20

Образование – это вопрос безопасности

ЛОНДОН - В ноябре месяце, я говорил на Совете Безопасности Организации Объединенных Наций в первый раз за последние 13 лет. Меня поразило, как изменилось настроение за эти года. В сентябре 2000, мир казался иным. Мы пытались сформулировать новый порядок безопасности в десятилетие после падения Берлинской стены. Конечно, были и проблемы. Но атмосфера была легкой, даже положительной, когда мы обсуждали предстоящее искоренение нищеты в развивающихся странах.

На этот раз, настроение было серьезным. А первые дни нового 2014 года сделали его все более темным. Если пройтись по новостям за каждый день, вы найдете истории терроризма и насилия, совершенные во имя ложного понимания той или иной религии. Некоторые из них совершены негосударственными субъектами, а некоторые из них государственными субъектами, но все это совершается в контексте разделения и конфликта, которые определяются различиями религиозной веры.

Erdogan

Whither Turkey?

Sinan Ülgen engages the views of Carl Bildt, Dani Rodrik, Marietje Schaake, and others on the future of one of the world’s most strategically important countries in the aftermath of July’s failed coup.

Идет новая борьба за двадцать первый век. Нам не выиграть эту войну, если мы не будем бороться с ее коренными причинами, а также ее ужасными последствиями.

В сегодняшнем мире, по дуге, которая простирается от Дальнего Востока к Ближнему Востоку, и на улицы городов в Европе и Соединенных Штатах, мы сталкиваемся с несчастьем, которое овладело невинными жизнями, навсегда изменило общины и сопутствовало дестабилизации стран. Это угроза, которая постоянно развивается, растет, и мутирует, чтобы противостоять нашей борьбе против нее.

У экстремистов, распространяющих это насилие, есть сети охвата молодежи и понимание силы образования, будь то в официальном или неофициальном порядке. Экстремисты заполняют молодые умы верой в то, что любой, кто не согласен с ним является врагом: и он не только их враг, а враг Божий.

Дебаты на тему безопасности по понятным причинам часто сконцентрированы на последствия таких несчастий. После нападения государства рассматривают немедленные меры безопасности. Начинается охота на террористов. А затем, мы возвращаемся к нашей повседневной жизни, до того времени, пока это не случится опять.

Но долговременные изменения зависят от решения коренных причин экстремизма. Конечно политика играет свою роль. И экстремисты хороши в нападениях на политические обиды. Но земля, в которой они сеют семена ненависти оплодотворяется лишь невежеством.

Именно поэтому мы должны начать думать о образовании с точки зрения безопасности.

Экстремисты оправдывают убийство во имя Бога. Это непристойное извращение правильной религиозной веры. И это представляет собой большую угрозу, как и тем вредом, который наносится прямо на невинных людей, так и повреждающим разделением и сектантством, который питается косвенно. Каждое убийство является человеческой трагедией. Более того, это также вызывает цепную реакцию горечи и ненависти. Существует реальная опасность того, что в общинах, страдающих от такого экстремизма, находится и страх, который парализует нормальную жизнь и толкает людей друг от друга.

Глобализация усиливает и умножает подобный экстремизм. Вне зависимости от границ, он может возникать в любом месте на земле. На сегодняшний день, мы более связаны, чем в любой иной момент в человеческой истории, и все больше и больше людей вступают в контакт с теми, кто отличается от них. Таким образом, необходимость уважать соседа, который не нравится вам, становится гораздо больше, но шансы определения его лишь как врага также больше.

И это не только о исламском экстремизме. Есть экстремистские акты, совершенные против мусульман из-за их религии, и сегодня есть фанатичные христиане, евреи, индусы, и буддисты, которые уродуют истинную природу своей веры.

Именно поэтому образование в двадцать первом веке является проблемой безопасности для всех нас. Задача состоит в том, чтобы показать молодым людям, которые могут подвергаться обращениям от террористов, что есть лучший путь к тому чтобы, их голос был услышан, и более осмысленный путь к двухстороннему пониманию с миром.

Есть и хорошие новости: мы знаем как этого добиться. Мною начатый фонд “Faith Foundation”, это лишь один из многих примеров. Наша школьная программа способствует межкультурному диалогу между студентами в возрасте 12-17 по всему миру. Доходя до студентов в более чем 20 странах, наша программа соединяет студентов через защищенный веб-сайт, где они взаимодействуют с иными учениками в рамках своих классов и под руководством квалифицированных преподавателей.

Через видеоконференции, студенты обсуждают глобальные проблемы со стороны различных вер и убеждений. Они получают навыки диалога, необходимые для предотвращения конфликтов, ломая религиозные и культурные стереотипы. Для школ в беднейших районах, мы используем специальные меры, потому что они не могут получить доступ к Интернету сами.

Надо отметить, что мы всего лишь одни в море подобных организаций. Но теперь у нас есть опыт в более чем тысячи школ: более 50,000 студентов окончили наши школы, и мы работаем в таких странах как Пакистан, Индия, США, Иордания, Египет, Канада, Италия, Филиппины и Индонезия. Я имел честь быть свидетелем того, как эти студенты обретают легкость понимания других культур, вер и убеждений, которые вдохновляют так много людей во всем мире.

Есть много других фантастических примеров такого рода работы. Но им не хватает ресурсов, понимания и поддержки в том, чем они занимаются.

Мы должны мобилизоваться, чтобы победить экстремизм. И мы должны действовать на глобальном масштабе. Все правительства должны серьезно отнестись к своей ответственности в воспитании молодежи к принятию и уважению людей из разных вероисповеданий и культур.

Support Project Syndicate’s mission

Project Syndicate needs your help to provide readers everywhere equal access to the ideas and debates shaping their lives.

Learn more

Нет ни одной проблемы, которая более актуальна. Существует реальная опасность того, что религиозный конфликт заменяет идеологически основанную борьбу прошлого века в столь же разрушительной форме.

Мы ответственны за то, чтобы показать людям, что у нас есть идея получше, чем у экстремистов: идея, что нужно учиться у друг друга и жить друг с другом. И это должно быть основной частью образования молодых людей.