Skip to main content

Cookies and Privacy

We use cookies to improve your experience on our website. To find out more, read our updated Cookie policy, Privacy policy and Terms & Conditions

roubini135_GettyImages_chinausflagsdirty Getty Images

Трамп сделает Китай снова великим

НЬЮ-ЙОРК – Финансовые рынки недавно обрадовались новости о том, что США и Китай достигли соглашения «первой фазы» с целью предотвратить дальнейшую эскалацию их двусторонней торговой войны. Однако в реальности здесь мало поводов для радости. В обмен на предварительное обязательство Китая покупать больше американской аграрной (и некоторой другой) продукции, а также на его умеренные уступки в вопросах, связанных с защитой прав интеллектуальной собственности и юанем, США согласились не вводить пошлины на китайский экспорт стоимостью $160 млрд, а также отменить некоторые из пошлин, введённых 1 сентября.

Хорошая новость для инвесторов в том, что это соглашение предотвратило введение новых пошлин, которые могли бы столкнуть американскую и мировую экономику в рецессию, а также обвалить глобальные фондовые рынки. Плохая новость в том, что это соглашение представляет собой всего лишь очередное временное перемирие, заключённое на фоне продолжающегося широкого стратегического соперничества, которое охватывает торговлю, технологии, инвестиции, валюту, а также геополитику. Сохраняются высокие пошлины, введённые ранее, при этом эскалация конфликта вполне может возобновиться, если любая из сторон начнёт увиливать от своих обязательств.

В результате, масштабный разрыв связей между Китаем и США в дальнейшем, скорее всего, будет усиливаться, прежде всего, в технологическом секторе. Америка считает стремление Китая достичь автономности, а затем и превосходства в передовых технологиях (искусственный интеллект, сети 5G, робототехника, автоматизация, биотехнологии, беспилотные автомобили) угрозой для своей экономической и национальной безопасности. США уже включили компанию Huawei (лидера в технологиях 5G) и другие китайские технологические фирмы в чёрный список и будут продолжать свои попытки остановить подъём китайской технологической индустрии.

Трансграничные потоки данных и информации также будут ограничиваться, усиливая опасения по поводу возможного раздела Интернета между США и Китаем (так называемый «сплинтернет»). Из-за усиления контроля со стороны США объём прямых иностранных инвестиций из Китая в Америку уже рухнул на 80% по сравнению с уровнем 2017 года. Но сегодня существуют новые законодательные инициативы, которые угрожают закрытием американских публичных пенсионных фондов для инвестиций со стороны китайских фирм, ограничением китайских венчурных инвестиций в США, а также принуждением некоторых китайских компаний к исключению своих акций из листинга фондовых бирж США.

Кроме того, в США нарастает подозрительность к находящимся в стране китайским студентам и учёным, у которых имеется возможность воровать американские технологические ноу-хау или заниматься откровенным шпионажем. Китай, со своей стороны, будет всё активней стремиться обойти контролируемую США международную финансовую систему и защищаться от американских попыток применять доллар в качестве оружия. С этой целью Китай может планировать запуск суверенной цифровой валюты или же создание альтернативы «Обществу всемирных межбанковских финансовых телекоммуникаций» (SWIFT) – системе трансграничных платежей, контролируемой Западом. Он может также попытаться вывести на международный уровень системы Alipay и WeChat Pay – продвинутые цифровые платёжные платформы, которые уже заменили большинство транзакций наличными внутри Китая.

Во всех этих сферах последние события позволяют сделать вывод о широком сдвиге в китайско-американских отношениях в сторону деглобализации, экономической и финансовой фрагментации, а также балканизации производственных цепочек. «Стратегия национальной безопасности», утверждённая Белым домом в 2017 году, а также принятая в 2018 году «Национальная оборонная стратегия США» называют Китай «стратегическим конкурентом», которого следует сдерживать. Противоречия в сфере безопасности между этими двумя странами распространяются по всей Азии – от Гонконга и Тайваня до Восточно- и Южно-Китайского морей. США опасаются, что председатель КНР Си Цзиньпин, отвергнув совет своего предшественника Дэн Сяопина «скрывай свою силу и жди своего времени», выбрал стратегию агрессивного экспансионизма. А Китай опасается, что Америка пытается остановить его рост и игнорирует его законные опасения, связанные с безопасностью в Азии.

