения одобренной Конгрессом помощи Украине, вероятно, представляет собой злоупотребление властью, а это нарушение, караемой импичментом. Однако республиканцы, отчаянно желая защитить президента, бросаются от одного неудачного варианта защиты к другому.

В качестве отвлекающего манёвра они пытаются очернить и даже раскрыть личность анонимного информатора, чей доклад спровоцировал начало импичмента. Например, Трамп недавно кричал представителям прессы, собравшимся на лужайке у Белого дома, что все обвинения этого анонима являются «ложью», хотя в целом они были подтверждены свидетелями, выступавшими перед комитетами Палаты. Раскрытие имени анонима – среди прочих это попытался сделать Дональд Трамп-младший – может считаться федеральным преступлением (за одним исключением: если это сделал сам президент), а кроме того, оно может поставить под угрозу жизнь этого человека.

Хотя в республиканском фронте появляются некоторые трещины, Трамп пока что, похоже, сохраняет контроль над партией. Он утверждает, что, если бы не он, республиканцы проиграли бы на президентских выборах 2016 года, и поэтому теперь они обязаны ему феодальной верностью. Кроме того, он предлагает помощь сенаторам-республиканцам, стремящимся к переизбранию в 2020 году, в первую очередь, лидеру сенатского большинства Митчу Макконнеллу (потеря республиканцами четырёх мест в Сенате приведёт к тому, что демократы получат там контроль). Некоторые крупнейшие мероприятия по сбору средств, естественно, пройдут в вашингтонском отеле Trump International. Как минимум один эксперт по этике уже заявил, что предвыборные взносы Трамп в кампанию сенаторов накануне голосования об импичменте могут быть классифицированы как «взятка» (а это ещё одно нарушение, караемой импичментом).

Уверенность Трампа в собственных инстинктах растёт, и сейчас у него практически не осталось помощников, готовых оспаривать его идеи. Одновременно он всё сильнее возбуждается по поводу возможного импичмента в Палате. В результате, повышается импульсивность президента в сфере внешней политики, и в частности, это касается катастрофы в Сирии.

Почти все американские президенты чтили свою конституционную обязанность – «заботится о надлежащем исполнении законов». Но Трамп, руководствующийся подходом «государство – это я», видит свою роль совершенно иначе. В результате, он столкнулся сегодня с самыми большими проблемами за всё время своего президентством.

https://prosyn.org/HULlh2jru;