An activist with a mask of Kim Jong-un marches with a model of a nuclear rocket Adam Berry/Getty Images

Проверяемый путь к ядерному разоружению

ВАШИНГТОН – Пока официальные лица США и КНДР готовятся к саммиту 12 июня между Дональдом Трампом и Ким Чен Ыном, ядерные эксперты должны договориться по очень важному вопросу: если Ким обязуется ликвидировать свой ядерный арсенал, как мир сможет убедиться в том, что он выполняет эти обязательства?

Нет сомнений в том, что Северная Корея бросает уникальный вызов режиму ядерного нераспространения, а политические условия для прогресса в деле глобального разоружения весьма различаются. Тем не менее, технические аспекты проверки факта уничтожения ядерной боеголовки везде одинаковы. Для достижения консенсуса по вопросу о том, как сократить мировые арсеналы ядерного оружия, может потребоваться ещё долгое время, но уже сейчас пора начинать подготовку к тому дню, когда разоружение – в КНДР или других странах – окажется на повестке дня.

На протяжении почти четырёх лет «Международное партнёрство по вопросам проверки ядерного разоружения» (IPNDV) работало над совершенствованием процесса ликвидации оружия. Будучи сопредседателями рабочей группы IPNDV, мы сотрудничали с экспертами из более 25 стран, как обладающих, так и не обладающих ядерным оружием, с целью создать формулы, технологии и экспертизу, которые помогут в реализации будущих соглашений о разоружении.

В конечном итоге, цель этого партнёрства заключается в том, чтобы устранить пробелы в мониторинге и методах проверки уничтожения ядерного оружия. Наша работа до сих пор фокусировалась на четырёх ключевых направлениях.

Во-первых, несмотря на десятилетия опыта стратегических соглашений о контроле над вооружениями, а также одностороннего разоружения, у международного сообщества до сих пор нет стандартизированного способа гарантировать, что страна, заявляющая о разоружении, реально его проводит. Например, предыдущие договоры в сериях ОСВ и СНВ о сокращении американских и советских (или российских) арсеналов была нацелены на ограничение количества ядерных боеголовок, размещённых на бомбардировщиках, ракетах и подводных лодках. Инспекторы проверяли арсеналы этих систем доставки, но не сами боеголовки. Это по-прежнему самый большой пробел, который будет вызывать ещё больше споров, по мере сокращения количества вооружений и повышения необходимости в усилении проверок.

Далее, мир требует более диверсифицированного состава «проверяющих», чтобы создать доверие в процессе разоружения. На пике Холодной войны двумя главными ядерными государствами были СССР и США: на них приходилась львиная доля из существовавших тогда 70 тысяч боеголовок. И хотя России и США до сих пор принадлежит подавляющее большинство из примерно 14-15 тысяч ядерных боеголовок в мире, работа над сокращением арсеналов стала более сложным процессом, поскольку число ядерных стран возросло. В-третьих, поскольку запасы ядерного оружия по-прежнему слишком высоки, более качественный режим проверок может способствовать появлению политической воли к его дальнейшему сокращению. Чем меньше будет число боеголовок, тем более важными будут становиться проверки. При приближении числа боеголовок к нулю такие проверки приобретут абсолютно критическое значение.

What do you think?

Help us improve On Point by taking this short survey.

Take survey

Наконец, политики, несомненно, будут предъявлять требования, касающиеся проверок в ходе будущих переговоров о разоружении, поэтому убедительные ответы на эти требования, причём подтверждаемые качественными техническими доказательствами, будут крайне важны, чтобы развеять страхи по поводу возможного обмана.

С тех пор как в 2014 году было основано партнёрство IPNDV, наши члены изучали наиболее сложные технические аспекты процесса проверки ядерного разоружения. Один из ключевых вопросов, который мы стремились решить: как привлечь к этому процессу страны, не имеющие ядерного оружия. Наша работа на этом направлении продолжается, но, по сути, мы разрабатываем систему «проверки вслепую», когда государства и инспекторы, которые не имеют возможность непосредственно наблюдать за процессом уничтожения, тем не менее, могут получить гарантии, что оно было проведено в соответствии с согласованными процедурами.

Среди других проблем, над решением которых мы работаем: долгосрочное отслеживание оружия, которое может заменяться или обновляться, а также ликвидация пробелов на стадии документирования его ликвидации. Какими могут быть гарантии, что инструменты проверки отвечают требованиям безопасности на объектах с ядерным оружием? Как процесс проверки может обеспечить тот высокий уровень гарантий, который требуется государствами, если количество ядерного оружия приближается к нулю?

Наша работа происходит не в вакууме. Стороны «Договора о нераспространении ядерного оружия» (ДНЯО) встречаются раз в пять лет, чтобы оценить эффективность этого договора, и, как правило, прогресс в сфере ядерного разоружения оказывается слабым местом. Рекомендации IPNDV никогда не заменят переговоры с участием государств, обладающих ядерным оружием, но мы уверены, что они позволят улучшить перспективы достижения поставленной в ДНЯО цели глобального ядерного разоружения.

Ядерное разоружение вызывает множество вопросов, связанных с мониторингом и проверками, но огромный масштаб задачи не является оправданием для бездействия. Со временем встречный политический ветер утихнет, и процесс ядерного разоружения возобновится. И когда это произойдёт, у мира уже должны быть готовы технические решения, гарантирующие доверие к обещаниям ядерных стран.

http://prosyn.org/WfZVkba/ru;

Cookies and Privacy

We use cookies to improve your experience on our website. To find out more, read our updated cookie policy and privacy policy.