Subscribe now
Bundle2020_web

Subscribe now

Subscribe today and get unlimited access to OnPoint, the Big Picture, the PS archive of more than 14,000 commentaries, and our annual magazine, for less than $2 a week.

SUBSCRIBE

Ещё предстоит увидеть, как именно будет развиваться это соперничество. Безудержная стратегическая конкуренция, почти несомненно, приведёт со временем к превращению холодной войны в горячую – с катастрофическим последствиями для всего мира. Впрочем, есть один очевидный факт: ошибочность старого западного консенсуса, согласно которому принятие Китая во Всемирную торговую организацию и содействие росту его экономики должно было заставить эту страну превратиться в более открытое общество с более свободной и справедливой экономикой. В реальности же под руководством Си Цзиньпина Китай создал оруэлловское государство тотальной слежки и повысил ставки на такую форму государственного капитализма, которая не соответствует принципам свободной и справедливой торговли. Сегодня эта страна использует своё растущее богатство, чтобы накачивать военные мускулы и оказывать влияние на всю Азию и на весь мир.

Вопрос, следовательно, в следующем: существуют ли разумные альтернативы эскалации холодной войны? Некоторые западные комментаторы, например, бывший премьер-министр Австралии Кевин Радд, отстаивают идею «управляемого стратегического соперничества». Другие говорят о выстраивании китайско-американских отношений вокруг концепции «конкурентного сотрудничества» («co-opetition»). Фарид Закария, ведущий программы CNN, тоже рекомендует США проводить одновременно политику взаимодействия и сдерживания в отношении Китая. Однако всё это вариации одной и той же идеи: китайско-американские отношения должны состоять из сотрудничества в одних сферах (особенно в тех, которые касаются глобальных общественных благ, таких как климат, международная торговля и финансы) и одновременно предусматривать конструктивную конкуренцию в других.

Проблема, естественно, в президенте США Дональде Трампе, который, похоже, не понимает, что «управляемая стратегическая конкуренция» с Китаем требует добросовестного взаимодействия и сотрудничества с другими странами. Для успеха Америке нужно тесно работать с союзниками и партнёрами, чтобы привести свою модель открытого общества и открытой экономики в соответствие с требованиями XXI века. Западу может не нравиться авторитарный государственный капитализм Китая, однако ему следует привести в порядок собственный дом. Западным странам нужно провести как экономические реформы для снижения неравенства и предотвращения наносящих большой вред финансовых кризисов, так и политические реформы, призванные остановить популистский натиск на глобализацию и укрепить принципы верховенства закона.

К сожалению, нынешняя американская администрация не обладает подобным стратегическим видением. Настроенный действовать протекционистски, односторонне и  антилиберально Трамп явно предпочитает антагонизацию с друзьями и союзниками Америки. Это ведёт к расколу Запада, который оказывается плохо подготовлен к выполнению задачи защиты и реформирования либерального мирового порядка, им же самим и созданного. Наверное, китайцы предпочтут, чтобы Трамп был переизбран в 2020 году. В краткосрочном плане Трамп им, может быть, и неудобен, но, если дать ему достаточно времени на посту президенту, он сможет разрушить стратегические альянсы, формирующие основу американской мягкой и жёсткой силы. Подобно «маньчжурскому кандидату», но только в реальной жизни, Трамп «сделает Китай снова великим».

https://prosyn.org/v4UBoIIru;
  1. guriev24_ Peter KovalevTASS via Getty Images_putin broadcast Peter Kovalev/TASS via Getty Images

    Putin’s Meaningless Coup

    Sergei Guriev

    The message of Vladimir Putin’s call in his recent state-of-the-nation speech for a constitutional overhaul is not that the Russian regime is going to be transformed; it isn’t. Rather, the message is that Putin knows his regime is on the wrong side of history – and he is dead set on keeping it there.

    1