Skip to main content

Cookies and Privacy

We use cookies to improve your experience on our website. To find out more, read our updated Cookie policy, Privacy policy and Terms & Conditions

reedlangen1_TOLGA AKMENAFPGetty Images_westminster Tolga Akmen/AFP/Getty Images

Конституционные защитники Британии наносят ответный удар

ЛОНДОН – Как прекрасно сказал судья Верховного суда США Роберт Х. Джексон, Конституция США не является “пактом о самоубийстве”. Однако для британского Премьер-министра Бориса Джонсона некодифицированная конституция Соединенного Королевства все же может оказаться таковой – по крайней мере, для его политической карьеры. После единогласного решения британского Верховного суда о том, что Джонсон действовал незаконно в объявлении пророгации (приостановлении) работы Парламента в начале этого месяца, пребывание Джонсона на посту британского лидера оказалось под серьезной угрозой.

Постановление было принято в тот момент, когда весь западный мир раздирает конституционный переворот, спровоцированный популистскими лидерами, которые разожгли конфликт между верховенством закона и правлением “народа”, чья воля была определена популистским лидером. Популистские правительства по обе стороны Атлантики порвали с конституционными традициями и конвенциями, отказавшись от прецедента, чтобы воспользоваться любым возможным преимуществом, как стремился сделать Джонсон при пророгации Парламента.

Вопрос заседания парламента редко когда оспаривался. В обычных условиях, правительство контролирует явное большинство в Палате общин и может протолкнуть свою законодательную повестку дня. Но в стремлении приостановить работу Парламента на пять недель, а не на обычные 4-5 дней, было донельзя очевидно, что пророгация Джонсона не была нормальной. Джонсон, Премьер-министр, который не всегда правдив, неумело пытался утверждать, что пятинедельный период был связан с обычным сентябрьским перерывом в работе Парламента, когда основные политические партии проводят свои конференции. Но Джонсон, очевидно, был сосредоточен на том, чтобы минимизировать возможность Парламента помешать его борьбе за выход из Европейского союза без сделки.

С чисто политической точки зрения было бы разумно, чтобы Верховный суд счел отсрочку законной. В конце концов, пророгация является номинальной прерогативой исполнительной власти. И все же, если бы Суд санкционировал действия Джонсона, он оставил бы зияющую дыру в законе, предоставив как этому, так и любому будущему правительству возможность роспуска Парламента в любой момент, когда оно пожелает, и на сколько пожелает. Это изменило бы конституцию Британии, которая основана на принципе парламентского суверенитета.

После преобразования Британии в конституционную монархию четыре столетия назад, суды настороженно относились к предоставлению исполнительной власти, будь то наследственному монарху или избранному правительству, неограниченной власти. В Деле о прокламации, рассмотренном в 1610 году и цитируемом Верховным судом в его решении отменить действия Джонсона, Суд королевской скамьи постановил, что “у короля нет прерогативы, а лишь то, что ему позволяет закон страны”. Поэтому исполнительная власть должна использовать прерогативную власть в пределах своих “правовых рамок” и определение того, где лежат эти пределы является законной территорией судов.

Вместо того, чтобы толковать парламентский суверенитет как означающий лишь то, что “законы, принятые Короной в парламенте, являются ... высшими”, Верховный суд постановил, что законодательному органу необходимо привлечь исполнительную власть к ответственности. Этот конституционный принцип, по мнению суда, заключается в том, каким образом “политика исполнительной власти подвергается рассмотрению представителями электората ... и как граждане защищены от произвольного осуществления исполнительной власти”.

Subscribe now
ps subscription image no tote bag no discount

Subscribe now

Subscribe today and get unlimited access to OnPoint, the Big Picture, the PS archive of more than 14,000 commentaries, and our annual magazine, for less than $2 a week.

SUBSCRIBE

С этой точки зрения решение вряд ли кажется спорным. Несмотря на то, что парламентская ответственность никогда ранее не признавалась в качестве самостоятельного конституционного принципа, это является естественным последствием суверенитета Парламента. Если бы у правительства была возможность распустить Парламент по своей прихоти, этот суверенитет был бы сведен к любым возможностям, которые он мог бы урвать для принятия законов, тогда как исполнительная власть могла бы выбрать грубое обхождение с электоратом и своими представителями.

Как только этот порог судебной ответственности будет преодолен, шансы на то, что Верховный суд сочтет пророгацию Джонсона законной, будут ничтожны. Правительство не смогло представить какой-либо четкой причины для объявления вынужденных каникул. Вместо этого, суду было представлено множество косвенных доказательств, начиная с отсутствия свидетельских показаний, объясняющих необходимость пророгации, и заканчивая ее исключительной продолжительностью. Было много чего, чтобы подвергнуть правительство сомнению, и недостаточно, чтобы его оправдать.

Однако, в своем заключении, что пророгация была незаконной, Верховный суд отступил от аргументации Шотландского Сессионного суда, который ранее постановил, что вынужденные каникулы в работе Парламента были незаконными из-за намерений Джонсона, при получении согласия королевы. Джонсон намеревался заблокировать Парламент, и поэтому солгал Королеве о причине пророгации. Верховный суд обошел эту скользкую ситуацию, сосредоточившись вместо этого на эффекте пророгации: вмешательстве в принцип конституционной ответственности.

Важно отметить, что суд признал, что это была территория, на которую он вступит лишь при исключительных обстоятельствах. Правительство должно предоставить причины, однако, при рассмотрении этих причин суд предоставит им “большую свободу”. И в этом случае, правительство было погублено своей собственной ложью. Суд не может предоставить свободу каким-либо причинам, поскольку никаких причин не было или не могло быть. Поэтому, столкнувшись с необоснованным вмешательством в основополагающий конституционный принцип, у суда не было иного выбора, кроме как признать его недействительным.

Парламент Великобритании и Верховный суд теперь должны рассматриваться в качестве авангарда по сопротивлению популизму. Вместо того, чтобы подчиняться какому-то вымышленному “волеизъявлению народа”, эти институты подчеркивают, что некоторые принципы выходят за рамки мажоритарных капризов. Консервативные члены Парламента, такие как Кен Кларк и Доминик Грив, которые были готовы пожертвовать своей политической карьерой, чтобы ограничить необоснованные требования правительства, олицетворяют необходимость ставить такие принципы впереди партийной лояльности.

Отмена пророгации Джонсона была экстраординарной, но в тоже время, конституционно правильной и необходимой. Те, кто уважает конституции и ценности, которые лежат в их основе, защищая их должны проявлять бдительность и решительность. В этом также заключается урок для политических и судебных институтов США, особенно для тех республиканцев, которые продолжают демонстрировать большую лояльность по отношению к своему политическому клану, чем к своей стране.

https://prosyn.org/THr3vyaru;
  1. haass107_JUNG YEON-JEAFP via Getty Images_northkoreanuclearmissile Jung Yeon-Je/AFP via Getty Images

    The Coming Nuclear Crises

    Richard N. Haass

    We are entering a new and dangerous period in which nuclear competition or even use of nuclear weapons could again become the greatest threat to global stability. Less certain is whether today’s leaders are up to meeting this emerging challenge.

    0