5

Санкции и риск для доллара

КЕМБРИДЖ – Как США могут ответить на кибератаки со стороны иностранных держав или их доверенных лиц? Это проблема, с которой столкнулся Президент Барак Обама после сообщений о Российских хакерских атаках, в ходе недавнего избирательного цикла в Соединенных Штатах. Но речь идет не только о России или Обаме. Избранный Президент Дональд Трамп столкнется с той же проблемой. А хороших вариантов у него не так уж и много.

“Назвать и пристыдить” этого недостаточно, поскольку хакеры редко испытывают чувство реального стыда. Так же как уголовные обвинения – меры, ранее принятые против Китайских хакеров – вероятно, никого не доведут до суда. Вице-президент США Джозеф Байден предложил контратаку на российские компьютерные сети, но это могло бы спровоцировать эскалацию, уступая при этом моральное превосходство.

 1972 Hoover Dam

Trump and the End of the West?

As the US president-elect fills his administration, the direction of American policy is coming into focus. Project Syndicate contributors interpret what’s on the horizon.

Экономические санкции могут показаться простым и недорогим способом выразить неодобрение за иностранное хакерство; в случае России, могли бы быть ужесточены существующие санкции против крупнейших банков и ближайших соратников Президента России Владимира Путина. Но слишком частое применение санкций может иметь далеко идущие последствия, которые в конечном итоге снижают роль США в мировой экономике.

Две трети всех мировых резервов хранятся в долларах, а 88% всех валютных операций по всему миру включают доллары. Так, самым мощным санкционным инструментом Америки является ее способность блокировать криминальные или нечестные банки от проведения транзакций в американских долларах. Но каждый раз, когда США в одностороннем порядке ужесточают санкции против другой страны, они рискуют подорвать статус доллара как основной мировой резервной валюты, которая также могла бы сделать будущие санкции менее эффективными.

Безусловно, США могут нанести серьезный удар по террористическим организациям и наркобаронам, препятствуя их сделкам в долларах, но руководители легитимных банков бледнеют при одной мысли о потере доступа к доллару. Но когда санкции направлены на страну, их эффективность гораздо больше зависит от участия других стран, что может обеспечить им политический капитал.

Например, Американские санкции, в итоге, привели Иран за стол перегов��ров по ядерному соглашению; но санкции были эффективны только потому, что широкая международная коалиция, в конечном счете, поддержанная Советом Безопасности Организации Объединенных Наций, финансово изолировала Иран. Санкции США в отношении России, после аннексии последней в 2014 году Крыма, усилились случайным падением цен на нефть, а также введением аналогичных мер со стороны Европейского Союза, крупнейшего торгового партнера России. Без участия ЕС, санкции США были бы гораздо менее эффективными.

Но, хотя международные коалиции оказывают доверие к санкциям США, они в лучшем случае являются неустойчивыми и временными. Спустя лишь год после того, как было достигнуто Иранское соглашение, уже сложно себе представить, что Китай или Россия поддержат дальнейшие совместные действия против Ирана, даже если соглашение начнет разваливаться. Также, Европейские лидеры должны обновлять свои санкции против России каждые шесть месяцев, что означает, что они вряд ли сохранят свою эффективность, чтобы изменить политику Кремля.

Несмотря на очевидное взаимопонимание Трампа с Путиным, санкции США будут более долгосрочными. Даже когда в начале своего президентства Обама активно поддерживал вступление России во Всемирную торговую организацию, он должен был затратить значительный политический капитал только на то, чтобы отменить Поправку Джексона-Вэника 1974 года, которая обеспечивала более свободную эмиграцию Евреев из Советского Союза, как условие для нормальных торговых отношений. На этом этапе, провернуть другой дипломатический пересмотр будет сложно, если не невозможно.

Помимо формирования санкционных коалиций, США должны гарантировать, что они используют свое чрезмерное влияние на мировую финансовую систему для продвижения подлинно глобальных интересов. Мало кто будет спорить с тем, что наказание преступников и террористов является незаконным, даже если существуют разногласия по конкретным случаям. А до тех пор, пока использование финансовых санкций для продвижения всеобще согласованных глобальных усилий, таких как нераспространение ядерного оружия или защита общих принципов, таких как границы суверенитета, не всегда работают, это широко принятая тактика.

Но разницу между глобальными принципами и ключевыми национальными интересами часто каждый видит по-своему: то, что США считают оскорблением, может рассматриваться другими странами как сугубо частный интерес Америки.

Например, к Северной Корее испытывали мало симпатии, когда Обама в прошлом году ввел против нее санкции, в ответ на кибератаки против Sony Pictures. Но были ворчуны по поводу Американского вмешательства, когда в 2014 году, за нарушение санкций против Судана, Ирана и Кубы, США ударили по французскому банку BNP Paribas штрафом в размере $8,9 млрд, и временно отказали ему в проведении определенных сделок в долларах.

Подобным образом, хакерские атаки на политические организации США, в попытке сорвать американский демократический процесс, можно квалифицировать как поведение, которое все респектабельные страны должны отвергать. Однако некоторые наблюдатели, безусловно, характеризуют его как еще одну главу соперничества между двумя великими державами Россией и Соединенными Штатами.

Для США существуют явные риски, в случае если они слишком быстро поддадутся искушению заблокировать доступ к доллару в защиту интересов, которые кажутся эгоистичными или сугубо частными. Ответили бы США санкциями, если кибератака на Sony исходила от иностранного конкурента в коммерческом споре? Или, если атака проводились якобы в знак протеста против спорных политик США на Ближнем Востоке?

Fake news or real views Learn More

Все эти вызовы сложно осуществить, поэтому любая администрация США должна сделать паузу перед исключением отдельных людей, фирм и стран из долларовой торговой системы. Со временем, даже законные игроки будут искать альтернативные коммерческие и финансовые каналы, если они посчитают, что доступ к доллару является условным и не идет вразрез с интересами США.

Введение санкций кажется легким, безболезненным ответом на глобальное негодование, но это не так. США должны тщательно изучить каждое развертывание санкций, и убедиться, что они укрепляют доверие к Американскому руководству – и к доллару – а не вызывают сомнения.