7

Трамп и международная валютная система

ГОНКОНГ – Трудно понять, что именно будет делать будущий президент США Дональд Трамп, когда в январе вступит в должность. Но почти гарантированно он займётся снижением налогов и повышением инфраструктурных расходов. По этой причине финансовые рынки ожидают ускорения экономического роста в США. Подобные настроения способствуют укреплению курса доллара по отношению к большинству других валют, включая юань, и провоцируют бегство капитала из развивающихся стран.

Несмотря на клятвенное обещание Трампа ввести пошлины на импорт из Китая, укрепившийся доллар будет вредить конкурентоспособности Америки в международной торговле. Ведь ещё в июне, согласно расчётам Международного валютного фонда, доллар был переоценён на 10-20%.

Но это не всё. Считается, что международная торговля является главным двигателем валютных курсов (они должны повышаться или понижаться для корректировки внешних дисбалансов государства), однако масштабы движения капиталов достигли такой степени, что их роль в определении валютных курсов стала сейчас более значительной. В этом контексте рыночный оптимизм по поводу американского роста может привести к дальнейшему увеличению дисбалансов и, возможно, к сбоям в международной валютной системе.

В 2010 году бывший управляющий Банком Англии Мервин Кинг использовал таблицу игры судоку для описания дисбалансов в глобальных сбережениях, подчеркнув, что числа в этой таблице нельзя выбирать произвольно. Например, если все страны хотят достичь состояния полной занятости, а страны с высоким уровнем сбережений стремятся к профициту во внешней торговле, тогда страны с низким уровнем сбережений не смогут поставить себе цель снизить внешнеторговый дефицит. Тем самым, когда бывший председатель ФРС США Бен Бернанке возлагал вину за потерю монетарного контроля в США на страны с «избытком сбережений», он в чём-то был прав – по крайней мере, в отношении торговых потоков.